популярное


«Кувандыкский завод КПО «Долина» - причастность к Великой ПобедеСамым знаменательным событием в том числе и для «Кувандыкского завода КПО «Долина» , является день Победы в Великой Отечественной войне. Ветеранов войны и тружеников тыла, которые работали на нашем предприятии, осталось 37 человек. Ежегодно, и этот юбилейный год не был исключением, начиная с начала мая, все наши ветераны получили поздравительные конверты от предприятия. У некоторых из них были взяты интервью и запечатлены на видеокамеру для истории. Это Дивицкий Аркадий Николаевич, Леонова Клавдия Григорьевна, Сабангулов Гайзулла Саффич, Корнев Петр Иванович, Гниломедов Василий Алексеевич.


Творчество столичных деятелей литературы и искусства в период эвакуации в ПоволжьеВ восточные регионы страны из прифронтовых районов направлялся гигантский поток людей, промышленного оборудования, материальных и культурных ценностей. За июнь– декабрь 1941 г. на восток РСФСР были переправлены 1523 промышленных предприятия, 1,5 млн вагонов с оборудованием, сырьем, топливом, эвакуировано 17 млн человек. Среди них много творческих коллективов, видных деятелей культуры. Только за осень 1941 г., основные тыловые регионы страны (Поволжье, Урал, Западная и Восточная Сибирь, Средняя Азия, Северный Казахстан) приняли 60 ведущих российских театров, более 500 членов ССП, 189 композиторов и 754 художника Москвы, Ленинграда, Украины.


НКИ в годы Великой Отечественной воины и послевоенное восстановлениеГоды эвакуации были годами тяжелых лишений и их преодолений, годами предельного напряжения сил, выполнения коллективом института своего патриотического долга. Институт - высшее учебное заведение - был сохранен. Всего за эти пять военных лет (1941-1945 гг.) Николаевский кораблестроительный институт выпустил 477 специалистов (из них 157 кораблестроителей, 225 механиков, 95 технологов). Это были годы напряженной борьбы коллектива за сохранение института, за выпуск специалистов, столь необходимых отечественной промышленности, работавшей тогда под девизом „Все для фронта, все для победы!".


Ученый совет ВНИИМ в годы Великой Отечественной войныВ условиях суровой блокадной зимы 1941-1942 гг. Совет вынужден был приостановить свою деятельность. С включением ВНИИМ Ленинградским горкомом ВКП(б) в список действующих оборонных учреждений и возобновлением подачи электроэнергии работа всех подразделений Института активизировалась, в том числе, Метрологического бюро, Научно-технической библиотеки, где было организовано получение книг по межбиблиотечному обмену «для лабораторий и сотрудников, работающих на оборону».


Из истории партизанской борьбы в Московской битвеОтправной точкой подготовки СССР к партизанской борьбе все авторы единодушно считают середину 1921 г., когда в первом номере журнала «Армия и революция» появилась статья М.В. Фрунзе «Единая военная доктрина и Красная Армия». При упоминании данной статьи обычно цитируется абзац седьмого раздела, где речь идет о партизанских действиях. Но цитирование только этого абзаца не совсем правильно. Если откроем первый том «Собрания сочинений» М.В. Фрунзе или «Сборник избранных произведений», то обнаружим непосредственную связь содержания седьмого раздела статьи с последним абзацем раздела шестого. Составители вынуждены принести читателю извинения за столь длинную цитату, но сделать это мы считаем необходимым.


Поле боя — Москва30 сентября 1941 г. немецкие войска начали «последнее» наступление своей «Восточной кампании» — операцию «Тайфун», имевшую главной целью охват и взятие Москвы. Над столицей нашей Родины нависла угроза непосредственного вторжения противника. С 19 октября 1941 г. в Москве было объявлено осадное положение. Защитники города изготовились встретить врага на подступах к Москве, на окраинах и улицах столицы. Но даже гарнизон Кремля не был последней линией, последним резервом Московской зоны обороны.


Танки «малютки»Постановлением ГКО 222 от 20 июля 1941 года выпуск 10000 танков Т-60 организовывался, кроме завода № 37, на ГАЗе и ХТЗ. Бронекорпуса и башни для них поставлялись с Ворошиловграде кого завода имени Октябрьской революции. Муромского паровозоремонтной) завода. Новокраматорского машиностроительного завода, Выксунского завода дробильно-размольного оборудования и Таганрогского завода «Красный котельщик». Чертежами и техпроцессом эти предприятия обеспечивали завод № 37 и завод имени Орджоникидзе, причем это были чертежи машины с упрошенным корпусом и башней.


Модернизация танка  Т-60В ходе серийного производства Т-60 неоднократно делались попытки улучшить характеристики танка - все прекрасно понимали, что его боевая ценность весьма невысока. Так, еше в августе 1941 года конструкторское бюро завода № 92 в Горьком по своей инициативе приступило к проектированию пушки ЗИС-19, предназначенной для вооружения танка Т-60. Она представляла собой 37-мм орудие со стволом в 66,7 калибра, начальной скоростью снаряда 915 м/с и баллистикой 37-мм зенитки образца 1939 года.

партнеры


На латышской земле. Старый латыш

дата: 14-11-2011, 16:11 просмотров: 205 раздел: Война от начала до конца
Никаких границ между Эстонией и Латвией мы все-таки не заметили. Да и зачем они? Границы, говорят империалисты, нужны лишь между капиталистическими и социалистическими государствами, тут нужны, они говорят, даже железные занавесы. Первым крупным населенным пунктом на латвийской земле, вокруг которого разгорелись ожесточенные бои, был важный узел железных и шоссейных дорог — Валмиери. Концентрированным ударом танков, авиации и пехоты Валмиери был взят настолько неожиданно для немцев, что им пришлось оставить все свое военное и награбленное имущество, а также тысячи угоняемых ими советских людей.

Мы вступили в городок, когда еще полыхали подожженные нашей штурмовой авиацией немецкие цистерны с горючим и смазочным, в панике брошенные врагом на железнодорожных путях, когда еще дымились разбитые доты и узлы сопротивления противника, когда жители городка, напуганные небывалым танковым и авиационным штурмом, только начали осторожно выглядывать и постепенно выходить из своих убежищ.

Городок этот показался нам каким-то разбросанным, железнодорожные пути, кажется, пересекали его вдоль и поперек. Первым жителем, которого мы встретили на южной окраине городка, был пожилой мужчина с рыжеватыми усами, седина в них занимала некое переходное положение, трудно было определить, рыжие у него усы или серые. Лицо у старика было круглое, чистое, полное; несмотря на долгие прожитые годы, морщины этого лица все еще не коснулись; глаза были чистые, светлые, отдавали голубизной; нос прямой, короткий, слегка вздернутый, а сам он был плотным, коренастым и здоровым, но без висящего живота. По всему было видно, что это человек труда. Он ходил вокруг своего пробитого в нескольких местах снарядами домика и по-хозяйски озабоченно что-то рассматривал, удивлялся и заметно чем-то восхищался. Увидев нас, он встревоженно остановился и, внимательно всмотревшись, вдруг сорвался с места и почти бегом устремился навстречу.

— О-о-о! Русски офицер! — подбежав, воскликнул старый латыш. — Я ошен рад! Я хотим поцеловать ваш погон! Я любим его! Я носил русский погон много, много лет!

Здороваясь с нами, старик говорил на ломаном, но не забытом хорошем русском языке. Он был сильно возбужден и взволнован, глаза его были наполнены слезами и в то же время сверкали какой-то неуемной радостью, словно он встретил родных сыновей, потерянных во время великого шторма в безбрежном океане. Мы тепло поздоровались с первым жителем Латвии и поздравили его с освобождением от гитлеровских захватчиков. Горячо поблагодарив за освобождение, старик не унимался, он, кажется, спешил поскорее выплеснуть все свои переживания, впечатления, свое изумление, восхищение. Рассказывая, как наши войска громили немцев, он почти кричал:

— Сколки танка! Сколки артиллерия! Сколки самолети! Сколки машина! Ай-яй-яй! И где ви, товарища, все ета набрали?! Вам все Англия, Америк дали? — вдруг серьезно спросил он.

— Нет, папаша, мы все сами наделали, — гордо ответствовали мы.

Старик, кажется, принял наш ответ за шутку и, продолжая вопросительно смотреть, ожидал чего-то более серьезного.

— Да, да! Сами наделали! — повторили мы свой ответ.

Недоумевая, старик отвел глаза в сторону, будто желая там найти ответ на свое недоумение, и о чем-то задумался.

Видя его сомнения и неуверенность в нашем ответе, мы наперебой принялись рассказывать, как за последние десять-пятнадцать лет мы построили в своей стране много крупных заводов, в том числе танковых, авиационных и прочих военных, и целые отрасли промышленности — автомобильной, тракторной, химической, станкостроительной, машиностроительной; что мы полностью реконструировали старую промышленность и почти заново возродили черную и цветную металлургию, создав новые металлургические предприятия на Урале, в Сибири, Казахстане; что во время войны мы успели эвакуировать наиболее важные заводы в глубь страны, спасли их от захватчиков, и теперь эта промышленность работает на полную мощь, снабжая нас всем необходимым. Правда, немножко нам помогают и наши союзники, Англия и Америка.

Старик с величайшим вниманием слушал и переспрашивал нас, уточняя неясные ему места. Тем временем из подвала дома вышли три женщины, одна из них была женой нашего нового знакомого, матерью двух взрослых дочерей. Мы поприветствовали их воинские порядком. Представив их, старик что-то сказал им на своем языке и отправил женщин обратно, а сам с прежним энтузиазмом продолжал рассказывать, как русский танк пробил своим снарядом с угла на угол весь его дом, за которым укрывались немецкие солдаты, намеревавшиеся чем-то подбить этот танк. Мы догадались, что это были фашистские смертники с фаустпатронами и поспешили осмотреть место происшествия. Заглянули в заднюю часть двора и за угол дома, где укрывались немцы, готовившиеся пустить в ход свои фаустпатроны, но не успели; вовремя заметив фаустников, танкист ударил из орудия по деревянному домику и, прошив его насквозь, убил одного солдата, остальные в панике разбежались, бросив своих «фаустов». Тело убитого гитлеровца, еще теплое, валялось тут же, здесь же лежали и фаустпатроны. Старик между тем продолжал свой рассказ, сдабривая его сочными солдатскими выражениями на чистом русском языке и энергичной жестикуляцией:

— Я смотрим, русский танк как даст, моя дом треснить, один немецкий солдат прямо падал на земля, остальные бистра удирал. — И старик закатился задорным юношеским смехом.

Вместе с ним хохотали и мы, но не столько от самого далеко не смешного факта, сколько разделяя веселое настроение хозяина дома, и стали прощаться с экзальтированным хозяином. Но тут вышла хозяйка, и старик попросил нас немножко задержаться, отведать меда с его пасеки. Хозяйка, сопровождаемая дочерьми, несла перед собой большую миску, покрытую чистым полотенцем, а дочери поднесли — одна десертные ложки, другая хлеб. Угощая нас медом, старик досадливо сокрушался:

— Прокляти немца, разорял вся моя пасек. Улей поломал, пчела разлетелся. Только, может, половина рой я собрал, а зашем ломал улей? — И возмущался: — Такой нехороший народ. Жадный и ненасытный. В прошлий война немцы тоже забирал у нас все. Даже забирал каменный столбик на дорога и все тащил себе, в Германия. Вот какая народ! Это не шеловек — одна грабител и расбойник! — заключил старый латыш.

Мы верили и искренне сочувствовали ему. Душевно поблагодарив столь радушных хозяев, и, особо, за угощение, мы распрощались.

В городе было уже тихо.
комментарии: 0 | просмотров: 205 | раздел: Война от начала до конца

Добавление комментария

Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт