Высший командный состав Вооруженных сил СССР в годы войны

дата: 13-12-2012, 20:24 просмотров: раздел: Красная Армия
Высший командный состав Вооруженных сил СССР в годы войны Споры о роли и компетентности высшего командного состава Вооруженных Сил страны в годы войны не прекращаются уже более пяти десятилетий. Удачи и неудачи каждого видного военачальника этого периода обговорены и обсуждены многими компетентными и не очень исследователями и писателями, поэтому авторы постарались объективно показать состояние высшего командного состава в годы войны, не собираясь ввязываться в дискуссию, плох или хорош был как человек и полководец Г.К. Жуков или С.К. Тимошенко, КК. Рокоссовский или К.Е. Ворошилов, И.Х. Баграмян или Г.И. Кулик. Имеется и без того много интересных моментов этого периода.
Если говорить о званиях командующих и командиров, то фронтами командовали офицеры, имевшие высшие воинские звания от генерал-майора до Маршала Советского Союза, армиями - те же, плюс полковники. Корпусами всех родов войск командовали офицеры и генералы в воинских званиях от подполковника до генерал-полковника, а дивизиями и бригадами - от капитана до генерал-лейтенанта, хотя основной контингент командиров имели звания в корпусах - генерал-майоры и генерал-лейтенанты, в дивизиях -полковники и генерал-майоры, а в бригадах - подполковники и полковники. Но 173-й танковой бригадой некоторое время командовал генерал-лейтенант В.А. Мишулин, 46-й и 146-й стрелковыми дивизиями - генерал-лейтенанты А.К. Окулич и Ю.В. Новосельский, 113-й бомбардировочной дивизией - генерал-лейтенанты авиации Ф.Г. Мичугин и М.В. Щербаков. А, к примеру, 35-ю и 69-ю танковые бригады вели в бой капитаны A.M. Грибачев и С.К. Гладченко, 70-ю и 265-ю стрелковые дивизии - майоры В.П. Якутович и И.С. Прытков . Рядом дивизий и бригад, не участвующих в боях, командовали также капитаны и майоры.
Причем звание генерал-лейтенант, минуя звание генерал-майор, получили В.А. Мишулин, И.Т. Пересыпкин, Л.Г. Петровский, К.П. Подлас. Впрочем, такие присвоения случались на протяжении всей войны, когда, после ликвидации в октябре 1942 г. института военных комиссаров и проведенной переаттестации 6 декабря общеармейские и флотские высшие воинские звания генералов и адмиралов были присвоены почти всем членам Военных Советов и начальникам политуправлений фронтов и ряда армий. Многие из должностных лиц стали сразу генерал-лейтенантами, в том числе различных родов войск (И.Я. Бабич, АА. Жданов, А.С. Желтов, А.И. Запорожец, Д.С. Леонов, П.К. Пономаренко, Н.С. Хрущев, танковых войск - Н.И. Бирюков, береговой службы - И.В. Рогов). Из политработников сразу генерал-полковником стал Е.А. Щаденко. Иногда здесь не обходилось без определенных курьезов. Так, В.Я. Клоков стал генерал-майором авиации, хотя находился на должности в Сухопутных войсках, и присвоение в последующем звания генерал-лейтенант обошлось уже без приставки «авиации». Причем присвоение генеральских званий политработникам привело к единообразию в их должностях и званиях. Ведь звание генерал-майор или контр-адмирал получили политработники от полковых комиссаров (В.А. Зубов, И.И. Ларин и другие) до корпусных (Д.А. Гапонович, Я.А. Доронин, М.Ф. Дребеднев и другие). Да и генерал-лейтенантами стали бывшие комиссары от бригадного (К.Н. Зимин) до армейского 1-го ранга (А.И. Запорожец). Ряду политработников, не имеющих воинских званий, были сразу присвоены генеральские звания (НА. Булганин, Н.С. Хрущев, А.С. Щербаков и другие). При этом значительное количество бригадных комиссаров стало полковниками, и лишь немногие - генерал-майорами.
Зимой - весной 1942 г., в ходе и после сражения под Москвой, состоялись очередные присвоения званий. Летом этого же года, после введения персональных воинских званий для инженерно-технического состава, целый ряд специалистов стали генералами инженерно-технических служб (авиационной, танковой, артиллерийской, технической). Причем эти звания получили тогда целый ряд наркомов, директоров оборонных заводов, конструкторов и других специалистов, создававших оружие в тылу (почти все остальные присвоения званий пришлись чуть позже - на 1944 г.). В начале 1943 г., после введения персональных воинских званий для медицинского и административного состава и проведенной аттестации генеральские звания получили медики, ветеринары и юристы. Тогда же были присвоены генеральские звания ряду командиров крупных партизанских объединений. В августе 1944 г. генеральские звания были присвоены ведущим авиаконструкторам, которые не имели их ранее, и моторостроителям, а в январе следующего - конструкторам бронетанковой техники. Уже по окончании войны на Западе общеармейские генеральские воинские звания были присвоены 9 июля 1945 г. высшему составу НКВД и НКГБ. Во всех этих случаях звание генерал-лейтенант различных служб также присваивались, минуя звание генерал-майор. Начиная с весны - лета 1944 г. целый ряд генералов, в первую очередь политработников и бывших партизанских командиров, был направлен на работу в народное хозяйство для его восстановления на освобожденных территориях (в основном, на должности секретарей обкомов партии), с сохранением им генеральских званий. Это, например, генерал-лейтенанты П.К. Пономаренко и Н.С. Хрущев, генерал-майоры ПА. Ковпак А.Ф. Федоров, В.Е. Чернышев и другие. Хотя и без того в промышленности и народном хозяйстве работало значительное количество генералов. Так, например, в наркомате вооружения, который ведал производством артиллерийских систем (кроме тяжелых минометов), стрелкового оружия, некоторых видов авиавооружения, ПТР и патронов к ним, кроме наркома генерал-полковника инженерно-артиллерийской службы Д.Ф. Устинова имелось 5 генералов, заместителей наркома, - генерал-лейтенант В.М. Рябиков, генерал-майоры А.А. Мирзаханов, В.Н. Новиков, А.Н, Сергеев, КС. Гамов. Конечно, присвоение генеральских званий наркомам боеприпасов и вооружения, танковой и авиапромышленности, ряду их заместителей, директорам ведущих предприятий этих отраслей имело под собой основание резко поднять авторитет этих должностных лиц и облегчить им выполнение служебных обязанностей. Не зря целый ряд из них стали Героями Социалистического Труда и даже неоднократно (Б.Л. Ванников, Д.Ф. Устинов, В.Н. Новиков, АС. Елян, А.И. Быховский и другие).
Присвоение генеральских званий имело для ряда генералов свои особенности. Так, присвоение очередных званий генералам не обязательно совпадало с имеющимся у них прошлым званием, относящимся к какому-то роду войск или служб. Например, маршал бронетанковых войск П.А. Рыбалко, 3 года руководивший танковой армией, в предыдущих генеральских званиях не имел приставки «танковых войск». Командующий Ленинградским фронтом Л.А. Говоров, до присвоения звания генерал-полковник, имел звания генерал-майор и генерал-лейтенант артиллерии, как и К.Н. Леселидзе. Начальник Тыла Красной Армии А.В. Хрулев стал генералом армии, имея предыдущие звания генерал-лейтенанта и генерал-полковника интендантской службы. Генералы К.С. Москаленко, Г.И. Хетагуров и В.П. Свиридов при получении звания генерал-лейтенант лишились приставки «артиллерии», так же, как Т.Н. Епифанов, А.И. Ковалев и М.М. Стахурский в этом случае - приставки «интендантской службы». Из генерал-майора интендантской службы Ф.И. Жаров стал генерал-лейтенантом авиации, а С.А. Данилин поменял приставку к генеральскому званию «авиации» на «инженерно-авиационной службы». Генерал-майоры Н.Г. Мальков и Н.С. Матвеев при присвоении званий генерал-лейтенант поменяли приставку к званию «технических войск» на «войск связи», а Ж.Л. Котин и И.И. Иванов стали генерал-лейтенантами инженерно-танковой службы и инженерно-артиллерийской службы соответственно. При присвоении звания генерал-лейтенант А.А. Авсеевич прибавил к нему «авиации», а Н.Н. Матусевич изменил звание генерал-лейтенант береговой службы на инженер-вице-адмирал. Прочие перемещения генералов и адмиралов в должностях, происходившие довольно часто, не приводили к смене их званий, хотя порой они выглядели довольно странно. Так, генерал-майор Б.А. Погребов с должности командующего ВВС Сибирского округа был перемещен командиром кавалерийского корпуса. А преподаватель Артиллерийской академии генерал-майор инженерно-артиллерийской службы М.М. Струсельба стал заместителем директора Приволжского артиллерийского завода по металлургии. Генерал-майор медицинской службы СИ. Миловидов был заместителем у наркома здравоохранения СССР, не имеющего воинского звания.
Ряд генералов были снижены в званиях, но часть из них, кроме репрессированных или расстрелянных, опять была восстановлена в своих званиях, даже получив очередные. Так, И.Е. Петров после неудачного начала 1944 г. был снижен в звании до генерал-полковника и вновь восстановлен в звании генерала армии. А вот М.М. Попов стал генералом армии 26 августа 1943 г., но был снова разжалован вместе с И.Е. Петровым 2 апреля 1944 г. до генерал-полковника и стал генералом армии лишь спустя 9 лет. За годы войны 4 раза менялось звание у бывшего Маршала Советского Союза Г.И. Кулика, разжалованного 36 февраля 1942 г. до генерал-майора, через год ставшего генерал-лейтенантом и почти сразу снова разжалованного до генерал-майора. Дважды становились генерал-лейтенантами Д.Т. Козлов и Н.А, Дереш, генерал-майорами - И.С. Безуглый, B.C. Бодров, К.С. Колганов, СМ. Кривошеий и Е.М. Николаенко, ставшие затем и генерал-лейтенантами. Получивший 3 мая 1942 г. звание генерал-майора Н.А. Москвин в августе, будучи начальником штаба 62-й армии, был разжалован до рядового, а сниженный в звании в 1944 г. до полковника Е.А. Кемеров в том же году, 17 ноября, снова стал генерал-майором. То же произошло чуть ранее с А.А. Вольхиным и П.И. Петровым. Такие же случаи были и среди адмиралов. Так, за октябрьскую 1943 г. неудачу на Черном море (гибель лидера и 2 эсминцев) был снижен в звании до контрадмирала вице-адмирал Л.А. Владимирский, восстановленный в предыдущем звании полтора года спустя. Та же участь постигла за крымскую неудачу Г.И. Левченко, правда, на восстановление его в звании потребовалось около 2 лет, и, более того, в конце войны он стал адмиралом, Дважды становился контр-адмиралом Н.М. Кулаков, ставший затем вице-адмиралом. Погиб сниженный в звании, но затем вновь получивший звание генерал-майора М.А. Усенко. Целый ряд генералов были отстранены от занимаемых должностей за свои низкие моральные и деловые качества. Так, это случилось с командующим ВВС Западного фронта Ф.Г. Мичуганым, начальником разведывательного отдела штаба Калининского фронта М.А. Алексанкиным, командиром 31-го стрелкового корпуса В.А. Соколовым, заместителем командира 18-го гвардейского корпуса Ю.И. Оваром, командирами дивизий - А.К. Павловым (5-я гвардейская стрелковая), П.В. Сорокиным (91-я стрелковая), К.Г. Калмыковым (55-я кавалерийская). Еще больше отстраненных от должностей было среди офицеров рангом ниже . Так, летом -осенью 1942 г. были отстранены от должностей, а некоторые и отданы под суд военного трибунала, полковники А.В. Григорьев (151-я стрелковая дивизия), И.М. Антюфеев (327-я стрелковая дивизия), И.В. Тарасов (92-я морская стрелковая бригада), подполковник Н.К. Солдатов (85-я морская стрелковая бригада) и ряд других. Ряду лиц, по признанию начальника Главного управления кадров Красной Армии генерал-полковника Ф.И. Голикова, генеральские звания были присвоены незаслуженно.
Отдельным генералам это звание было присвоено фактически посмертно, поскольку между представлением на присвоение звания и приказом проходило время, и эти люди погибали, хотя иногда звание присваивалось погибшим в качестве признания их заслуг. Так, это случилось с генерал-майорами Б.О. Галстяном, К.В. Фикселем, Н.М. Ивановским, Д.Д. Погодиным, В.В. Лупповым, П.Н. Найдышевым, А.А. Вашкевичем, К.С Дергачем, В.В. Сытником. А некоторые пробыли в этих званиях от нескольких часов до нескольких дней, порой даже не узнав об их присвоении (И.С. Горбачев, К.Г. Девятов, Т.Ф. Егошин, Н.А. Прищепа, Г.С. Рудченко, Н.А. Токарев, Н.Р. Шабалин и некоторые другие). Всего погибло и умерло 223 генерала и адмирала из более 4 тысяч, кому высшие воинские звания были присвоены в годы войны.
Если кратко охарактеризовать практику присвоения генеральских и офицерских воинских званий, то огромное количество присвоенных в годы войны званий обусловлено большим процентом выхода из строя личного состава.

Что касается прав по присвоению воинских званий, то за годы войны они не претерпели существенных изменений, хотя и по некоторым пунктам несколько снизился уровень должностных лиц, имеющих права присваивать очередные или первичные звания. А при введении в 1942-1943 гг. единых воинских званий для начальствующего состава (политического, интендантского, инженерно-технического, медицинского, ветеринарного и административного) при проведении их переаттестации отдельными правами присвоения званий были наделены Военные Советы фронтов и армий.
Из генерал-майоров и контр-адмиралов, воинское звание которым было присвоено до войны, лишь чуть более 1/3 прошли всю войны в своих званиях, не получив очередных и не выбыв из строя по причине смерти, плена или ареста.
Обращает на себя внимание большое количество генеральских должностей в центральном аппарате (наркоматы - обороны, военно-морского флота, внутренних дел и другие, Генеральный штаб Красной Армии, их различные управления и отделы), во фронтовых, окружных, да и армейских управлениях. Видимо, многие должности в центральном аппарате создавались под то или иное должностное лицо, без существенной надобности в такой должности. Вместе с тем ряд офицеров фронтовых и армейских управлений, находясь на генеральских должностях, остались без генеральских званий.
К примеру, в стрелковом корпусе типового штата (управление корпуса и 3 стрелковых дивизии) насчитывалось 7 генеральских должностей - командир корпуса (генерал-лейтенант) и 6 генерал-майоров - заместитель командира, начальник штаба и начальник артиллерии корпуса, 3 командира дивизии. С ликвидацией 16 июня 1943 г. в корпусах должности заместителя командира корпуса по политчасти исчезла еще одна предполагаемая генеральская должность. Впрочем, хотя штатные расписания предусматривали различные должности, не всегда они были заняты и зачастую оставались вакантными длительное время. В частности, в целом ряде общевойсковых армий не были заняты должности заместителя командующего армией, командующих БТМВ и других, особенно в армиях, действующих на второстепенных направлениях. И даже если должности были заняты, далеко не все состоявшие на них военнослужащие имели воинские звания в соответствии со штатом (они, как правило, были ниже штатных, хотя зачастую случалось и обратное).

В годы войны значительное количество генералов и адмиралов выросло из офицеров старшего и даже младшего звена. Достаточно вспомнить Главного маршала авиации А.Е. Голованова (до войны - подполковник), генералов армии И.Д. Черняховского, И.Х. Баграмяна (полковники), генерал-полковников Л.М. Сандалова, Н.М. Хлебникова, СМ. Штеменко (2 первых - полковники, а последний - подполковник) и многих других.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Красная Армия
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт