Формирование общественного сознания в тылу

дата: 10-05-2011, 20:19 просмотров: раздел: На тыловом фронте
Формирование общественного сознания в тылу Довольно показательна радиопередача, прозвучавшая в эфире 15 и 16 февраля 1942 г. с характерным названием — «Идея, рождающая героизм». В ней говорилось: «Советский народ ведет войну за свою честь, за свою свободу и независимость... Идея защиты Отечества овладела массами и рождает в массовом масштабе героизм, отвагу и самоотверженность». Диалектическая взаимосвязь между получаемой человеком информацией и его конкретным поведением позволяет нам говорить о том, что человек проявлял трудовой и ратный героизм как средство защиты от врага чего-то реально своего. Ощущение того что «советская страна — наша страна» было как результатом информационно-идеологического воздействия, так и отражением в сознании трудящихся реального положения дел. С другой стороны, ожидание победы, или хотя бы позитивных изменений на фронте не могло быть бесконечным. В условиях напряженного труда для человека было очень важным знать хотя бы приблизительные сроки проявления результатов этого труда, приближения победы. Власть прибегала для этого к некоторым психологическим методам информационного воздействия. Кроме желания вселить уверенность в окончательной победе, обращает на себя внимание и определение сроков се достижения. Во-первых, они определены достаточно четко: минимум несколько месяцев, максимум - год. Во-вторых, руководитель государства оставляет за собой право на определенную погрешность, ошибку в расчетах — он говорит «может быть», что было совершенно не случайно. Более точное определение сроков окончания войны могло вызвать недоверие слушателей и отторжение всей позитивной информации вообще. В-третьих, очень характерно применение уменьшительного суффикса «-ык» в определении срока поражения Германии. Слова «год» и «годик» воспринимаются человеком по-разному. «Годик» звучит как меньшая по протяженности временная характеристика, вызывая в сознании слушателя эффект ничтожности срока. Информация о победах сама по себе была способна повысить мотивацию труда: возможность скорейшей победы прочно увязывалось в сознании трудящегося с необходимостью не снижать темпов и качества труда. С другой стороны, интенсивность использования призывов в качестве методов усиления мотивации к 1944 г. частично привела к снижению восприимчивости к подобным стимулам и, соответственно, к снижению их эффективности. Можно даже предположить, что трудящиеся несколько устали от постоянно повторяющихся призывов, причем морально-психологическая усталость, невосприимчивость во многом была обусловлена усталостью физической, накопившейся за годы войны. Это очень хорошо понимали в Главной редакции пропаганды и произвели соответствующие коррективы. Так, название статьи в виде призыва «В Новом году усилим помощь доблестной Красной Армии», которая должна была выйти в эфир 4 января 1944 г. цензор зачеркнул и принял решение: «Объявлять по 1-й странице». В Марийской АССР в 1944 г. местные радиопередачи включали в себя краткую оперативную сводку на марийском языке, последние известия и передачи тематического характера. Их содержание также свидетельствует о некотором ограничении использования призывов как средства стимулирования труда. Информация о трудовом подъеме, в отличие от периода начала войны, уже не воспринималась позитивно, вызывала сомнения у слушателей. Поэтому, например, в передаче от 13 сентября 1944 г. цензором были вычеркнуты следующие слова «Волна предоктябрьского соревнования охватила колхозы Горно-Марийского района». А в передаче от 15 сентября из выступления заместителя начальника управления трудовых резервов МАССР Чудиной было исключено утверждение: «С 15 сентября... сотни тысяч юношей и девушек нашей страны придут в учебные заведения трудовых резервов, чтобы научиться здесь мастерству, а затем влиться в ряды нашего рабочего класса»4. Исключение этой информации было продиктовано ее несоответствием фактическому положению дел, что могло вызвать критическое отношение со стороны слушателей не только к данной информации, но и к сопутствующей ей. Таким образом, учитывая то, что радио было одним из самых эффективных средств информационно-идеологического контроля, именно радиопередачи можно рассматривать как действенный фактор формирования эмоционального и мотивационного фона повседневной жизни трудящихся. В этом смысле метод повторяемости как самих радиопередач, так и конкретных информационно-идеологических конструкций, усиленный техническими возможностями радио, производил ожидаемое позитивное воздействие на мотивацию труда. Как отмечает в своей работе В.Г. Крысько, плакат как изобразительное средство воздействия отличается некоторыми особенностями. Он характеризуется наличием эффекта многократности восприятия, которое облегчает запоминание и усвоение содержания плаката. Восприятие содержащейся в плакате информации осуществляется с помощью зрительных рецепторов, т.е. с помощью наиболее емкого канала передачи информации в кору головного мозга. Этим объясняется высокая степень информационной насыщенности плаката. Изображение, как показывает В.Г. Крысько, оказывает влияние на подсознание зрителя Это обусловливает появление у него интеллектуальных и эмоциональных ассоциаций, что может использоваться для формирования его убеждений и ценностных ориентации. Исследователь М.А. Ельшина к особенностям плаката относит синтез изображения и слова (лозунга), который усиливал воздействие плаката на зрителя. В условиях довольно незначительной грамотности населения доходчивость и выразительность плаката были его необходимыми качествами. Основными выразительными средствами плаката были: собственно сюжет, цвет и текст. Именно такое сочетание емких по смыслу и компактных по способу воплощения выразительных средств вызывало в народном сознании наиболее стойкое (позитивное или негативное) отношение к заложенному в плакате смыслу. Сюжетная основа, как правило, была идеологической, исторической, современной (реальной, отражающей обстановку на фронте и в тылу). Кроме того, в сюжете карикатур активно использовался юмор, зооморфное изображение противника и движение (направленность изображения). А также цветовой контраст (как правило — красно-черный) для усиления восприятия антитезы «свой-чужой». Плакат должен был обращать на себя непроизвольное внимание зрителя, которое либо исчезает, либо переходит в произвольное, т.е. в осознанное внимание. Человек должен был задержаться перед плакатом, задуматься над его содержанием, вникнуть в его смысл. Немаловажное значение имели доступность и массовость плаката как средства распространения государственной идеологии. На протяжении всей войны и, особенно, в ее начале, плакаты, в силу особенности выразительных средств, приковывали к себе внимание трудящихся. Как писал А. Верт: «Люди жадно читали наклеенные на стенах плакаты, которых, надо сказать, было множество». Текст, сопровождавший изображение был, как правило, емким, лаконичным, в легко запоминающейся стихотворной форме. «Лаконизм и выразительность текста плаката имеет огромное значение в достижении ударной силы плаката, страстности агитационного призыва, в том, что этот призыв, это краткое словесное определение идеи, органически связанное с изобразительным образом плаката, усиливало бы эмоциональное впечатление от него, и, хочет того зритель или не хочет, укоренялось в его сознании, внушало ему определенную мысль, убеждение», — писал плакатист и теоретик данного вида живописи B.C. Иванов. Кроме того, B.C. Иванов обращал особое внимание на отличительную черту плаката — его эмоциональность. Плакат, по его мнению, «должен что-то говорить и уму и сердцу», а это зависит «от силы тех ощущений и ассоциаций, какие вызывает произведение своим содержанием и той формой, в какую оно воплощено». На первом плане изображены вооруженные, стоящие в одном ряду, солдаты и рабочие. В качестве фона художник избрал стилизованное изображение революционных событий 1917 г.: вооруженные солдаты и матросы с красными знаменами атакуют (возможно, «Зимний дворец»). За ними на горизонте в лучах красного восходящего солнца, несколько затмевая его, — крупные цифры «1917». Общественное сознание в тылу, трудовая мотивация в значительной степени формировались в зависимости от информации о событиях на фронте. Политический плакат не только призывал к активным действиям непосредственных участников событий - солдат и офицеров, но и в определенном смысле информировал тружеников тыла о ходе боевых операций. Сюжет плаката воспринимался зрителем не только как желательный, необходимый, но и как реальный. Такое восприятие способствовало формированию в сознании населения уверенности в реальности и неизбежности разгрома врага. Пожалуй, наиболее ярким по спектру вызываемых эмоций и мощным по силе воздействия на сознание, как солдат, так и гражданского населения был плакат В. Корецкого «Воин Красной Армии, спаси!». Написанный в один из самых тяжелых периодов войны, он не мог оставить равнодушным ни одного человека, обладавшего нормальной эмоциональной сферой. На плакате изображена женщина с ребенком - символ Родины, будущих поколений и всего само дорогого, что защищали солдаты на фронте и трудящиеся в тылу. Портреты выполнены в черно-белых тонах, что должно было подчеркнуть трагичность положения и в то же время стать контрастом для восприятия красного цвета крови на фашистском штыке. Лица матери и ребенка напряжены, но не испуганы, полны воли и решимости, они призваны вызвать у зрителя не столько жалость к себе, сколько ненависть к их угнетателю. Кстати, ни его лица, ни вообще его самого на плакате не видно. Зритель лишь догадывается, что направленную на мать и дитя винтовку со штыком держит враг. Это не случайно, поскольку по замыслу плаката, враг не может иметь ничего человеческого: ни лица, ни мыслей, ни жалости. Он безлик, бесчеловечен, жесток. Как отмечает Е.С. Сенявская, такая черта является главной в «образе врага». Красный цвет крови на штыке должен был вызывать у зрителя чувство сопричастности к трагедии: враг проливает нашу кровь, ведь красный цвет в традиции советского искусства и идеологии прочно связывался с цветом знамени, партии, революции. В таком же цвете выполнены главные слова плаката, призыв о помощи. Зритель вполне мог представить на месте героев сюжета своих собственных близких, и это усиливало воздействие на его сознание.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: На тыловом фронте
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт