Творчество столичных деятелей литературы и искусства в период эвакуации в Поволжье

дата: 25-05-2012, 13:36 просмотров: раздел: На тыловом фронте
Творчество столичных деятелей литературы и искусства в период эвакуации в ПоволжьеНа духовную жизнь Поволжского региона военного периода большое влияние оказала работа в эвакуации ведущих деятелей культуры СССР. Эвакуацию промышленности, материальных, культурных ценностей, людских ресурсов в восточные регионы страны в 1941–1942 гг. следует оценивать как вынужденную меру, обусловленную неблагоприятной для страны военно-политической обстановки в данный период. После пятимесячных наступательных операций (июнь–ноябрь 1941 г.) вермахт проник в глубь советской территории на 1000–1200 км, захватил Прибалтику, Белоруссию, почти всю Украину, ряд областей РСФСР, блокировал Ленинград, прорвал фронт обороны Красной Армии на московском и кавказском направлениях. Советская оборонная промышленность испытывала огромные трудности.
Большое место в плане эвакуационных мероприятий заняло Поволжье, входившее с июля 1941 г. в так называемый «первый эшелон стратегического тыла страны». За июль–ноябрь 1941 г. в этот регион было переведено 22 промышленных предприятия, эвакуировано свыше 1 млн человек. Областные центры Поволжья с началом войны приобрели и важный политический статус. Особую роль «второй столицы государства» играл в первый период войны Куйбышев, в который в октябре–ноябре 1941 г. были переведены часть аппарата ЦК ВКП (б) и СНК СССР, ЦК ВЛКСМ, Президиум Верховного Совета СССР, Наркомат иностранных дел, дипломатический корпус, сотрудники исполкома Коминтерна во главе с Г. Димитровым. Находившийся в Куйбышеве секретарь ЦК ВКП (б) А. А. Андреев был уполномоченным Политбюро ЦК по руководству деятельностью обкомов партии Поволжья, Урала, Сибири и Средней Азии по вопросам промышленности и сельхоззаготовок. Заместитель Председателя СНК СССР Н. А. Вознесенский представлял в Куйбышеве советское правительство и отвечал за работу наркоматов оборонной промышленности. По решению ЦК ВКП (б) и СНК СССР в Саратов были переведены Президиум Верховного Совета РСФСР, отдельные наркоматы и правительственные учреждения. В Пензе в военные годы (до осени 1944 г.) в эвакуации находилось правительство Литовской ССР97.
В первый период войны Поволжье стало не только крупнейшим индустриальным, политическим, но и главным культурным центром СССР и РСФСР. 14 и 15 октября 1941 г. в адрес местных (областных, городских) отделов искусств, отделений творческих союзов и объединений, отделов агитации и пропаганды обкомов, горкомов партии поступили телеграммы ЦК ВКП (б) и СНК СССР, предписывавшие организовать прием, размещение, трудоустройство эвакуированных творческих работников и членов их семей.

Поволжье стало пристанищем и для многих республиканских, областных драматических и оперных театров западных регионов страны, которые в 1941–1942 гг. превратились в театры военных действий или должны были стать таковыми. Сызрань (Куйбышевская область) осенью 1941 г. приняла Воронежский и Сталинградский драмтеатры. В Саратове и Саратовской области в первый период войны работали лучшие театральные коллективы Украины: Киевский академический, театр Красной Армии, Полтавский драмтеатр, Украинский театр имени Т. Г. Шевченко. Украинский театр миниатюр и Ростовский театр музыкальной комедии выбрали осенью 1941 г. местом своего пребывания Пензу.
Важное место в профессиональной деятельности Большого театра в Куйбышеве занимало творческое сотрудничество с местными учреждениями культуры. Многие мастера ГАБТа участвовали в создании спектаклей Куйбышевского театра оперы, балета и музкомедии
(КТОБМК), несомненно, способствуя его творческому росту. В конце 1941 г. балетмейстер Н. В. Данилова с куйбышевской балетной труппой поставила спектакль «Дон Кихот» Л. Минкуса. Среди первых зрителей этой постановки были Д. Д. Шостакович, И. С. Козловский, Н. Д. Шпиллер, О. В. Лепешинская, которые очень тепло отзывались о спектакле. Вскоре Н. В. Данилова стала главным балетмейстером театра и более 20 лет возглавляла куйбышевский балет. В 1942 г. балетмейстер Ф. Лопухов с артистами местного балета поставил ряд танцев в операх и опереттах. Известный xoрeoгpaф Е. Лопухова подготовила в это время с солистами куйбышевского балета много концертных номеров, которые занимали видное место в репертуаре фронтовых артистических бригад. В содружестве с композитором В. Соловьевым-Седым КТОБМК первым в стране поставил оперетту «Верный друг» (балетмейстер Н. В. Данилова). Некоторое время художественным консультантом куйбышевского театра являлся дирижер ГАБТ В. Небольсин. Администрация куйбышевского театра во многом связывала улучшение работы своего коллектива с творческой помощью ГАБТа. Пребывание в Куйбышеве в 1941–1943 гг. ведущего оперного театра страны, его большая профессиональная, общественная деятельность, безусловно, оказали благоприятное влияние на духовную жизнь Куйбышева военного времени.
Мхатовцы, находясь в эвакуации и решая постоянно ряд сложных организационных, финансовых вопросов, тем не менее применяли новые формы творческой работы. 7 апреля 1942 г. театр провел в Октябрьском (Большом) зале Саратовской консерватории творческий вечер «Музыка в спектаклях МХАТа», имевший огромный успех у саратовской публики. Частыми были встречи-консультации мхатовцев в 1941–1942 гг. с работниками саратовских театров. Местные артисты в июне 1942 г. просмотрели специально для них поставленный МХАТом спектакль «Федор Иоаннович». Группа московских режиссеров прочла курс лекций для творческого коллектива драмтеатра им. К. Маркса, а режиссер П. В. Лесли 3–18 июля 1942 г. работал в саратовском театре в качестве режиссера-консультанта по спектаклю «Русские люди» К. М. Симонова.
Работа в эвакуации в Саратове МХАТа в октябре 1941–июле 1942 гг. положительно повлияла на профессиональную деятельность местных театров, других учреждений культуры, способствуя повышению их профессиональной квалификации, исполнительского мастерства. Московский театр активно участвовал и в шефской работе, в воинских частях РККА, вносил материальные средства в Фонд обороны СССР.
Другие столичные театры, эвакуированные в Поволжье, также не приостановили напряженного творчества и активной общественной деятельности. Так, переехавший в г. Зеленодольск (ТАССР) Московский ТЮЗ с ноября 1941 г. до реэвакуации в апреле 1943 г. показал татарским зрителям постановки 20 пьес, лучшими из которых счи-тались «Русские люди» К. М. Симонова и «Дом на холме» В. Каверина. 280 спектаклей московского театра посетило 145 тыс. жителей Зеленодольска, других городов Татарии. За время пребывания в эвакуации столичный ТЮЗ провел 140 концертов в госпиталях, воинских частях, ремесленных училищах и школах ФЗО.
В 1941–1942 гг. в Татарии работали вместе с советскими литераторами зарубежные писатели-антифашисты Ж.Р. Блок (Франция), Д. Джерманетто (Италия), С. Арконада (Испания), Л. Пастернак и Е. Путрамент (Польша) И. Бехер, В. Бредель, Э. Вайнерт, Ф. Вольф, Г. Гупперт, И. Вавленхейм (Германия). В Куйбышеве и Куйбышевской области в этот период находились В. Василевская, П. Павленко, И. Эренбург, В. Катаев, А. Игнатьев. Здесь в начале войны в Совинформбюро работал писатель В. В. Иванов.
Вместе с литовским правительством в Пензу летом-осенью 1941 г. прибыли и известные литовские писатели, поэты Л. Гира, А. Венцлова, К. Корсакос, С. Нерис, историк и литературовед Ю. Жюгжда. На Никольском заводе «Красный гигант» (Пензенская область) работал Э. Д. Межелайтис, ушедший отсюда на фронт в составе 16-й Литовской дивизии.
В одном из документов Центрального госархива Татарстана перечислено 21 наименование баллад, поэм, пьес, стихотворений, созданных поэтом П. A. Apcким в Татарии за полтора года войны. А песня «Английские летчики», представленная правительству Великобритании Чрезвычайным и полномочным послом СССР И. М. Майским в Лондоне, была горячо одобрена как лично У. Черчиллем, так и всей английской общественностью.
Большинство эвакуированных литераторов в Татарии быстро включилось в агитационно-пропагандистскую оборонно-массовую работу. Редкий номер татарских газет «Красная Татария» и «Кзыл Татарстан» («Красный Татарстан») 1941–1942 гг. выходил без статей и заметок известных советских писателей и поэтов118. Эвакуированные литераторы часто выступали на митингах, предприятиях, радио, в госпиталях, клубе им. Г. Тукая, доме-музее М. Горького, участвовали в работе антифашистских комитетов. 26 сентября 1941 г. в клубе им. Менжинского в Казани Союзы писателей СССР и Татарии, Союз композиторов ТАССР провели литературно-музыкальный вечер, сбор от которого пошел на приобретение теплых вещей для Красной Армии. В вечере участвовали Герой Советского Союза М. Водопьянов, лауреат Государственной премии СССР поэт Н. Асеев, академик Е. В. Тарле.
Многие писатели были также связаны с колхозной деревней, участвовали в общественной жизни сельских районов, помогали убирать урожай. Чистопольский радиоузел, на котором работали московские писатели, под руководством Н. В. Чертовой устраивал систематические литературно-публицистические передачи для села. Традиционными стали и литературные вечера в 1941–1942 гг. в Доме учителя (Казань), преследовавшие две цели: повышение профессиональной квалификации писателей и сбор материальных средств в Фонд обороны.
Время работы в эвакуации в Поволжье (и особенно в Татарии) ведущих деятелей отечественной литературы 40-х гг. сегодня крайне трудно считать (как это делают некоторые журналисты, искусствоведы, потомки советских писателей, поэтов) «белым пятном» в их биографии и творчестве.
В марте 1943 г. Д. Д. Шостакович уехал из Куйбышева в Москву, но его лучшее произведение звучало здесь очень долго. Так, 11 мая 1975 г. в том же зале, где впервые прозвучала Седьмая симфония, оркестр Куйбышевской филармонии под управлением Г. Проваторова с успехом исполнил ее в честь 30-летия Победы. По этому поводу Д. Д. Шостакович прислал коллективу благодарственную телеграмму. Приведенные факты позволяют нам назвать Седьмую симфонию не только «Ленинградской», но и в известном смысле «Куйбышевской».
В Куйбышеве эвакуированными композиторами в 1941–1942 гг. были созданы и другие крупные музыкальные произведения: оперетта «Табачный капитан», увертюры на темы волжских песен для симфонического оркестра (А. Эйхенвальд), симфоническая поэма «Одесса» (Л. Koган). В середине 1942 г. в КТОБМК был приглашен на работу по совместительству народный артист СССР Л. П. Штейнберг, приход которого сыграл положительную роль в повышении музыкальной, вокальной культуры театральных постановок. Л. П. Штейнберг неизменно дирижировал всеми оперными спектаклями, готовил к премьере «Табачного капитана», корректировал другие постановки опер.
Большую творческую работу в первый период войны проводили в Татарии известные педагоги и композиторы А. Ключарев, З. Виноградов, А. Леман и другие. А. Ключарев создал цикл оборонных песен, марши для духового оркестра, музыку к спектаклям местных театров; В. Виноградов написал ополченский марш для симфонического оркестра, кантату о борьбе славянских народов с фашизмом, специальный концерт для скрипки с симфоническим оркестром; А. Леман организовал струнный квартет, написал Второй фортепианный концерт, цикл оборонных песен, подготовил сборник пьес для фортепиано с оркестром.
Пребывание в 1941–1943 гг. в эвакуации видных деятелей литературы и искусства СССР не ограничилось рамками их тесного сотрудничества с художественной интеллигенцией Поволжья. Война оказала решающее влияние на дальнейшую судьбу отдельных деятелей культуры. Многие актеры, режиссеры, композиторы временно переходили работать в местные учреждения искусств, творческие союзы и организации, некоторые из них переехали затем в города Поволжья и на постоянное место жительства. В 1941–1943 гг. в Ульяновскую область из Москвы, Минска, Киева, других столичных городов было приглашено более ста работников искусств. Так, в коллектив Ульяновского драматического театра влились новые творческие силы – народный артист БССР П. С. Молчанов, заслуженный артист БССР П. И. Иванов, артистка Л. Ф. Любимова, композитор М. Л. Михайлович; в Куйбышевский театр оперы и балета – заслуженный артист УССР Н. Азрикан, премьер балета А. Бердовский, концертмейстер Б. Шапиро из Киевского государственного оперного театра, заслуженный артист БССР Л. Муромцев из Минского оперного театра, солистка С. Добродеева из Одесского театра оперы и балета.
Больших творческих успехов добилась в Саратовском академическом театре оперы и балета им. Н. Г. Чернышевского заслуженная артистка УССР А. Е. Станиславова, в государственном драмтеатре им. К. Маркса – заслуженный артист УССР С. С. Петров. А. Е. Станиславова удачно исполняла партию Жанны д'Арк в опере «Орлеанская дева», а С. С. Петров создал убедительные образы в спектаклях «Лодочница» (Репин), «Бесприданница» (Робинзон), «Ревизор» (Хлестаков).
После реэвакуации известные столичные режиссеры попрежнему, как и в период эвакуации в Поволжье в 1941–1942 гг., принимали деятельное участие в подготовке новых постановок в провинци-альных драматических театрах. В 1943 г. декан ГИТИСа, режиссер А. А. Ефремов ставил «Бесприданницу», а режиссер МХАТа М. О. Кнебель – «Двенадцатую ночь» на сцене Саратовского драмтеатра им. К. Маркса. Эти театральные постановки получили высокую оценку критики и зрителей тех лет. В 1944–1945 гг. начался расцвет Сталинградского драмтеатра им. М. Горького с приходом в него ре-жиссеров народного артиста СССР Н. Покровского и Ф. Шишигина.
В малочисленный состав Куйбышевского отделения Союза советских писателей вошли в конце войны эвакуированные литераторы Б. Н. Агапов, Н. Л. Вержейская, Д. С. Кинзон, Е. Б. Левановская, А. В. Поволоцкая, Л. Б. Эпштейн (Москва), С. Б. Гордон (Киев) и др. Заметную роль в развитии татарской музыкальной культуры военного периода сыграли композиторы B. И. и Ю. В. Виноградовы,
A. С. Леман, А. Ключарев, ставший одним из лучших знатоков местного музыкального фольклора. В 1945 г. ленинградский композитор М. А. Юдин стал профессором Казанской государственной консерватории, способствуя всем своим многогранным творчеством развитию татарского музыкального искусства.
Таким образом, столичные деятели литературы и искусства создали в период эвакуации в Поволжье разнообразные, высокохудожественные произведения патриотического характера, которые и после войны занимали заметное место в их творчестве – в театральных коллективах Большого театра – опера «Иван Сусанин» («Жизнь за царя») М. И. Глинки, МХАТа – «Кремлевские куранты» Н. Погодина, Московского театра юного зрителя – «Дом на холме»
B. Каверина; в драматургии и поэзии – пьеса «Нашествие» Л. М. Леонова, сборник стихов «Поэма Победы» Н. Н. Асеева; у мастеров изобразительного искусства – картины «Фашист пролетел» А. А. Пластова, «Хищники» и «Расплата» В. П. Ефанова; в музыкальной культуре – Седьмая симфония Д. Д. Шостаковича, оперетта «Табачный капитан» А. Эйхенвальда и многие другие. Кроме того, эвакуированные деятели культуры оказали большое благотворное воздействие на всю культурную жизнь региона, способствовали повышению профессионального мастерства и квалификации Поволжья в 1941–1945 гг. и оказание материальной помощи фронту. В Поволжье в 1941–1943 гг. был спасен гигантский духовный, культурный потенциал Российской Федерации, Украины и Белоруссии. Как подтверждение тому можно рассматривать открытие в октябре 1990 г. в городе Чистополь (Татарстан) музея Б. Л. Пастернака, в котором находятся интересные документальные свидетельства о плодотворном творческом периоде жизни лауреата Нобелевской премии, других ярких представителей российской художественной интеллигенции в эвакуации в Поволжье военного времени.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: На тыловом фронте
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт