Подготовка подростков для разведывательно-диверсионной деятельности

дата: 13-06-2011, 07:13 просмотров: раздел: Партизанское движение
Вышедший на российские экраны в начале 2006 года кинофильм «Сволочи», поставленный режиссером Александром Атанесяном по мотивам якобы автобиографической повести живущего в Германии русскоязычного писателя Владимира Кунина (Фейнбсрга), вызвал широкий интерес отечественной публики к затронутой в этом фильме теме подготовки и использования советских детей и подростков для разведывательно-диверсионных действий во вражеских тылах в годы Великой Отечественной войны. Такой интерес вполне понятое за 60 с лишним лет, прошедших после Второй мировой войны, ни в нашей стране, ни за рубежом не появилось ни одного исследования, сколько-нибудь глубоко обобщающее на эту тему. Вместе с тем в период с 1945 года по настоящее время ее от дельные аспекты освещались в сотнях публикаций. Это и сборники документов центральных и территориальных органов НКВД — НКГБ СССР, осуществлявших в годы войны разведывательную и диверсионную деятельность на оккупированных территориях СССР, и материалы партийных, советских и чекистских органов и армейских штабов, руководивших тогда советским партизанским движением, и воспоминания бывших работников этих органов, а так же добровольно поступавших туда на службу подростков военной поры, и документальные биографии их коллег и товарищей, которые не дожили до Победы... Необходимо подчеркнуть, что ни в одной из многочисленных публикаций, изученных при подготовке данного исследования, не нашлось никаких подтверждений фантазиям авторов повести и фильма «Сволочи» о том, что в годы Великой Отечественной войны в СССР разведчиков и диверсантов якобы готовили из малолетних уголовников, которых пол конвоем НКВД принудительно доставляли в некие секретные школы диверсантов прямо из мест лишения свободы. На практике, особенно в первый период Великой Отечественной войны, т.е. в 1941 — 1942 годах, главным кадровым резервом для структур, осуществлявших зафронтовую работу по линии НКВД НКГБ и разведывательных структур Красной Армии, были признаны годными для такой работы по состоянию здоровья, личным и идейно-политическим качествам юноши и девушки, в том числе не достигшие призывного возраста, но добровольно вступившие в ряды истребительных батальонов. Следует отметить, что истребительные батальоны, как и подразделения народного ополчения, формирование которых началось в июле 1941 года, комплектовались из добровольцев, не подлежавших призыву на военную службу по возрасту, состоянию здоровья либо по наличию каких либо отсрочек. Формально в ополчение и истребительные батальоны принимали добровольцев в возрасте от 17 до 55 лет. Однако к осени 1941 года, когда положение на фронтах резко ухудшилось, партийные, военные и чекистские кураторы зачисляли в ополчение и «ястребки» 15 — 16 летних добровольцев.

Подготовка подростков для разведывательно-диверсионной деятельности


Нужно также подчеркнуть, что, в отличие от дивизий народного ополчения со штатной численностью в несколько тысяч бойцов и командиров, истребительные батальоны формировались из расчета по 100 — 200 человек на сельский или городской район. Доля коммунистов и комсомольцев в рядах «ястребков» доходила до 80-90%, тогда как даже в столичных дивизиях народного ополчения она не превышала 60%. То есть истребительные батальоны создавались не просто из добровольцев, а из наиболее проверенных коммунистов, комсомольцев и советских активистов. Еще один примечательный момент. Формирование частей (батальонов и дивизий, реже полков) городского ополчения возлагалось на районные, городские и областные комитеты ВКП(б). Командный, или, как он тогда именовался, начальствующий, состав частей народного ополчения комплектовался кадровыми военными, в том числе и призванными из запаса. Что до истребительных батальонов, то в соответствии с упомянутым постановлением СНК СССР от 24 июня 1941 юла и приказом НКВД СССР № 00804 от 25 июня 1941 года «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе» они создавались при территориальных городских, районных и уездных отделах НКВД. Начальниками истребительных батальонов назначались оперативные работники НКВД и милиции, а также пограничных и внутренних войск. Тем же приказом НКВД СССР за № 00804 от 25 июня 1941 года общее руководство и координация деятельности истребительных батальонов на местах возлагалась на создававшиеся тогда же оперативные труппы в республиканских наркоматах и областных управлениях внутренних дел. В соответствии с приказом НКВД СССР № 001151 от 25 августа 1941 года эти временные оперативные группы по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе реорганизовывались в постоянные 4-е отделы НКВД УНКВД прифронтовых республик, краев и областей. Главными задачами 4 отделов приказ № 001151 определил «организацию и руководство боевой деятельностью истребительных батальонов, партизанских отрядов и диверсионных групп». Указанная вертикаль руководства-подчинения позволяла использовать истребительные батальоны в системе НКВД как наиболее многочисленный резерв прошедших спецпроверку «органов» и получивших базовую военную подготовку кандидатов для ведения диверсий и разведки во вражеских прифронтовых тылах на оккупированных территориях- В общей сложности к концу июля 1941 года в прифронтовых областях СССР было сформировано 1755 истребительных батальонов общей численностью в 328 тысяч человек. При этом в Москве и Московской области уже к июлю 1941 года имелось 87 истребительных батальонов общей численностью 28 500 человек, а в Ленинграде и Ленинградской области — соответственно 170 батальонов общей численностью 41 347 человек. Для сравнения: штатная численность войск Особой группы при НКВД СССР, из которых в октябре 1941 года была сформирована легендарная Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР, составляла на момент их создания в июне — июле 1941 года два полка, т.е. порядка 2-2,5 тысячи человек. Изучая многочисленные мемуары и документальные очерки о юных советских разведчиках-диверсантах 1941 — 1942 годов, многие из которых были тогда моложе 18 лет, можно отметить общие закономерности их подготовки и направления на работу во вражеский тыл:
— вступление добровольца в истребительный батальон по месту жительства либо работы с обязательной рекомендацией территориального райкома комсомола;
— предложение со стороны сотрудников 2-го (впоследствии 4-го) отдела территориального органа НКВД «выполнять особое задание за линией фронта», приближавшегося к родным местам юных добровольцев,
— в случае согласии юные кандидаты в разведчики-диверсанты получали с соблюдением необходимых мер конспирации дополнительную специальную подготовку у инструкторов по линии 2-х отделов региональных Управлений НКВД;
— наконец, юных добровольцев перебрасывали в составе их учебных групп через линию фронта либо оставляли «на оседание» под собственными именами в родных местах накануне вступления туда оккупантов, благо контрразведывательные и карательные органы гитлеровской Германии в первый период войны были нацелены прежде всего на розыск и задержание не подростков, а взрослых из числа местных партийно-советских активистов и попавших в окружение командиров и бойцов Красной Армии. Действуя указанным образом, 2-й отдел Управления НКВД по Орловской области в августе — сентябре 1941 года отобрал и подготовил для подпольной работы в районном центре Людиново группу подростков в возрасте 16—18 лет, которую возглавил 16-летний заместитель секретаря комсомольской организации людиновской средней школы Алексей Шумавцев. После оккупации Людикова гитлеровцами Шумавцев сумел развернуть в районе разведывательную работу, саботаж и агитацию, используя для этого лично знакомых ему школьников в возрасте от 14 лет. Собранную ими разведывательную информацию Шумавцев передавал через курьеров и загодя подготовленные тайники в действовавший в районе Людиново партизанский отряд, созданный на базе местного истребительного батальона и возглавляемый сотрудником Людиновского райотдела НКВД сержантом В.И. Золотухиным. Деятельность резидентуры Шуманцева (именно так ока именовалась и в официальной переписке НКВД!) продолжалась с сентября 1941 до октября 1942 года. С учетом того, что все это время линия фронта находилась в 20 - 30 км от Людиново, можно представить ценность сведений Шумавцева, передаваемых партизанами командованию Брянского фронта. Долгое время юным разведчикам удавалось работать в Людиново в условиях осуществлявшегося специальными и карательными органами гитлеровской Германии жесткого прифронтового контрразведывательного режима. Однако необходимость расширить деятельность резидентуры, привлекая все новых помощников, осенью 1942 года привела к тому, что о деятельности группы Шумавцева узнали местные осведомители районной немецкой военной комендатуры. Проверку этих сведений немцы поручили хорошо знавшим Людиново и его жителей чинам вспомогательной полиции из местных пособников оккупантов. В результате их розысков в ноябре — декабре 1942 года были арестованы и вскоре погибли в пыточных застенках либо были казнены сам Шумавцев и 15 наиболее активных участников резидентуры. Обстоятельства их поимки и стойкого поведения на следствии вплоть до самой казни стали известны лишь в 1957 году, когда органам КГБ, удалось найти и задержать одного из главных виновников их гибели — старшего следователя городской полиции Людиново Дмитрия Иванова. По приговору суда он был расстрелян. 12 октября 1957 года, через неделю после того, как в Советском Союзе был запущен первый в мире космический спутник. Указом Президиума Верховного Совета СССР Алексей Семенович Шумавцев, которому на момент гибели не исполнилось 18 лет, был посмертно удостоен высшей награды Родины — звания Героя Советского Союза. Тем же указом четверо его помощников в возрасте не старше 20 лет были посмертно награждены орденами Ленина, еще трое — орденами Красного Знамени.

Подготовка подростков для разведывательно-диверсионной деятельности


Осенью 1941 года 2-й отдел Управления НКВД по Калининской области сформировал в городке Кувшиново из местных 16 — 17-летних подростков молодежный партизанский отряд, получивший название «Земляки». Назначенный его командиром Виктор Терещатов в своих послевоенных воспоминаниях так описал начальный этап боевой подготовки «Земляков»: «...После первой беседы в райкоме комсомола специально прибывший в Кувшиново для подготовки и засылки людей в тыл противника работник областного управления НКВД Г.А. Митькой распорядился разместить наш отряд в отдельном общежитии и поставить нас на довольствие. Вскоре нас перевели из города на хутор Хорькино. Отряд вооружили 10-зарядными канадскими карабинами, револьверами, кинжалами, гранатами и бутылками с горючей смесью. К нам прикрепили опытного инструктора — старшину по фамилии Серый, и мы с увлечением стали изучать военное дело: стреляли по мишеням, взрывали рельсы, бросали в цель гранаты и бутылки с горючей смесью. Занятия проходили успешно...» Получив первичную подготовку, в ноябре 1941 года юные бойцы отряда «Земляки» были направлены на войсковую стажировку в 179-ю стрелковую дивизию. Вместе с ее разведывательными подразделениями юные диверсанты несколько раз ходили в ночные вылазки за линию фронта. После начала мощного наступления Западного фронта Красной Армии в декабре 1941 года молодежный отряд был переброшен за быстро двигавшуюся на запад линию фронта, соединившись с действовавшей под райцентром Великие Луки 2-й партизанской бригадой под командованием майора Литвиненко. И лишь в апреле 1942 года накопившие боевой опыт «Земляки» были направлены для самостоятельной работы в район между городами Невель и Насва. В то время средний возраст бойцов отряда составлял 17—18 лет, самому старшему из них — командиру Владимиру Веселову — было 22 года, самому младшему, Анатолию Нефедову, — всего 14. Осенью 1942 года Веселов был отозван на штабную работу, а отряд возглавил 18-летний Виктор Терещатов. С незначительными перерывами «Земляки», работавшие все это время под руководством 4-го отдела НКВД, действовали за линией фронта до лета 1944 года. За это время отряд совершил несколько успешных рейдов от Калининской области до Белоруссии, практически все его бойцы получили боевые награды. А 18-летний Николай Горячев, погибший весной 1943 года в Локнянском районе Псковщины, прикрывая прорыв отряда из вражеской облавы, в канун 20-летия Победы в мае 1965 года был посмертно удостоен звания Героя Советскою Союза. Специальная школа по подготовке разведчиков диверсантов, в том числе из комсомольцев моложе 18 лет, была создана в блокадном Ленинграде в конце 1941 года при 4-м отделе Ленинградского управления НКВД. Руководителем школы был назначен сын немецкого политэмигранта-коммуниста Роберт Георгиевич Рейх. Первичный отбор кандидатов в школу велся по рекомендациям райкомов комсомола и курсов всевобуча (всеобщее военное обучение военно-технические курсы 1930 — 1940-х годов, позже преобразованные в ДОСААФ, а ныне известные как ОСВАГО). Однако окончательное решение о поступлении в разведывательную школу для последующей зафронтовой работы каждый юный кандидат принимал индивидуально и добровольно. Программа обучения в школе в зависимости от выбранной специальности (радист, минер-подрывник либо разведчик-наблюдатель) длилась от 3 до 6 месяцев, включая обязательную для всех физическую, огневую, водительскую подготовку и прыжки с парашютом. После недолгого слаживания группы по 4 — 5 человек перебрасывали по воздуху в зоны базирования наиболее крупных партизанских бригад Ленинградской, Псковской и Новгородской областей для разведки и диверсий на транс портных коммуникациях, по которым шли основные военные перевозки противника. Немалую роль в обороне такого стратегически важного промышленного центра и транспортного узла, как город Воронеж, также сыграли местные подростки, многим из которых не было 18 лет. Еще летом 1941 года при Воронежском областном управлении НКВД был создан истребительный отряд, лучшие бойцы добровольцы которого после короткой подготовки отправились для ведения разведки и диверсий в занятые гитлеровцами промышленные регионы Восточной Украины. Так, 17-летний выпускник 9-го класса воронежской средней школы № 2 Валентин Выприцкий в декабре 1941-го и апреле 1942 года дважды десантировался в составе этил групп в Ворошиловградской области Украины. Обе группы успешно выполнили свои задания и вернулись в Воронеж. Летом 1942 года, когда гитлеровцы, прорвав танковыми клиньями неплотные боевые порядки Брянского фронта, стремительно приближались к Воронежу, УНКВД Воронежской области провело второй набор добровольцев в свой истребительный батальон. Тогда по рекомендации уже бывалого разведчика Выприц кого в «ястребки» были приняты стремившиеся на фронт его 16-летние приятели по воронежской юродской школе № 2: Виктор Козлов, Борис Лачинов и Константин Феоктистов. Командиром их взвода в истребительном батальоне стал учитель математики 2-й школы Андрей Константинович Шишкин. Вслед за созданным 7 июля 1942 года Воронежским фронтом при областном Управлении НКВД была образована Центральная оперативная группа для ведения разведки и контрразведки на всей территории области, в том числе в ее оккупированных районах. Штаб группы, возглавляемой капитаном госбезопасности Василием Соболевым и получившей условное наименование «войсковая часть № 3051», был развернут в поселке Сомово в предместье Воронежа. Там же была создана разведывательная школа, ставшие бойцами истребительного батальона Воронежского НКВД. Именно эти подростки летом 1942 года осуществляли регулярную визуальную разведку оккупированной части Воронежа.

Подготовка подростков для разведывательно-диверсионной деятельности


Скрытно пересекай по ночам ставшую рубежом боевых действий реку Ворона, юные разведчики под видом бездомных попрошаек и детей, потерявших родителей, сутками прочесывали родной город, отмечая любые подробности дислокации и деятельности оккупантов. При этом юные разведчики в/ч № 3051 рисковали не меньше солдат на передовой и несли столь же тяжелые потери. Валентин Выприцкий, которому едва исполнилось 18 лег, погиб от немецкой пули в прибрежной Троицкой слободе - 11 августа 1942 года эсэсовские патрульные задержали и тут же расстреляли у Девичьего рынка 16-летнею Костю Феоктистова. Но ранили Константина в шею и подбородок. Отлежавшись до темноты в развалинах, юный разведчик с наступлением ночи сумел перебраться через реку Ворона к советским позициям. За проявленное тогда мужество юный разведчик Костя Феоктистов получил свою первую боевую награду — орден Отечественной войны I степени. А Золотую Звезду Героя Советского Союза летчику-космонавту СССР, кандидату технических наук, преподавателю Московского высшею техническою училища имени Баумана Константину Петровичу Феоктистову вручили в 1964 году после того, как вместе с военным летчиком Владимиром Комаровым и врачом Борисом Егоровым он совершил полег в космос на первом в мире трехместном корабле «Восход». Победа Красной Армии в битве за Сталинград, ставшая поворотным моментом всей Второй мировой войны, была достигнута в том числе и благодаря героизму и самопожертвованию юных разведчиков, работавших во вражеском тылу пол руководством 2-го отдела Управления НКВД по Сталинградской области. Так, 17-летний Александр Филиппов под «легендой» больного шизофренией сапожника-кустаря был оставлен в 1942 году для ведения разведки в Аксайском районе Сталинградской области. Он передавал ценную информацию из вражеских тылов до декабря 1942 года, кода при переходе линии фронта на южной окраине Сталинграда был случайно опознан предателем-полицейским из Аксая. После страшных пыток гитлеровцы казнили Александра 21 декабри 1942 года. Самая крупная из региональных спецшкол для массовой подготовки партизанских диверсантов и разведчиков была создана в сентябре 1941 года Управлением НКВД по Москве и Московской области Ниже приводится отчет о первом годе работе этой спецшколы: «...В целях плановой подготовки партизан-диверсантов на основании приказа начальника Управлении НКВД по Москве и Московской области (УНКВД МО) от 18 сентября 1941 года была организована специальная школа подрывников с контингентом слушательского состава 200 человек. Перед школой поставлена задача готовить диверсантов и партизан, в совершенстве владеющих средствами подрывного искусства, холодным и автоматическим оружием для разрушения всех видов транспорта, коммуникаций, средств связи, складов, баз, штабов и уничтожении живой силы противника... Школа организована на базе бывшего лома отдыха УНКВД Московской области в селе Коломенского района с передачей ей всего имущества и подсобного хозяйства. С 14 октября 1941 года в силу изменившихся обстоятельств на фронте она дислоцировалась близ города Покрова Орехово-Зуевского района. Организации спецшколы возлагалась на начальника школы майора госбезопасности П.Н. Зуева и начальника учебной части капитана В.Ф. Ястребова. Через отдел УНКВД руководством школы был произведен отбор кадров командно-преподавательского состава в основном из числа лучших бойцов истребительных батальонов и частично сотрудников НКВД. Организационное построение школы представляло структуру отдельной воинской части. Переменный состав сводился в две роты с последовательным разделением на взводы и отделения... За год в школе прошли обучение 18 наборов учебного контингента и было выпущено 3187 человек. Из них 1020 партизан-диверсантов, входящих в состав диверсионных групп и партизанских отрядов; 250 человек комсомольского набора по линии ЦК ВЛКСМ и 200 человек для диверсионных групп УНКВД города Москвы и Московской области. Так, контингент 18-го набора состоял из молодежи, набранной отделом УНКВД в г. Москве. Этот молодой состав был обучен по 20-дневной программе, причем особое внимание при обучении было обращено на отработку тактических занятий в незнакомой местности и в ночных условиях В начале августа 1942 года школа перешла из ведения штаба истребительных батальонов Московской области в ведение реорганизованного отдела УНКВД МО, постоянный состав школы был введен в штаб отдела, и перед школой были поставлены новые задачи: готовить не партизан, а диверсантов, которые должны действовать в составе небольших гpyпп (5-10 человек) в тылу врага, имея задачи чисто диверсионного характера. Большую помощь в перестройке работы школы в связи с изменившимися задачами оказывает отдел УНКВД г. Москвы и МО, лично начальник отдела старший лейтенант госбезопасности т. Леонов, зам. начальника отдела майор т. Хаскин и начальник отделения лейтенант госбезопасности г. Гулов». К приведенной выше цитате, раскрывающей основные моменты работы школы, следует добавить, что изначально по соображениям секретности школа обозначалась в официальной переписке как истребительный батальон, а после первого начальника П.Н. Зуева школой руководил Л.Н. Никулочкин. Наряду с практикой использования подростков-добровольцев как разведчиков и диверсантов по линии 2-х (затем 4-х) отделов территориальных Управлений НКВД, их подбор, специальную подготовку и переброску во вражеские тылы осуществляло и головное подразделение в системе НКВД СССР — возглавляемое П.А. Судоплатовым. Особая группа при наркоме внутренних дел СССР, позднее преобразованная во 2-й отдел, а затем в 4-е Управление НКВД СССР.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Партизанское движение
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт