Поле боя — Москва

дата: 8-05-2012, 23:59 просмотров: раздел: Партизанское движение
Поле боя — Москва30 сентября 1941 г. немецкие войска начали «последнее» наступление своей «Восточной кампании» — операцию «Тайфун», имевшую главной целью охват и взятие Москвы. Над столицей нашей Родины нависла угроза непосредственного вторжения противника. С 19 октября 1941 г. в Москве было объявлено осадное положение. Защитники города изготовились встретить врага на подступах к Москве, на окраинах и улицах столицы. Но даже гарнизон Кремля не был последней линией, последним резервом Московской зоны обороны. Советские руководители учли и самый крайний, самый худший вариант. В случае захвата города гитлеровскими войсками их ждала встреча с московскими подпольщиками.
История московского подполья — один из наименее исследованных моментов истории Великой Отечественной войны. Предлагаемые вниманию читателей документы из архивов партийных организаций и спецслужб призваны дать некоторое представление о событиях и героях той, к счастью, не начавшейся тайной войны, где полем боя могла быть Москва.
Прежде всего, подпольщики должны были испортить фашистам все удовольствие от захвата столицы большевиков. На плечи чекистов и членов партийных подпольных организаций легла тяжелая, но ответственная задача — минировать и при необходимости уничтожить важнейшие объекты города: мосты, крупнейшие предприятия и здания. К взрыву готовились все технические сооружения и коммуникации Кремля. 8 октября 1941 г. Государственный Комитет Обороны определил список объектов, подлежащих уничтожению. В каждом районе были образованы специальные «тройки», в задачу которых входили подготовка (завоз и закладка ВВ) и проведение в жизнь операции по подрыву и поджогу объектов. Для руководства разрушительной работой в масштабе города была образована «пятерка» в составе руководителей органов НКВД и партийной организации.
Помимо подрыва значительного количества стратегических объектов непосредственно в момент занятия города врагом, органы государственной безопасности подготовили минирование некоторых особо важных зданий радиоуправляемыми фугасами особой мощности. Такие «адские машины» готовились для мест, где фашистское командование могло устроить парады, банкеты и тому подобные торжественные мероприятия при большом скоплении высоких чинов. Мощные заряды были заложены в здании Дома правительства, в храме Василия Блаженного и Елоховском соборе, в гостиницах «Метрополь» и «Националь». Применение подобных устройств в Харькове и Киеве дало большой эффект и породило у германского командования паническую фугасобоязнь. На тот случай, если нацистские чины не решатся занять оставленные для них «дома с начинкой», готовилась особая программа действий.
Создание разведывательных и диверсионных групп, комплектование материально-технической базы подполья началось в августе — сентябре 1941 г. Работа велась в тесном контакте органами государственной безопасности и Московскими городскими комитетами партии и комсомола. Руководили подпольной работой специалисты Особой группы (2-го отдела) во главе с П.А. Судоплатовым. Всего чекистское подполье столицы насчитывало 243 человека, в том числе 47 кадровых сотрудников НКВД — НКГБ. К борьбе готовилось 20 независимых боевых групп во главе с резидентами, а также малые автономные группы и агенты-одиночки. Наблюдалось строгое разделение труда. Большие группы имели широкий круг заданий диверсионно-террористического плана, в то время как малые группы и агенты специализировались на разведывательных акциях. Для нужд подполья только Особая группа располагала 59 складами с оружием и боеприпасами. Чекистское подполье имело 21 переносную и 6 стационарных раций, 19 явочных квартир, часть из которых была приспособлена для управления системами минирования, а также сеть явочных пунктов на мелких предприятиях.
Среди тех, кто выразил готовность остаться в Москве для подпольной борьбы, оказались самые разные люди. Были кадровые чекисты-ветераны, вроде командира группы «Ивана» — Н.А. Жиделева, работавшего еще с Ф.Э. Дзержинским, были партизаны времен Гражданской войны, такие как П. Седиков, командир группы «Дальневосточники». Со специальным заданием на случай, если фюрер Третьего рейха вздумает посетить покоренную Москву, остался в городе композитор Л. К. Книппер. В составе группы «Сергея» имелись даже представители оригинального жанра: мастер художественного свиста (остается лишь догадываться, чем должно было закончиться для немецких офицеров выступление этого виртуоза) и женщина, мастерски жонглирующая ручными гранатами, закамуфлированными под всяческие безобидные вещицы. В рядах боевых и разведывательных групп плечом к плечу стояли рабочие и артисты, ученые и священники, бывшие уголовники и белогвардейские офицеры. Все они были легализованы, снабжены необходимыми документами в зависимости от своей легендируемой или подлинной биографии. Они могли оказаться владельцами кустарных мастерских, сторожами, официантами, рабочими коммунальных служб и городского транспорта. Многие были из «бывших» и «обиженных советской властью». Они вполне могли рассчитывать на благосклонность оккупантов и устройство в их учреждения.
В условиях осажденного города подпольщикам приходилось вести двойную жизнь, чтобы не раскрыть свою миссию. При этом необходимо было учиться искусству подпольной борьбы в условиях противодействия вражеской контрразведки, разрабатывать новые методы связи, осваивать спецтехнику, а попутно практиковаться, выявляя настроение москвичей на предприятиях и в учреждениях, в магазинах, больницах и на улицах. Прибавим к этому величайшее нервное напряжение, недоедание, опасности от бомбежек и многое другое. Воистину велик был подвиг самопожертвования этих людей, большинство из которых так и остались известными нам лишь по кратким оперативным псевдонимам. И лучше всего расскажут о них документы московского подполья.
Родина высоко оценила заслуги советских партизан: 127 тыс. человек были награждены медалью «Партизан Отечественной войны» 1-й и 2-й степеней, 184 тыс. человек — другими орденами и медалями СССР, 249 человек удостоены звания Герой Советского Союза. И среди них немалую долю составляли москвичи: бойцы истребительных батальонов и ОМСБОНа, сотрудники НКВД и НКГБ, воины-пограничники. Золотыми буквами в историю Великой Отечественной войны вписаны имена Д.Н. Медведева, А.К. Флегонтова, В.А. Карасева, К.Д. Карицкого, С.И. Солнцева, И.Н. Кузина, В. Волошиной, М.А. Гурьянова, З.А. Космодемьянской, Н.И. Кузнецова и многих других.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Партизанское движение
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт