Слава и забвение Михаэля Витмана

дата: 31-01-2011, 12:36 просмотров: раздел: Асы панцерфаффе
Советское командование отчаянно пыталось ликвидировать котел. Они считали, что им удалось поймать в мешок всю 8-ю армию (генерала Фелера). 3 февраля 1944 года командующий 2-м Украинским фронтом генерал И. С. Конев сказал: «Наконец-то получилось! Теперь я зажал немцев в угол и не собираюсь дать им ускользнуть». Но Конев ошибался. В ловушку попала не вся 8-я армия, а только корпусная группа «Б». Имея в своем распоряжении силы двух фронтов, Конев собирался устроить второй Сталинград. Генерал Штеммерман, командовавший окруженными, пытался сохранить сплоченность своих войск и удержать центр котла — Корсунь1 с его важнейшим аэродромом. В его распоряжении было 56 000 солдат. Одну из ударных группировок, брошенных на прорыв кольца окружения снаружи, возглавил генерал Николаус фон Форман. Среди частей XXXXVTI танкового корпуса была 24-я танковая дивизия генерала фон Эдельсгейма. Однако 3 февраля эта дивизия у корпуса была отобрана по приказу Гитлера, поскольку советские войска прорвались в тыл новой 6-й армии (генерала Шернера). Таким образом, планы совместного удара XXXXVII танкового корпуса и III танкового корпуса генерала Брейта, составлявшего вторую ударную группировку, так и остались планами. 4 февраля генерал Брейт бросил в бой 16-ю и 17-ю танковую дивизии и боевую группу Бэке.

Слава и забвение Михаэля Витмана


Наступающие части сразу же столкнулись с войсками 1-го Украинского фронта, и тут на правый фланг ударной группировки прибыли головные подразделения «Лейбштандарта». Первая попытка прорыва окружения была остановлена четырьмя советскими танковыми корпусами и грязью, образовавшейся с первой оттепелью, начавшейся 2 февраля. «Первая цель — Гнилой Тикич!» Это была основная идея совещания, состоявшегося 6 февраля 1944 года. Спустя полчаса «тигры» 13-й тяжелой роты уже пробирались сквозь грязь на северо-восток. Не успели они пройти и полкилометра, как на фланге появились советские танки и самоходки. Витман приказал атаковать. Пользуясь стандартной тактикой, он собирался быстро ворваться в порядки противника, воспользоваться его замешательством и нанести поражение. «Тигры» устремились на батальон Т-34 советского 5-го гвардейского танкового корпуса. Витман уничтожил в этом бою девять вражеских танков. Другие экипажи роты также добились успеха. Два «тигра» были подбиты, а их экипажи подобрали другие танки. На следующий день бои возобновились. К вечеру 8 февраля «Лейбштандарт» пробился к берегу реки, которой суждено было сыграть судьбоносную роль в эвакуации котла — реки Гнилой Тикич. Справа от «Лейбштан-дарта» наступала армейская 1-я танковая дивизия. Она также вышла к реке. (Здесь в боях отличился оберфельд-фебель Ганс Штриппель из этой дивизии. До того момента с начала войны Штриппель уничтожил более семидесяти вражеских танков. Годом ранее, 26 января 1943 года, он был удостоен Рыцарского Креста. За действия при прорыве окружения под Черкассами он был награжден «Дубовыми листьями» к Рыцарскому Кресту, став 485-м немецким военнослужащим, получившим эту награду. «Дубовые листья» были ему вручены 4 июня 1944 года.) Бои на внешнем обводе кольца окружения день ото дня становились все ожесточеннее. Пытаясь предотвратить прорыв, советские солдаты вели огонь по немецким танкам из всего, что могло стрелять. Танки натыкались на стену противотанковой артиллерии, самоходок и танков. Унтершарфюрер Франц Штаудегер, один из самых удачливых командиров «тигров» в операции «Цитадель», в боях за Черкасский котел вновь отличился. Во время «Цитадели» Штаудегер служил во взводе Вендорфа. Положение было критическое, и его «тигр» оказался последней свободной машиной. Штаудегер справился с ситуацией и спас весь 1-й танковый полк СС, за что и был награжден 10 июля 1943 года Рыцарским Крестом. 10 февраля 1944 года снова произошло нечто подобное. Восемнадцать советских танков и САУ зашли роте Витмана во фланг и тыл. Штаудегер немного отстал, исправляя мелкие неполадки в дифференциале. Догоняя ушедших вперед товарищей, он заметил вражеские танки, выезжающие из низины в тылу роты Витмана. «Витман! Осторожно! — крикнул он по радио. — Сзади! Я иду!» Витман тут же узнал неповторимый акцент фольксдойче Штаудегера. «Развернуться влево и открыть огонь!» — приказал он. Шесть «тигров» развернулись. Из стволов советских самоходок вырвалось пламя. В этот момент Штаудегер подбил одну из самоходок выстрелом сзади. Советскую машину объяло пламя. В последовавшей свалке были уничтожены все вражеские машины, кроме двух. Пять побед записал на свой счет Штаудегер. «Тигры» двинулись дальше вместе, атаковали полосу противотанковой обороны и подавили ее. Это позволило перевести дух штурмбаннфюреру Герберту Кульману, принявшему командование 1-м батальоном 1-го танкового полка СС после того, как оберштурмбаннфюрер Вюнше был переведен во вновь сформированную 12-ю танковую дивизию СС «Гогенштауфен». «Тигры» и Pz-IV выстроились позади машины Кульмана, вознамерившегося прорваться к окруженным любой ценой. Вскоре к атакующим присоединились «тигры» и «пантеры» тяжелого танкового полка Бэке. Силы прорыва вышли на позиции недалеко от Джурженцев, где были вновь остановлены противником, на этот раз атаковавшим их незащищенный левый фланг. В последующие дни из лесов появлялись все новые и новые вражеские танки. Количество белых колец на стволе «тигра» Витмана, обозначавших победы, неуклонно росло. На орудии уже красовались десять широких колец и семь узких — 107 подбитых танков. Каждый день приносил новые победы. Бремя обороны отвоеванной территории легло на мотопехоту дивизии СС. Ряды полка таяли, словно снег в лучах весеннего солнца. Высота 239 была полита кровью сотен солдат, а окруженные все еще ждали в котле. Они развернули фронт и готовились к прорыву. На реке были обнаружены броды. Первые танки переправились на другой берег, иногда погружаясь в воду по крылья. Саперы построили восточный и северный мосты. К рассвету 16 февраля 1944 года немецкие войска твердо удерживали важнейший пункт — деревню Лысянка. Транспортные самолеты Ю-52 на малой высоте перелетали в котел и сбрасывали на парашютах двухсотлитровые баки с топливом. Потом вновь ударили морозы. В бой вступил 503-й тяжелый танковый батальон капитана Шерфа. Советские войска были выбиты из Октября. Не дойдя 25 километров до внутреннего кольца окружения, 17 февраля 1944 года III танковый корпус увяз в боях. Окруженным был направлен приказ: «Прорывайтесь навстречу!» После ужасных боев и под непрерывным обстрелом советских танков и реактивных минометов 35 000 человек сумели выйти к позициям деблокирующих частей. Каждое орудие и каждый танк вели бой круглые сутки. Каждый солдат отдавал все свои силы. Одним из таких людей был фельдфебель Волер, трижды переплывавший Гнилой Тикич, чтобы помочь переправиться раненым, не умевшим плавать. К сожалению, в котле остались 18 800 убитых и умирающих немецких солдат. Только благодаря усилиям оберштурмфюрера Витмана и других солдат деблокирующей группировки это число не оказалось больше. В следующие несколько дней солдатам Витмана пришлось пройти сквозь преисподнюю. Они столкнулись с войсками 1-го Украинского фронта генерала Г. К. Жукова (генерал Ватутин, командовавший фронтом до него, был убит украинскими партизанами). Советские войска прорвали левый фланг группы армий «Юг». Дивизия «Лейбштандарт» бросилась навстречу лавине вражеских танков, и это привело к новым ожесточенным схваткам. Вендорф, получивший Рыцарский Крест 15 февраля, был ранен в подбитом «тигре». Немецкие войска не смогли остановить советское наступление. «Лейбштандарт» сражался в снегу и грязи вдоль шоссе восточнее Тарнополя1. Вместе с 1-й танковой дивизией он попал в окружение в районе Каменец-Подольского в начале марта 1944 года, однако через несколько дней дивизия сумела вырваться к своим. 1-я танковая дивизия СС была обескровлена. Уцелевших отвели в тыл и направили в Бельгию, где планировалось переформировать дивизию. Витману было приказано прибыть в ставку фюрера для получения «Дубовых листьев». Он встретился с Гитлером, получил награду и отправился домой, к семье.

Слава и забвение Михаэля Витмана


Отпуск Витмана был недолгим, и вскоре он получил приказ отправиться в Бельгию, где ему предстояло принять командование 2-й ротой 501-го танкового батальона СС. Батальон, 1 -й ротой которого командовал гаупт-штурмфюрер Мебиус, был сформирован недавно и подчинялся непосредственно командованию I танкового корпуса СС, в состав которого входили 1-я танковая дивизия СС и 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд». 6 июня 1944 года Союзники высадились в Нормандии. Танки I танкового корпуса СС двинулись к побережью в департаменте Кальвадос. Для 501-го тяжелого танкового батальона СС местом назначения был Кан. Для Михаэля Витмана это означало начало иной войны. Когда начиналась высадка, 1-я танковая дивизия СС и I танковый корпус СС находились в Бельгии. Дивизия «Гитлерюгенд» значилась в резерве ОКБ и находилась в районе Лизье. Там же вместе с ней находился и 501-й тяжелый танковый батальон СС, которому отводилась роль мобильной «пожарной команды». Байе был занят высадившимися Союзниками 7 июня. К этому времени Союзники уже потеряли 11 000 человек. Дивизия СС «Гитлерюгенд» и армейская учебная танковая дивизия ожидали приказа. Обе дивизии были готовы выступить уже в 04:00 6 июня. Дивизия «Гитлерюгенд» получила разрешение атаковать противника только 7 июня. Группенфюрер Витт отдал приказ: «Совместно с 22-м танковым полком 21-й танковой дивизии, дивизии надлежит атаковать высадившегося противника и сбросить его обратно в море». 12-м танковым полком СС командовал Макс Вюнше, 22-м танковым полком — полковник фон Оппельн-Брониковски. В атаку двинулась возглавляемая Куртом «Панцер» Майером мотопехота 12-й танковой дивизии СС. После первоначальных успехов атакующие увязли. Растерзанная ударами авиации Союзников учебная танковая дивизия смогла вступить в бой лишь на следующий день. В следующие два дня немецкие войска предприняли несколько контратак, но так и не сумели пробиться к побережью. Три танковые дивизии были переброшены с запада на восток на позиции в районе Кана и вдоль прибрежной дороги Кан — Байе — Карентан. Повсюду шли бои. 12 июня 501-й тяжелый танковый батальон прибыл в район боев. Рота Витмана сосредоточилась в редком лесу на восток — северо-восток от деревни Вийер-Бокаж. 1 -я рота 501 -го тяжелого танкового батальона под командованием гауптштурмфюрера Мебиуса заняла район сосредоточения правее Витмана. Допросы пленных показали, что на открытый левый фланг учебной танковой дивизии, связанной боем в районе Тийи, ведет наступление английская 7-я танковая дивизия. Пока английская 50-я пехотная дивизия штурмовала Тийи в лоб, «Пустынные крысы» пытались проскользнуть в тыл учебной танковой дивизии. «Тигры» Витмана, вышедшие 7 июня маршем из Бове через Париж в район высадки, утром 8 июня были атакованы в районе Версаля самолетами Союзников. Несколько «тигров» были подбиты, и их пришлось эвакуировать в тыл для ремонта. Остальные «тигры» прибыли в район Вийер-Бокаж рано утром 12 июня. На следующий день Витман провел разведку местности. «Проклятие, Михаэль! У меня такое чувство, будто что-то случилось!» — сказал шарфюрер Воль, единственный оставшийся с Витманом член старого экипажа. «Вполне может быть, Бальти», - ответил Витман. Он приказал остановиться. «Тигр» стоял на гребне невысокого холма, оставаясь скрытым от посторонних глаз. Витман же прекрасно видел расстилавшуюся внизу равнину. Шум двигателя танка смолк. Осматривая горизонт, Витман заметил движение севернее, в районе Сер-менто. «Вражеские танки на дороге к Вийер-Бокаж и на пути к высоте 213. Воль, приготовиться к бою!» Витман направил «тигр» в обход холма в небольшой лесок. Он остановился метрах в десяти от опушки леса. Витман вглядывался в стереотрубу. «Ребята, там целая танковая часть. Они движутся в Вийер-Бокаж и, возможно, повернут на Кан. Сообщите в роту: боеспособным «тиграм» приготовиться к бою и следовать к высоте 213! Ждать дальнейших распоряжений!» Утро 13 июня 1944 года было туманным, и истребителей-бомбардировщиков в воздухе не было. Слава и забвение Михаэля Витмана
Вражеские танки и бронетранспортеры двигались вперед. Охранения перед ними не было. Это были передовые части английской 7-й танковой дивизии: 22-я танковая бригада и подразделения 1-й пехотной бригады. Здесь же были две роты знаменитого 8-го гусарского полка и подразделения 1-го танкового полка. Витман прекрасно понимал, какую угрозу представляют эти силы. Если 7-я танковая дивизия выйдет в тыл немецких войск, бои на этом участке можно считать законченными. Вражеские танки приближались. Ближайший из них был метрах в двухстах Наводчик Воль уже видел его в прицеле. Танки приблизились еще на 100 метров. «Вперед1» — приказал Витман. Двигатели «тигра» взревели, и танк пришел в движение. Он вышел из леса, выбрался на дорогу и остановился. Воль открыл огонь. Первый снаряд сорвал башню с головного английского танка. Из разбитых люков полыхнуло пламя. Следующий снаряд уже устремился к цели. Второй английский танк разорвало на части. «Тигр» медленно двигался вперед. Вражеская колонна остановилась. С такого расстояния в цель попадал каждый снаряд. «Тигр» двигался вдоль колонны мимо танков, грузовиков, мотоциклов, полугусеничных машин и бронетранспортеров, разнося все на своем пути. Первая атака продолжалась всего пару минут. Когда она закончилась, головная часть колонны была уничтожена. Танк «Кромвель» вышел из колонны и выстрелил. Снаряд ударил в лобовую броню «тигра» и отскочил Воль развернул ствол 88-мм орудия в сторону стрелявшего «Кромвеля» и выстрелил. Первый же снаряд пронзил броню английского танка и поджег его. «Тигр» продолжал двигаться вперед, стреляя бронебойными и осколочно-фугасными снарядами Он уничтожил британскую часть, которая должна была решить исход боев под Тийи и которая решила бы его, если бы этот одинокий «тигр» не оказался на месте. В наушниках Витмана раздался голос «Штамм вызывает командира роты. Вышли к высоте 213 Ведем бой с танковым дозором противника!» «Вперед, Штамм!» — ответил Витман. Через несколько секунд четыре «тигра», сохранившие боеспособность после марша, своим огнем помогли командиру роты. Унтерштурмфюрер Штамм повел четверку «тигров» против 8-го гусарского полка. Вскоре уцелевшие вражеские танки начали отходить. Они двинулись к Вийер-Бокаж, куда отступили основные силы англичан. Наконец бой закончился. На поле остались сгоревшими или обездвиженными двадцать пять танков и бронемашин, не считая большого количества другой техники. Вдруг Витман услышал голос гауптштурмфюрера Мебиуса: «Иду с восьмью «тиграми»! Прошу указать направление!» «Противник отошел в Вийер-Бокаж. Мы готовимся атаковать деревню со стороны высоты 213. Заходите с юга!» Витман направился к высоте 213. Прибыв туда, он обнаружил четыре «тигра» своей роты. Штамм доложил о готовности. «Тигры» двинулись в атаку и вошли в Вийер-Бокаж. Английские противотанковые орудия открыли огонь. Английский противотанковый дивизион майора Френча «попытался остановить этих здоровенных слонов» (как описывал этот бой впоследствии сам майор). Тринадцать «тигров» атаковали Вийер-Бокаж с трех сторон и вошли в деревню. Витман направил свой «тигр» на боковую улицу. С главной улицы до него донеслись звуки стрельбы противотанковых орудий и тяжелые удары прямых попаданий. Бергер сдал на несколько метров назад. Они развернулись и увидели, как противотанковое орудие открыло огонь по немецкому танку и подожгло его. Воль повернул башню. Он прицелился в противотанковую пушку, готовившуюся выстрелить снова. 88-мм снаряд врезался в противотанковую пушку, но и немецкий танк был подбит. Это был «тигр» унтерштурмфюрера Штамма. Никто из пяти членов экипажа не смог выбраться из пылающего стального гроба. Через три минуты вспыхнул «тигр» шарфюрера Эрнста Крига. Снова не спасся никто из экипажа. Несмотря на потери, уцелевшие танки прорвали противотанковую оборону. «Тигр» Витмана вырвался далеко вперед. Витман видел, что город занят английской пехотой. «Тигр» уже повернул на главную улицу, когда сбоку блеснула вспышка. С оглушительным грохотом снаряд угодил в правый передний каток танка. Попаданием снаряда с «тигра» сорвало правую гусеницу. «Танк неподвижен!» — в отчаянии крикнул Бергер. «Взять все оружие и покинуть танк!» Экипаж выскочил из люков и был встречен автоматным огнем. Танкисты бросились бежать и наконец укрылись за невысокой стеной, шедшей вдоль стены дома. «Все здесь?» — спросил Витман. «Все», — ответил обершарфюрер Бергер. Впятером они залезли в дом, выбрались с обратной стороны и ползком направились через сад. Вскоре они добрались до окраины городка. Подъехал один из «тигров» роты и подобрал их. В штабе I танкового корпуса СС уже знали о подвиге Витмана. Через час на КП батальона появился Зепп Дитрих. Он попросил Витмана описать ход боя, потом сказал: «Вы славно поработали, Витман. Вы решили исход боя. Что я могу для вас сделать?» «Я хотел бы, чтобы наш «тигр» вытащили», — ответил Витман, бросив искоса взгляд на одобрительно кивнувшего Воля. «Думаю, это я могу вам обещать — четверть часа назад 2-я танковая дивизия и боевая группа учебной танковой дивизии начали наступление на Вийер-Бокаж. Как только город будет в наших руках, туда направятся ремонтники». «Спасибо!» К вечеру поступил доклад, что противник оставил Вийер-Бокаж. Витман и Воль отправились в город вместе с ремонтниками. Они нашли «тигр» на том же месте, где пришлось его оставить. Противник не снял ничего. Ремонтники приступили к работе, и незадолго до полуночи обершарфюрер из ремонтной бригады сказал: «Можете залезать!» Англичане назвали этот бой «Сражением при Вийер-Бокаж». Здесь английская 7-я танковая дивизия понесла самые тяжелые потери после высадки. Она потеряла весь штаб дивизии и танковую роту А, всего двадцать семь танков, а также всю колесную и гусеничную технику 22-й танковой бригады. Командир 22-й танковой бригады бригадир У. Хайнд был в отчаянии. Он потерял 15 офицеров и 176 нижних чинов. 1-я пехотная бригада лишилась командира, трех офицеров и шестидесяти нижних чинов. Операция «Перч», спланированная фельдмаршалом Монтгомери, закончилась провалом. Теперь Кан, захват которого был целью наступления, пришлось штурмовать в лоб. Монтгомери нанес удар, стремясь создать условия для прорыва. Оборону в районе Кана и Тийи держали учебная танковая дивизия и 12-я танковая дивизия СС. В это время Витман активно участвовал в боях: возглавлял атаки, проводил контратаки и выполнял разведывательные задания. 22 июня 1944 года он стал 71-м немецким военнослужащим, получившим «Мечи» к Рыцарскому Кресту. К этому моменту он уничтожил 138 вражеских танков и САУ и 132 противотанковых орудия, став с большим отрывом самым результативным командиром танка в Вооруженных силах Германии. За проявленную храбрость Витман был произведен в гауптштурм-фюреры. Витман продолжал командовать ротой в своем «тигре». Следующая операция происходила в районе Фа-леза. Монтгомери дал приказ канадской 1-й армии атаковать город. В распоряжении генерал-лейтенанта Симмондса, командовавшего операцией «Тоталайз», было две танковых дивизии, две танковых бригады и три дивизии пехоты. Силы атакующих сосредоточились южнее Кана вечером 7 августа. На острие удара шли шестьсот танков, сведенных в шесть групп. Им было приказано наступать восточнее и западнее шоссе, ведущего к Фалезу, и занять город к полудню. Тысяча тяжелых бомбардировщиков должна была пробить для танков десятикилометровую брешь в немецкой обороне. Наступление началось. К вечеру противник углубился в немецкую линию обороны на пять километров. Если бы в этот момент нанесли удар сосредоточенные танки канадской 4-й и польской 1-й танковых дивизий, противопоставить им немцы смогли бы лишь две боевых группы 12-й танковой дивизии СС, насчитывавших в общей сложности полсотни танков.

Слава и забвение Михаэля Витмана


Однако «Панцер» Майер знал, что нужно делать: «Держать оборону с опорой на Синте и нанести фланговый удар нашими танками!» Оберфюрер Майер, принявший командование дивизией после того, как группенфюрер Витт погиб в результате огневого налета артиллерии на штаб дивизии, обернулся к командиру «тигра» и сказал: «Витман, идите на север, займите Синте и остановитесь там. Ваши «тигры» должны прикрыть фланг от удара танков противника!» Витман вместе со своим батальоном (командиром которого он к этому времени стал) двинулся на север. Они вышли к Синте, где уничтожили несколько вражеских танков, атаковавших мотопехоту, оборонявшую деревню. Потом командиры «тигров» увидели вражеские танки — шестьсот машин, наступавших в несколько эшелонов. «Тигры» Витмана укрылись за длинной живой изгородью. Прибыл оберфюрер Майер и отдал новые распоряжения. Витман залез в танк. Две танковые роты в сопровождении мотопехоты отправились на север. Среди танков начали рваться снаряды вражеской артиллерии. Танкисты услышали в наушниках голос Витмана: «Полная скорость! Вперед! Вперед! Вперед!» На глазах у командиров Витман, как всегда первый, устремился прямо в стену вражеского огня. Эта тактика никогда его не подводила. Танки прорвались, и за ними в адский огонь последовала мотопехота. Вдруг все, кто наблюдал из тыла немецких позиций за героической атакой Витмана, вскрикнули, указывая на небо. Вот они: 1900 бомбардировщиков и 1800 истребителей (как стало известно позднее из архивов Союзников)! «Вперед! В поле!» — приказал Майер. Бомбардировщики сбросили свой груз над несколькими французскими городками. Одну за другой сравнивали они французские деревни с землей, а часть бомб даже упала на позиции канадцев. Командир 3-й канадской пехотной дивизии генерал-майор Келлер был ранен, и его пришлось отправить в тыл. Многие из его солдат были убиты или ранены. Ковровое бомбометание перепахало полосу шириной в десять километров. После авианалета танки Витмана ударили во фланг польской дивизии и открыли огонь с дистанции 1800 метров. Атака Витмана остановила продвижение волны «шерманов» к Синте. Бой шел несколько часов. Сразу несколько командиров «тигров» доложили, что Витман уничтожил один, потом — второй, а потом — и третий вражеский танк. Удачная контратака немцев привела к прекращению операции «Тоталайз». Когда наступил вечер, танк командира не вернулся. Оберфюрер Майер отправил поисковые партии, чтобы найти Витмана. Он опросил всех командиров танков, сражавшихся рядом с гауптштурмфюрером. Вскоре Майеру удалось по крупицам восстановить картину произошедшего. Во главе «тигров» Витман бросился в гущу схватки и восточнее Синте вступил в бой с группой «шерманов». Он уничтожил два «шермана» и подбил третий, а потом повел боевую группу на север. Его «тигр», наткнувшийся на превосходящего по численности противника, был осыпан градом снарядов. Наконец от трех до пяти «шерманов» загнали «тигр» Витмана в угол. Огнем с трех сторон «тигр» был подбит. Из люков танка вырвались языки пламени, и никто из экипажа не спасся. Вероятно, все они погибли от попаданий снарядов. Так 8 августа 1944 года в бою под Каном погиб Михаэль Витман.

Слава и забвение Михаэля Витмана


Важные даты в жизни Михаэля Витмана

22 апреля 1914 года: Родился в Фогельтале (Верхний Пфальц).
1937 год: Поступает в полк личной охраны Гитлера «Лейбштандарт».
Сентябрь 1939 года: Участвует в кампании в Польше, командуя бронемашиной.
Май 1940 года: Участвует во вторжении во Францию в составе моторизованного разведывательного батальона «Лейбштандарт Адольф Гитлер».
Апрель 1941 года: Участвует во вторжении в Югославию в качестве командира самоходки. Награжден Железным Крестом 2-го класса за действия на перевале под Клиди.
Июнь 1942 года: Возвращается в моторизованную дивизию СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» во Францию после отпуска в Германии по ранению.
Ноябрь 1942 года: Начинает обучение на «тигре».
Январь 1943 года: В составе II танкового корпуса СС отправляется на Восточный фронт, где участвует в боях за Харьков.
Июль 1943 года: Курская битва.
Июль—август 1943 года: Дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер» переброшена в Италию.
Ноябрь 1943 года: Дивизия ЛАГ возвращается в Россию.
13 января 1944 года: Награжден Рыцарским Крестом.
20 января 1944 года: Произведен в оберштурмфюреры.
31 января 1944 года: Награжден «Дубовыми листьями» к Рыцарскому Кресту.
Весна 1944 года: Переведен в Бельгию на должность командира 2-й роты 501-го тяжелого танкового батальона СС.
6 июня 1944 года: Высадка Союзников во Франции.
13 июня 1944 года: В одиночку останавливает прорыв английских танков под Вийер-Бокаж.
22 июня 1944 года: Произведен в гауптштурмфюреры за храбрость перед лицом врага и награжден «Мечами» к Рыцарскому Кресту. (К этому времени уничтожено 138 вражеских танков и 132 противотанковых орудия.)
8 августа 1944 года: Погиб в бою восточнее Синте.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Асы панцерфаффе
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт