СОВЕТСКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ НА СЕВЕРЕ. ГАНС БЁЛЬТЕР

дата: 31-01-2011, 12:33 просмотров: раздел: Асы панцерфаффе
Дивизии генерала Духанова устремились к слабозащищенным опорным пунктам 170-й пехотной дивизии. Советская 86-я стрелковая дивизия попыталась форсировать замерзшую Неву и обойти Шлиссельбург с фланга, но сосредоточенным огнем оборонявшихся немцев атака была сорвана. Лед был усеян телами павших советских солдат. Ряды наступавших полков стремительно редели под огнем скорострельных немецких пулеметов MG-42. Наступление пришлось прекратить. 45-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора А. А. Краснова пыталась прорваться у дороги, обходившей город с юга. Здесь оборону держал 399-й гренадерский полк полковника Грисбаха. (В звании майора Грисбах был 14 марта 1942 года награжден Рыцарским Крестом, а уже в звании полковника стал 242-м немецким военнослужащим, получившим «Дубовые листья» к Рыцарскому Кресту. 6 марта 1944 года, командуя 170-й пехотной дивизией, он получил «Мечи» к Рыцарскому Кресту.) Советская гвардия была остановлена у разбитых немецких траншей. Те, кому удалось ворваться на немецкие позиции, были отброшены в рукопашной. Лишь в районе Марьино советским войскам удалось добиться успеха. Первые четыре волны наступавших отступили, потеряв три тысячи человек, но пятая волна сумела прорваться. Саперы переправили Т-34 по коварному невскому льду, и танки устремились на немецкие позиции, стреляя из пушек и пулеметов и расширяя брешь, пробитую в немецкой обороне. Подполковник Кляйнхенц, командовавший 401-м гренадерским полком, тщетно пытался заткнуть брешь. Во время одной из попыток он и его адъютант были тяжело ранены. Советские стрелковые дивизии, застрявшие под Шлиссельбургом, были развернуты и направлены под Марьино. Если бы советской 67-й армии удался фланговый удар в районе Дубровки и Городка, то была бы открыта дорога через замерзшие болота и Синявинские высоты к южной части немецкого «бутылочного горлышка» у Кировской железной дороги. Исход сражения висел на волоске. Генерал Ундеман, командовавший 18-й армией, понимал опасность советского прорыва Вечером 12 января 1943 года доклады показывали, что в районе Марьино действовали четыре вражеских стрелковых дивизии и танковая бригада Они пытались прорваться к «бутылочному горлышку», а затем где-то на середине пути встретиться с ударными дивизиями, наступавшими с востока и постепенно отклонявшимися к югу «Придется бросать в бой ватцманцев», — сказал он «Ватцманцами» прозвали 96-ю пехотную дивизию генерал-майора Нельдехена Штаб дивизии и остатки трех ее гренадерских полков находились в районе Синявино В дивизии на тот момент насчитывалось не больше половины штатного состава. Вечером 12 января 96-я дивизия получила приказ атаковать из района сосредоточения в северо-западном направлении и отбросить противника обратно за Неву. В распоряжении генерал-майора Нельдехена было всего пять гренадерских батальонов Поддержку пехоте оказывали дивизион 36-го зенитно-артил-лерийского полка, вооруженный 88-мм орудиями, и четыре танка «тигр» 1-й роты 502-го тяжелого танкового батальона под командованием обер-лейтенанта фон Гердтеля. Сопровождали «тигров» восемь Pz-III. Для контрнаступления все было готово. С руганью и ворчанием пехотинцы преодолевали глубокие, по грудь, сугробы. Вырывавшийся изо рта пар облачками висел над наступающими солдатами, пробивающимися сквозь ледяную ночь. «Черт!» — мрачно бросил унтер-фельдфебель Грю-нингер. Они вошли в лес, и малейшее прикосновение к молоденьким елочкам тут же обрушивало на голову лавину снега. «Ну, и где наши знаменитые «тигры»?» — спросил Лутшки. «Не слышишь? Пердят себе где-то сзади, а нам приходится лезть вперед и смотреть, чтобы нас не перебили». «Интересно, ждут ли нас русские в лесу?» — тяжело дыша, спросил кто-то из солдат, привалившись к дереву, чтобы перевести дух. «Срать я хотел на этот лес!» — пробормотал Безебек, тащивший пулемет. «Только в штаны не навали! Впереди нас ждут русские — вот там можешь гадить сколько влезет!» Прозвучал приказ взять оружие на плечо и двигаться дальше. Пехотинцы пошли вперед. Навстречу им доносились звуки выстрелов «ратш-бумов», советских универсальных 76,2-мм орудий. Стрекотали пулеметы. Время от времени над головами проносились залпы «Катюш». Заслышав страшный гул приближающихся ракет и взрывы, солдаты инстинктивно пригибались. Чуть сильнее сжав в руках оружие и ящики с боеприпасами, они продолжали путь. Вдруг впереди в ночи засверкали вспышки. Не менее десятка советских огневых точек одновременно вели огонь из пулеметов и скорострельных пушек. Коротко рявкали противотанковые орудия, среди деревьев мелькали трассеры. «В атаку! Вперед!» Пехотинцы с криком бросились в атаку, подбадривая себя звуками собственных голосов. Унтер-фельдфебель Грюнингер увидел вспышки, вырывавшиеся из ствола «Максима». Он обернулся. Слыша за спиной топот солдат взвода, он бросился на землю и пополз вперед. Он видел, как Безебек прикрывает их пулеметным огнем. Как обычно, все делалось без единого слова. Следом за ним полз Лутшки, вооруженный автоматом. Он был опытным солдатом и знал, что делать. Лутшки срезал очередью советского солдата, пытавшегося через кусты обойти Грюнингера справа. Вот Грюнингер увидел вспышки выстрелов «Максима» метрах в десяти справа от себя. Он укрылся за сугробом, снял с пояса три гранаты, вкрутил запалы и поочередно выдернул чеку. Одну за другой он бросил гранаты в сторону огневой точки противника. Все три гранаты разорвались одновременно. Грюнин-гер вскочил на ноги. Солдаты взвода увидели, как он бежит вперед. Они добежали до советских позиций и ворвались на них. Немецкая пехота захватила советские передовые позиции в рукопашной схватке, несмотря на то что солдаты местами проваливались в снег по грудь. К ним присоединились товарищи справа и слева. Они вышли кдороге, шедшей в обход города. Вдруг прозвенел крик: «Впереди танки!» Уже наступило утро, и советские танки двигались по заснеженным полям к опушке леса. Из стволов двадцати четырех танковых орудий вырывались языки пламени. Снаряды срубали верхушки молодых деревьев. Облепленные снегом ветви с треском падали на землю. «Господин фельдфебель, они поворачивают на нас!» — крикнул ефрейтор Гудехус. «Прикройте!» Слева появился лейтенант Айхштэдт. Он нес два ранцевых заряда и несколько подрывных зарядов, связанных проволокой. «Дайте один мне!» — попросил Гудехус. Айхштэдт кивнул. «По наступающей пехоте — огонь!» С двух сторон MG-42 открыли огонь по следовавшей за танками советской пехоте. Лейтенант оглянулся. «Готов, Гудехус?» «Готов!» «Тогда пошли! Ты пойдешь справа, я — слева!» Они вскочили, рванулись вперед и бросились в снег, когда по ним открыл огонь пулемет. Они продолжили путь ползком и достигли узкого дефиле. Когда они выбрались на край ложбины, наступавшие на позиции их роты Т-34 уже поравнялись с ними. Танки сотрясались при каждом выстреле. «Давай, Гудехус!» Вдвоем они подобрались к одному из танков и бросили заряды сзади под нависающую башню. «Запал горит!» — крикнул лейтенант сквозь гул сражения, и оба они бросились в укрытие. Танк содрогнулся от двух мощных взрывов трехкилограммовых зарядов. Взрывы сдвинули башню Т-34 с погона, выведя его из строя. «Вызываю Гердтеля! — донесся голос сквозь треск радиопомех. — Танки противника достигли наших основных позиций и теснят наших солдат! «Тигры» — в атаку!» Обер-лейтенант Гердтель прокашлялся и вызвал по радио свою роту: «Гердтель — общий вызов. Следовать за мной!» Четверка «тигров» двинулась вперед, вдавливая деревья на своем пути в снег. Обер-лейтенант уже слышал гул танковых орудий противника. Он повернул левее. «Пристраивайтесь справа! Огонь по моей команде!» Четыре «тигра» рассредоточились, образовав широкий клин. Появились первые советские танки. Обер-лейтенант Гердтель скомандовал: «Огонь!» Наводчики уже выбрали цели. Несколько выстрелов из 88-мм пушек громыхнули один за другим. После первого залпа четырех «тигров» вспыхнули два Т-34. Наводчики и заряжающие немецких танков работали слаженно и быстро. Прежде чем советские танки сумели развернуться навстречу новой угрозе, «тигры» успели дать второй залп. Загорелись еще два Т-34. «Вперед! В дефиле!» Механик-водитель экипажа Гердтеля вдавил педаль газа. «Тигр» двинулся в теснину и вышел на противоположной стороне. С небольшого возвышения командир роты прекрасно видел местность. Фон Гердтель видел, как Т-34 продрался сквозь подлесок и направил орудие на крайний справа «тигр». «Осторожно, Шнайдер! Противник справа!» Наводчик уже взял прицел. Резкий грохот выстрела 88-мм пушки эхом разнесся над полями. Спустя пару секунд блеснула вспышка — бронебойный снаряд поразил правый борт Т-34. Словно поднятая невидимой рукой, башня взлетела в воздух и с грохотом рухнула в снег. «Попадание! Продолжать огонь!» Наводчик всматривался в телескопический прицел. В тот же миг, когда в прицеле показался следующий Т-34, по боевому отделению прокатился оглушающий грохот удара стали о сталь. «Вперед и налево! Стреляли со стороны тех деревьев! Вперед!» Но прежде чем командирский танк успел сманеврировать, он получил новое попадание. Снаряд пробил сталь орудийной маски. Длинный, иззубренный осколок вонзился в грудь наводчика, нанеся ему смертельную рану. Товарищи вытащили наводчика из подбитого «тигра» и отнесли на позиции пехоты. Обер-лейтенант Гердтель снял с его шеи жетон. Остальные «тигры» продолжали стрелять. Когда последний Т-34 скрылся из вида, на пустоши оставались двенадцать горящих и дымящихся советских танков. «Тигр» впервые показал свои смертоносные способности. Подбитый «тигр» Гердтеля оттащили в тыл. С наступлением вечера советские войска вновь попытались прорваться к лесу. И снова раздался призыв пехоты: «Вражеские танки! Шлите вперед «тигры»!» «Бёльтер, идите со своим взводом вперед. Нам надо сперва пополнить боекомплект. Если дела пойдут неважно, зовите». Обер-лейтенант фон Гердтель поднял руку. Ганс Бёльтер кивнул. Его узкое лицо выглядело серьезным и задумчивым. Он встал в открытом люке и помахал рукой командиру роты. Потом он приказал выступать. Два стальных гиганта двигались по снегу друг за другом. Очертания выкрашенных в белый цвет «тигров» в полумраке вечерних сумерек сливались с окружающей местностью. Вдруг фельдфебель Бёльтер заметил вспышку — открыло огонь советское противотанковое орудие. Он тут же нырнул в люк и захлопнул крышку. Бронебойный снаряд просвистел над головой. Герберт Хельцль, механик-водитель Бёльтера, повернул машину. «Тигр» с ревом сместился в сторону. «Огонь, Грешль!» — крикнул Бёльтер. Наводчик Грешль прицелился по вспышке орудийного выстрела, когда противотанковая пушка выстрелила во второй раз. На этот раз снаряд пролетел в нескольких метрах справа от «тигра». Танк остановился, и наводчик внес небольшую поправку. Раздался выстрел, и отдача качнула «тигр» назад. Снаряд разорвался на позиции советского противотанкового орудия, взорвав сложенные там боеприпасы. Больше противотанковая пушка угрозы не представляла. «Отлично, Бастиан!» Тем временем стемнело. Разглядеть второй «тигр», который должен был занимать позицию в нескольких сотнях метров в сторону, было невозможно. Бёльтера это не волновало — фельдфебель Шютце, командовавший вторым «тигром», был опытным командиром и, когда нужно, всегда был на позиции. Вдруг, вглядываясь сквозь смотровую щель, Бёльтер увидел неясные фигуры, появившиеся перед танком. «Курсовой и башенный пулеметы — огонь!» Оба пулемета открыли огонь, и, приоткрыв башенный люк, чтобы получше оглядеться, Бёльтер увидел справа вспышку — второй «тигр» открыл огонь. Бронебойный снаряд с ревом пронесся всего лишь в метре от правого борта «тигра». Бёльтер заметил впереди вспышку, не более, чем в шестистах метрах от него. «Вижу цель!» — крикнул Грешль, наводя орудие на нового противника. Механик-водитель тут же остановил танк. Грешль поправил прицел и нажал на кнопку выстрела. «Тигр» вздрогнул от отдачи, и еще до того, как машина перестала дрожать, командир, наводчик и механик-водитель увидели столб пламени, поднявшийся на месте советского танка. «Попадание!» — облегченно крикнул Бёльтер. Он в любую секунду ожидал ответного выстрела Т-34. В таких дуэлях побеждал быстрейший. Быстрые действия означали выживание в безжалостной борьбе с противником, агрессивность которого была хорошо известна. Слева и справа от фельдфебельского «тигра» вверх взметнулись фонтаны снега. Резкий свет залил боевое отделение, когда сзади, рядом с танком, разорвался снаряд, осыпав «тигр» градом стальных осколков и комьями мерзлой земли. «Вон еще!» — крикнул Хельцль, внезапно увидев белую тень, двигавшуюся через открытый участок местности. «Вправо, Хельцль! Нужно уйти в сторону, чтобы нас не освещал горящий танк!» Хельцль вцепился в рулевой штурвал и переключил передачу. Рванувшись с места, «тигр» набрал скорость и развернулся. Пока «тигр» пытался укрыться в темноте, Грешль заметил еще один Т-34. Танк шел прямо на них. «Стоп!» — крикнул он. Слегка нажав на педаль, Грешль повернул башню, чтобы вражеский танк, тоже остановившийся, оказался в перекрестье прицела. Он нажал кнопку выстрела. 88-мм орудие с ревом выстрелило. Снаряд угодил в наклонный борт Т-34 и отскочил. Блеснула вспышка выстрела Т-34. Снаряд пролетел совсем близко над ними. Прежде чем Т-34 успел перезарядить орудие, «тигр» выстрелил снова. Снаряд попал советскому танку точно между корпусом и башней. Сила удара сорвала башню Т-34 с погона. Башня целиком опрокинулась назад и зарылась в снег в нескольких метрах позади танка. Над разбитым Т-34 взвилось пламя. Через несколько секунд взорвался боекомплект, превратив танк в пылающий стальной гроб. Немецкий пост радиоразведки в Синявино слышал голоса советских танкистов: «Тигры! Тигры! Поехали! Поехали! Сюда прет!» Судя по этим словам, противник с уважением отнесся к новому немецкому танку. Однако для фельдфебеля Бёльтера дела все еще шли не слишком гладко. Справа он увидел три или четыре разворачивающихся советских танка. Слева появились новые танки. «Они пытаются взять нас в клещи! — объяснил Бёльтер экипажу. — Сохраняйте спокойствие — все зависит именно от этого!» «Тигр» развернулся влево. Наводчик и заряжающий были наготове. Они хорошо знали друг друга и действовали уверенно. Снаряд с лязгом вошел в ствол, и затвор захлопнулся. Через мгновения орудие выстрелило. Постоянно меняя позиции, «тигр» избегал ответного огня советских танков. Возникало ощущение, что у Хельцля было шестое чувство. Казалось, он знал, когда надо повернуть, когда изменить направление, прежде чем Т-34 выстрелит. Выехав из теснины, Бёльтер вдруг обнаружил прямо перед собой, менее чем в двухстах метрах, вражеский танк. Оба танка выстрелили одновременно. Т-34 промахнулся всего на метр. Снаряд же 88-мм пушки попал в цель. Он пронзил броню Т-34 и превратил танк в дымящуюся груду металла. Потом в лобовую броню «тигра» с огромной силой ударил снаряд. Он отскочил и унесся вверх. Удар отбросил Бёльтера. Его словно ударили по спине кулаком. «Поворачивай! Жми!» «Тигр» прошел дальше. Танк Бёльтера уже давно миновал линию фронта, когда выстрелом во фланг был подбит еще один Т-34. Группа советских солдат бросилась к «тигру». Стоя в командирской башенке, Бёльтер выпустил в их направлении очередь из автомата. «Тигр» с гулом несся по мерзлой земле, лязгая гусеницами. Ночь была наполнена ревом танковых орудий и беспорядочным стрекотом пулеметных очередей. Рвались гранаты. Советские пулеметы поливали очередями немецкую пехоту, пытавшуюся вернуть прежние позиции. Им удалось отбросить советские войска, лишенные теперь прикрытия танков. Вдруг появились еще три Т-34. Три попадания одно за другим потрясли «тигр», но ни один из снарядов не пробил броню. Рихтер загнал в камору 88-мм орудия очередной снаряд. Грешль выстрелил и прямым попаданием уничтожил ближайший вражеский танк. Остальные отвернули в сторону и поспешили скрыться. «За ними, Хельцль!» — приказал Бёльтер. Он должен был уничтожить советские танки, чтобы не дать им вернуться ночью и захватить позиции пехоты. «Тигр» на полной скорости устремился вперед, ревя семисотсильным двигателем. Огромный танк нырнул в небольшую ложбину, и, выезжая на противоположной стороне, Бёльтер примерно в 400 метрах увидел корму одного из Т-34. Грешль что-то крикнул механику-водителю, но тот не расслышал. Впрочем, он сам знал, что делать, и остановил «тигр». Наводчик тщательно прицелился. Бёльтер был готов уже прикрикнуть на него, что времени мало, и тут орудие «тигра» громыхнуло. Струя пламени ударила из кормы Т-34. Вспыхнули топливные баки, и Т-34 остался догорать в поле перед лесом. «Второй повернул направо и скрылся в лесу!» — сказал Грешль. «За ним! Жми!» Механик-водитель переключил передачу. «Тигр» набрал скорость. Бёльтер приказал механику-водителю двигаться вправо вдоль опушки леса. Достигнув его дальней стороны, Бёльтер увидел впереди в двухстах метрах советский танк. «Тигр» резко остановился. Грешль прицелился, и снаряд сорвал одну из гусениц Т-34. Поврежденный советский танк развернулся. Из орудия вырвалось пламя выстрела, но советский экипаж в спешке промахнулся. После второго снаряда Грешля Т-34 загорелся. Танковый бой завершился. За одно сражение Бёльтер уничтожил семь вражеских танков. «Разворачивай!» — приказал он уже более спокойным голосом. «Тигр» развернулся и, оставляя за собой следы гусениц на промерзшем снегу, покатил в сторону немецких позиций. «Бах, вызови Шютце и узнай, где он!» Йозеф Бах, радист Бёльтера, вызвал второй «тигр», но ответа не получил. Радиостанция не работала. «Станция повреждена!» Бёльтер собирался ответить, но в этот момент мощный удар потряс «тигр». «Попадание в двигатель!» — крикнул Бах. «Проклятие!» — Бёльтер думал, что делать дальше, но противник решил все за него. Второй снаряд ударил в «тигр». Танк вдруг наполнился запахом бензина. Затем в корме вспыхнуло пламя. «Горим!» — крикнул Хельцль. «Покинуть машину! — прохрипел фельдфебель. — Быстро! Вылезай! Вылезай!» Экипаж выскочил из танка. Бёльтер вырвал пистолет из кобуры и выбрался из башни. Несколько мгновений он стоял на крышке моторного отделения «тигра», а потом спрыгнул вниз — прямо на спину советского солдата. Бёльтер действовал инстинктивно. Он уткнул пистолет в грудь солдата, поднимавшего оружие, и нажал на спусковой крючок. Ничего не произошло. Солдат крикнул что-то, но что именно, Бёльтер не разобрал. Потом советский солдат вскочил и скрылся в темноте. Бёльтер пробирался сквозь ряды советских солдат, судя по всему, отступивших на эту позицию в ожидании новой танковой атаки. Фельдфебель попытался сориентироваться. Где второй «тигр»? Где Pz-III, которые должны были их поддерживать? Где его товарищи? Советские солдаты начали приходить в себя после паники, вызванной двумя «тиграми» — паники, которой, наверное, немало способствовало зрелище семи горящих остовов танков. Фельдфебель огляделся. Вот там, за молодыми сосенками, должно быть, стоит «тигр» фельдфебеля Шютце. Только бы это был он! Бёльтер вскочил и пробежал несколько шагов. Несколько советских солдат приблизились и что-то крикнули ему. Бёльтер махнул рукой вперед и отвернулся. Когда солдаты ушли, он бросился на землю и отполз в сторону. Оставшись в относительном одиночестве, он облегченно вздохнул. Вдруг он услышал рев двигателя с той стороны, где должны были находиться немецкие танки. Метр за метром он пробирался сквозь советские стрелковые цепи. Бёльтер замерзал. Холод пробирал сквозь зимнее обмундирование. Вот его окликнул советский офицер, показывая рукой в сторону немецких окопов. Бёльтер промычал что-то неразборчивое и некоторое время следовал за группой советских солдат, а потом снова скрылся. Темнота была для него спасением. Если бы было светло, вражеские солдаты тут же узнали бы его и, наверное, застрелили бы. Вдруг в темноте показался второй «тигр». Блеснула вспышка выстрела его орудия. Справа от Бёльтера осколочно-фугасный снаряд ударил в землю. Застрочили оба танковых пулемета. Фельдфебель нырнул в снежную яму, чтобы не попасть под огонь своих же товарищей. Как показать им, что он свой? Он осторожно отполз вправо и, когда «тигр» взобрался на пригорок, на котором находился Бёльтер, вскочил на крыло танка и осторожно пополз вперед к люку радиста. Едва он собрался позвать своего товарища, как тот крикнул:
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Асы панцерфаффе
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт шувалов