Ганс Бёльтер на Ленинградском фронте

дата: 3-05-2011, 22:06 просмотров: раздел: Асы панцерфаффе
В начале марта бои под Ленинградом затихли, и казалось, что вторая битва на Ладожском озере завершилась. Однако 19 марта бои разгорелись с новой силой, и начался третий этап сражения. На этот раз основной удар советских войск был направлен непосредственно на станцию Мга. Первая советская группировка в составе десяти дивизий, двух бригад и семи танковых бригад ударила из района южнее Вороново на Карбусель. Вторая группировка наносила удар из района Красного Бора. В ее состав вошли шесть дивизий, две бригады и пять танковых бригад. В случае успеха советские войска могли разблокировать Кировскую железную дорогу и обеспечить снабжение Ленинграда. Тогда весь район Синявино и Синявинских высот можно было бы брать практически голыми руками. Что же могли сделать немцы, чтобы сорвать эту попытку, и какие дивизии были в их распоряжении, чтобы противостоять третьему этапу советского наступления? Оборону на Ленинградском фронте держали дивизии L армейского корпуса, а именно: 4-я полицейская дивизия СС, 24-я пехотная дивизия, 215-я пехотная дивизия (включая группу Хойна, задействованную на другом участке фронта) и испанская 250-я пехотная дивизия. Побережье охраняли береговые батареи, наблюдатели и латышские добровольцы. Ораниенбаумский плацдарм удерживали 9-я и 10-я авиаполевые дивизии люфтваффе. В резерве армии было четыре дивизии: 21 -я, 69-я и 121 -я пехотные и 5-я горная. В Бадаеве, где «тигры» сосредоточились в ожидании советской атаки, до танкистов издалека доносился глухой гул артиллерийской стрельбы. Первый призыв о помощи прозвучал еще до рассвета.

Ганс Бёльтер на Ленинградском фронте


Был отдан приказ. «Поехали, ребята!» — крикнул Бёльтер. Они выскочили из избы и бросились к своей машине. Правее то же самое сделал экипаж Шютце. Еще дальше к танку бежал экипаж лейтенанта Майера. На местности грязь чередовалась с заснеженным, промерзшим грунтом. Чем ближе танки подходили к месту прорыва, тем ожесточеннее становилась канонада. По радио донесся голос обер-лейтенанта Диля: «Приготовиться к бою!» Все люки были закрыты. «Орудие заряжено и готово к бою!» — доложил Грешль. «Тигр» с грохотом пронесся через неглубокую канаву. Широкие гусеницы вырывали здоровенные комья земли и подбрасывали их в воздух. Через пару минут в стереотрубе Бёльтера развернулась картина ожесточенной схватки. Повсюду рвались минометные мины, обдавая танки грязью и осколками. Пехотный офицер махнул танку рукой и тут же скрылся из вида, когда затрещал советский станковый пулемет. «Огонь!» Оба пулемета «тигра» тут же ожили. «Тигр» остановился у окопа офицера. Бёльтер чуть приоткрыл люк. «Что происходит?» «Там, метрах в шестистах впереди, хорошо оборудованные огневые точки противника и не менее десяти пулеметов. Они поддерживают атакующих». Бёльтер услышал треск очереди и пригнулся. Крышка люка со звоном захлопнулась. «Вражеский пулеметный дот! Впереди, шестьсот метров!» Наводчик тут же засек несколько трасс пулеметных очередей, выпущенных из дота, и доложил: «Вижу цель!» Первый бронебойный снаряд ударил в стенку дота. Вверх взметнулся фонтан грязи, но несколько пулеметов еще продолжали стрелять. Шесть снарядов поразили вражескую огневую точку, прежде чем раздался взрыв и ее охватило пламя. «Тигры» все еще были метрах в трехстах позади позиций, когда советская пехота густой цепью двинулась в атаку. «Осколочно-фугасными!» — скомандовал обер-лейтенант Дильс. Результаты попадания снарядов в пехотную цепь были ужасающими. Через две минуты первая волна атакующих была остановлена. Советская артиллерия начала пристреливаться по «тиграм», занимавшим широко рассредоточенные огневые позиции. Вокруг машины Бельтера рвались снаряды. Осколки стали свистели над башней и отскакивали от бортов танка. Рядом разорвался снаряд, осветив резким светом боевое отделение танка. Спустя несколько секунд за ним последовал еще один. Мощный взрыв крупнокалиберного снаряда встряхнул даже тяжеленный Pz-VI. «Сменить позицию! Сто метров вперед!» Танк с рокотом двинулся вперед. «Черт, там не лучше!» «Нужно отойти назад!» Взрывы минометных мин вокруг «тигра» не прекращались ни на секунду. Несколько 50-мм мин попали в башню и кормовую часть танка. В смотровые щели хлестала грязь. «Назад! Сдай назад, Хельцль!» «Тигр» резко рванул назад, с треском подмяв под себя березку. Вскоре он оказался в небольшой впадине и остановился. «Танки! Танки!» — покатился сигнал от фронта к тылу. Вскоре танкисты услышали приказ командира роты: «Всем «тиграм» — вперед!» «Тигры» тут же покинули замаскированные позиции и двинулись к передовой, где набросились на вторую волну советской пехоты. Рихтер вел огонь из пулемета. Показалась группа неприятельских танков, шедшая строем пеленга. Они попарно останавливались и стреляли, а затем шли дальше, пока останавливались и стреляли другие. «Стоп! Начнем слева. Дистанция восемьсот метров! Лево — шестьдесят градусов!» Грешль прицелился. Башня быстро и плавно повернулась. Небольшая поправка — и первый снаряд устремился к цели. Бронебойный снаряд пронесся рядом с башней Т-34 и исчез на нейтральной полосе, оставив за собой слабый дымный след. Выстрелил и советский танк. Он целился в машину фельдфебеля Шютце. Снаряд рикошетом отскочил от лобовой брони «тигра» и почти вертикально взмыл в небо. Теперь Грешль смог как следует прицелиться по Т-34. Второй снаряд 88-мм орудия проткнул броню Т-34. Одновременно экипаж Шютце нанес смертельный удар другому Т-34. Вскоре один за другим были подбиты третий и четвертый. Остальные скрылись в небольшой лощине. Бёльтер увидел, что фламандцы отбрасывают советскую пехоту. Он наблюдал за тем, как разворачивается сражение: одни солдаты стояли и сражались плечом к плечу, другие бежали и падали, сраженные пулеметным огнем. В какой-то сотне метров от своего «тигра» он видел тяжелораненого русского солдата, которому товарищ помогал встать на ноги. Все это пронеслось перед его глазами за считаные минуты. Это была война как она есть: безжалостная, кровавая и полная смертельных опасностей. Эта мысль пронеслась в его голове, когда совсем рядом с башней просвистел снаряд. Бёльтер инстинктивно пригнулся. «Откуда это стреляли?» — спросил он. «Из той низины справа!» — крикнул механик-водитель. Грешль нажал на педаль и развернул башню в указанном направлении. Вглядываясь в прицел, наводчик вдруг увидел верхнюю часть танковой башни. Она появилась из-за зарослей кустарника; длинный ствол орудия медленно опускался. «Внимание!» — предупредил наводчик. Хельцль надавил на педаль газа и резко бросил танк вперед. Они прошли метра четыре, когда Т-34 выстрелил снова. «Тигр» остановился. Грешль поправил прицел. Он выбрал точку примерно на ширину руки ниже башни вражеского танка и нажал кнопку выстрела. Попадание снаряда сорвало башню Т-34. Медленно вращаясь в воздухе, башня упала в узкую лощину, взметнув вверх облако снега. Из подбитого танка выбрались несколько человек. Застучали пулеметы «тигра», и танкисты скрылись. Тут же в утреннем воздухе раздался выстрел «тигра» Шютце. Он тоже встретил и уничтожил один из отступавших советских танков. «Воздух!» — крикнул по радио обер-лейтенант Дилс. На высоте бреющего полета к ним приближались советские штурмовики. Всего их было около двух десятков. Они сбрасывали 50-килограммовые бомбы, целясь по немецким танкам. Одна из бомб пролетела в паре метров над башней танка Бёльтера и ударила в землю метрах в десяти позади. Самолеты обстреливали танки из 20-мм пушек. Снаряды стучали по башне и корпусу «тигра». Танк трясся, уши экипажа болели от нестерпимого шума. Самолеты проносились мимо и разворачивались по широкой дуге для нового захода. По самолетам открыли огонь две зенитки фламандцев. Один из штурмовиков был подбит. Он резко пошел к земле, пролетел над «тиграми» и врезался в землю у самой линии фронта. Над местом падения в воздух взметнулся огненный шар, переливаясь сначала красным, а потом белым цветом из-за горящего авиационного бензина. Двигатели самолета по дуге прочертили небо, а крылья, кружась, опустились на землю, словно гигантские листья. Когда начало темнеть, танки вернулись на базу снабжения в Бадаеве Они расстреляли весь боекомплект. Ни Бёльтер, ни другие члены его экипажа не могли понять, как же им удалось пережить эти несколько часов под сильным обстрелом. Но как бы то ни было, им требовался отдых. «Заправить, погрузить боекомплект и проверить трансмиссию!» Экипаж работал вместе со снабженцами и механиками, пока «тигр» снова не был готов к бою. Смертельно уставший Бёльтер рухнул на койку. Из-за напряжения дневного боя нервы его все еще были на пределе. Снова немногочисленные «тигры» спасли фронт от катастрофы, уничтожив при этом десять вражеских танков.

КОНЕЦ ВОЙНЫ


К концу октября Бёльтер уже был достаточно здоров, чтобы отправиться в Зальцбург для получения «Дубовых листьев». К этому времени на вручении награды Гитлера уже сменил рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. После церемонии награждения Гиммлер доверительно сказал Бёльтеру: «Дела идут неважно, Бёльтер. Нам не хватает двадцати полностью укомплектованных механизированных дивизий. Но если нам повезет, мы сможем справиться с этой ситуацией, несмотря на сложности, возникающие из-за вражеских авианалетов». Бёльтер не мог согласиться с гиммлеровской оценкой перспектив Германии. Отто Кариус, получавший «Дубовые листья» от Гиммлера днем позже, думал так же, о чем и сказал Гиммлеру. После того, как раны окончательно зажили, Бёльтер был назначен в 500-й учебный танковый батальон в Па-дерборне. Здесь он передавал опыт войны на Востоке и на Западе молодым курсантам. Однажды во время обеда Падерборн подвергся налету авиации. Первые бомбы начали падать на казармы еще до того, как смолкли сирены. Все выскочили из-за столов и бросились к бомбоубежищу. Бёльтер понял, что успеть вовремя добежать до убежища у него скорее всего не получится, поэтому он остался за столом и спокойно продолжил есть суп. Когда вернулись остальные, он уже доедал десерт. Спустя некоторое время майор Яде предложил Бёльтеру присоединиться к нему в унтер-офицерском училище в Айзенахе. Тем временем война стремительно шла к концу. В середине 1944 года учебные танки в Айзенахе, включая «тигры» и «королевские тигры», были сведены в импровизированную боевую группу и переброшены в Кассель. Вместе с личным составом и техникой 500-го учебного танкового батальона из Падерборна боевая группа была брошена в бой против американцев. Бёльтер, с 1 января 1945 года носивший звание капитана, снова командовал танковой группой. Выгрузка танков из эшелона шла во время авианалета. Бёльтер забрался в «тигр» и двинулся к въезду в Кассель, где находились американские танки и противотанковые орудия. Начался первый бой. Взрывом разорвало на куски американский «шерман». Кассель был оставлен во избежание потерь среди мирного населения. Боевая группа отошла в горы Гарц и в конце марта вела бои в районе Браунлаге. В один из апрельских дней, когда танк Бёльтера нес дежурство на поросшей лесом гряде, в дефиле появились двенадцать «шерманов». Бёльтер хладнокровно подбил первый и последний танки, поймав остальную колонну в ловушку. Американское наступление было остановлено, что позволило немцам отступить. Бёльтер мог бы устроить американцам настоящую кровавую баню, но теперь, когда конец войны был уже так близок, он хотел ограничиться лишь тем, что было необходимо для обеспечения безопасности его собственных войск. Боевая группа отступила в район Брокенса. Неподалеку от Штекленбаха Бёльтер запросил по радио новых приказаний. Пока он обедал в ресторане, поступил доклад о приближении танков. «Мы хотим попытаться отступить без боя», — сказал адъютанту Бёльтер. Однако, когда они подошли к своему танку, американцы открыли огонь. «Тигр» Бёльтера был последним боеспособным танком, и капитан принял бой. Через несколько минут на окраине деревни горели три подбитых «шермана». Во время боя «тигр» Бёльтера получил прямое попадание в башню. Его наводчик Краус был убит на месте. Остальные члены экипажа покинули машину. Под огнем американцев уцелевшие укрылись в лесу. Здесь Бёльтер распустил своих людей по домам. В течение следующего часа к нему присоединились примерно двадцать пять солдат из рассеянных противником частей. Днем они прятались в сараях и стогах, а по ночам продолжали путь. Наступил май, и вскоре Бёльтер опять остался один — остальные уже добрались до своих домов. Недалеко от Эрфурта, где жили жена и дети Бёльтера, он наткнулся на американских часовых. Бёльтера, все еще носившего черную танкистскую форму, заметили сразу же. Бёльтер укрылся в кустах. Американцы приказали ему выйти. Когда он этого не сделал, они открыли по кустам огонь из автоматов. Бёльтер долго бежал и, наконец, добрался до Гисперслебена. Здесь он спрятался в летнем домике в саду своей тещи. По счастливой случайности на следующий день проведать сад приехали его жена и теща. Бёльтер пять дней прятался в летнем домике. Жена принесла ему гражданскую одежду, в которой он пешком прошел от Гисперслебена до Эрфурта, где поселился в квартире жены. Через несколько недель после окончания войны он объявился и получил удостоверение личности. В Эрфурт пришли советские войска, но Бёльтер остался в городе из-за болезни жены и детей. Хотя Бёльтер сражался на фронте как обычный солдат, в начале 1949 года он был арестован советскими властями и посажен в тюрьму. Однако доказать его причастность к военным преступлениям не удалось. Переправив на Запад обоих детей, Бёльтер вместе с женой в середине июня 1950 года на мотоцикле бежал в Западную Германию. Они добрались до Мюль-хайма-на-Руре, где Бёльтер устроился на работу в крупную промышленную фирму.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ БИОГРАФИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ГАНСЕ БЁЛЬТЕРЕ


Иоганн Бёльтер родился 19 февраля 1915 года в Мюль-хайме-на-Руре в семье рабочего. Бёльтер хотел стать кадровым военным и 1 марта 1933 года поступил на военную службу. Он был направлен в 3-й эскадрон 10-го кавалерийского полка в Цюллихау. Через год он был переведен в 4-й моторизованный разведывательный батальон в Лейпциге, где проходил обучение на первых в Германии бронемашинах. На следующий год он попал в 8-ю роту 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии. Ротой в то время командовал капитан Хохбаум. В звании унтер-фельдфебеля Ганс Бёльтер участвовал в войне с Польшей. Во время этой кампании ротой командовал капитан фон Кэкеритц. Даже не будучи офицером, унтер-фельдфебель Бёльтер командовал тяжелым танковым взводом, вооруженным Pz-IV с короткоствольным орудием. Он попадал под атаки польской кавалерии под Поморско и Петрикау, когда польские всадники бросались на немецкие танки и рассеивались под их натиском словно пыль. В Польше унтер-фельдфебель Бёльтер подбил четыре польских танка и получил опыт боев с полевой и противотанковой артиллерией. Во время наступления в глубь Польши он обнаружил батарею противника на позиции в 800 метрах от дороги. Не дожидаясь приказа, он свернул с дороги и вывел польскую батарею из строя. За этот поступок через несколько дней майор Дитман наградил его Железным Крестом 2-го класса. Во время кампании на Западе унтер-фельдфебель Бёльтер принял участие в знаменитом броске через Францию. В районе Седана 4-й пехотный полк дивизии был остановлен в долине французским дотом, замаскированным под фермерский дом. Бёльтер выдвинулся к этому доту и подавил его несколькими прицельными попаданиями по амбразурам. За этот поступок он получил Железный Крест 1-го класса, став первым унтер-офицером дивизии, удостоенным этой награды. В документах на награду также упоминались семь французских танков, подбитых им в танковом бою под Орлеаном. Вскоре в составе разведывательной группы он уничтожил два танка и противотанковое орудие на французской дорожной заставе. 26 июля 1940 года он был удостоен серебряного знака за танковую атаку. Ранее, 2 июля 1940 года, он получил черный знак за ранение. С началом кампании в России Бёльтер на своем Pz-IV принимал участие во всех операциях дивизии на начальном этапе. К этому времени он уже стал фельдфебелем (дата производства — 1 октября 1940 года). Немецкое наступление привело его на подступы к Ленинграду. Он подбил десять советских танков, прежде чем была подбита его собственная машина. Всему экипажу удалось спастись без единой царапины. В начале октября 1941 года, находясь вне танка, он получил ранение и был направлен в госпиталь в Германию. После выздоровления Бёльтер был направлен в запасной батальон 1-го танкового полка в Эрфурте. Здесь он стал инструктором офицерской школы.
В конце осени 1942 года он вернулся на фронт. Капитан фон Шлифен предложил ему перевестись в другую часть, чтобы ускорить производство в офицеры. Поэтому в январе 1943 года, после отпуска домой на Рождество, Бёльтер был направлен под Ленинград в 1-ю роту 502-го тяжелого танкового батальона. Сначала он воевал на Pz-III, но перед самым Вторым сражением на Ладоге он получил «тигр».
В этой главе в основном рассказывается
О его действиях в качестве командира «тигра».
К концу войны Ганс Бёльтер уничтожил 139 вражеских танков, став вторым по результативности танковым командиром Второй мировой войны, после гауптштурм-фюрера Михаэля Витмана.
Важные даты из жизни Ганса Бёльтера
19 февраля 1915 года: Родился в Мюльхайме-на-Руре.
1 марта 1933 года: Поступил на службу в немецкую армию и направлен в 3-й эскадрон 10-го кавалерийского полка.
1935 год: Переведен в 8-ю роту 1-го танкового полка (1-й танковой дивизии).
Сентябрь 1939 года: Участвует в кампании в Польше в звании унтер-фельдфебеля. Награжден Железным Крестом 2-го класса.
Май 1940 года: Участвует в кампании во Франции. Награжден Железным Крестом 1-го класса.
2 июля 1940 года: Получил черный знак за ранение.
26 июля 1940 года: Получил серебряный знак за танковую атаку.
1 октября 1940 года: Произведен в фельдфебели.
22 июня 1941 года: Начало войны в России.
Начало октября 1941 года: Ранен в бою, эвакуирован в Германию.
Январь 1943 года: Направлен под Ленинград в 1-ю роту 502-го тяжелого танкового батальона.
12 января — 1 апреля 1943 года: Участие во Втором сражении на Ладоге в должности командира «тигра».
1 апреля 1943 года: Награжден Золотым Германским крестом.
1 мая 1943 года: Произведен в лейтенанты.
22 июля — 31 августа: Третье сражение на Ладоге.
16 апреля 1944 года: Награжден Рыцарским Крестом.
25 июня 1944 года: Награжден знаком за танковую атаку второго класса (25 и более танковых боев).
Август 1944 года: Золотой знак за ранение. Произведен в обер-лейтенанты (с вступлением звания в силу с 1 июля 1944 года). По ранению переведен в 500-й учебный танковый батальон.
10 сентября 1944 года: Награжден Рыцарским Крестом с «Дубовыми листьями» (581-й военнослужащий вермахта, удостоенный этой награды).
1 января 1945 года: Произведен в капитаны.
8 мая 1945 года: Окончание войны в Европе.
Начало 1949 года: Арестован советскими властями, впоследствии освобожден.
Июнь 1950 года: Вместе с женой сбежал в Западную Германию.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Асы панцерфаффе
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт