Действия морской пехоты Северного флота

дата: 10-06-2011, 14:03 просмотров: раздел: Операции и бои
31 июля на основании приказа наркома обороны и наркома ВМФ от 12.07.1942 года был создан Северный оборонительный район, в состав которого после ряда переформирований пошли 12, 63 и 254-я отдельные морские стрелковые бригады. Причем прославившаяся в боях за Мурманск 12-я особая бригада морской пехоты по непонятным причинам, видимо, для однообразия и удобства была также переименована в морскую стрелковую бригаду. Таким образом, такое оперативное объединение, как Северный оборонительный район, по истечении всего каких-то полутора месяцев начало планировать и проводить сложнейшие во всех отношениях высадки диверсионных десантов. В ст. 299 «Наставления по ведению морских операций« указывалось, что «...Десантная операция относится к одной из наиболее активных операций и в то же время наиболее сложных, поэтому раз начатая, она должна проводиться со всей решительностью и упорством, но для обеспечения успеха она должна быть тщательно подготовленной». Кроме того, в выводах Директивы по опыту десантных операций ВМФ за 1941 — 1942 годы № 15729/сс от 18 июля 1942 года народный комиссар ВМФ отмечал, что «отсутствие времени на подготовку войск к самой операции и явилось основной причиной, вследствие которой большая часть десантов с поставленными им задачами не справилась. Невольно складывается впечатление, что командующий Северным флотом и командующий Северным оборонительным районом этих руководящих документов не читали.

Действия морской пехоты Северного флота


Иначе как можно объяснить тот факт, что на всю подготовку трех разведывательных отрядов, выделяемых от трех соединений морской пехоты к высадке в составе диверсионных отрядов, отводилось равно 35 часов. Так, приказ командующего Северным флотом на высадку диверсионных десантов в ночь на 18 сентября 1942 года был получен утром 16 сентября 1942 года, а плановая таблица штаба СФ — в день проведения операции. Судя по мемуарам, это удивляло и самого командующего СОР, который отмечал, что все было решено без учета времени на подготовку частей и без выбора времени для удара. Не менее удивительно и то, что при фактически действующем командующем Северным оборонительным районом генерал-лейтенанте береговой службы С.И. Кабанове командовать операцией по его приказу назначается командир 12-й отдельной морской стрелковой бригады полковник В.В. Рассохин. Попросту говоря, командиры привлекаемых к операции подразделений и частей времени на ее подготовку не имели. Так, командир разведывательного отряда 82-й ОМСБР майор Люден узнал об операции только утром 17 сентября из документов, разработанных штабом береговой обороны главкой базы. Командир группы катеров МО капитан-лейтенант Бабаков получил боевой приказ лишь за 30 минут до начала посадки в бухте Озерко. В «Сборнике материалов по опыту боевой деятельности Военно-Морского Флота» № 1 1943 года в выводах по операции указывалось, что «отдельные исполнители (очевидно, командиры) по-разному поняли свое подчинение (по правде говоря, понять было сложно), поставленные перед ними задачи и сроки их исполнения». Так, отмечалось, что командир 12-й ОМСБР, приняв в расчет только категоричную форму приказа (а разве может быть иная форма?) — «...уничтожить опорные пункты Могильный и Обергоф, после чего десантному отряду возвратиться в пункт высадки», дал приказание операцию проводить до полного выполнения предоставленных десанту задач независимо от времени суток. Такое решение командира 12-й ОМСБР согласно заключению штаба Северного флота о рассматриваемой операции противоречило замыслу командующего операцией (оказывается, было и такое должностное лицо, кроме полковника В.В. Рассохина, которому было приказано командовать операцией): «...операцию осуществить в темное время суток, и если к рассвету десант задачу не выполнит, то операцию свернуть, а части с берега противника вернуть». В этом же заключении штаба СФ отмечалось, что совершенно по-другому понял приказ командующего СФ командир разведывательного отряда майор Люден, который с наступлением рассвета «отказался от поставленной ему задачи и, не использовав возможности внезапной атаки противника, отошел к заливу, где произвел обратную посадку на корабли и возвратился в базу. Но мнению штаба СФ, такое положение оказалось возможным только потому, что командиры участвовавших в операции частей не получали точных указаний о сроках окончания операции. С этим утверждением трудно не согласиться, так как в боевом приказе все формулировки должны излагаться «кратко и однозначно, чтобы исключить их различное толкование». К числу других причин, обусловивших неудачный исход операции, следует отнести:
— недочеты в работе штабов Северного флота, СОР и БО ГБ при подготовке операции и в ходе се проведения, выразившиеся в низком качестве основных боевых документов, недооценке трудности выполнения десантом задач на берегу, отсутствии контроля за действиями исполнителей и правильным пониманием ими своей роли и своих задач в операции. Так, в основных документах отсутствовала четко выраженная идея решения; формулировка задач исполнителям была дана с излишней детализацией второстепенных вопросов, в то время как ничего не было сказано о командире высадки, отсутствовало твердо установленное время окончания боевых действий десанта на берегу и др.;
— отсутствие связи разведывательного отряда 63-й ОМСБР с поддерживающими его батареями 104-го ЛАП, вследствие чего артиллерийские батареи противника, которые вели огонь с полуострова Могильного, не были подавлены и продолжали вести огонь в течение всей операции;
— неизученность мест высадки десантов командира ми катеров в навигационном отношении;
— незнание командирами катеров навигационной обстановки в пунктах высадки десантов.
Опыт проведения высадки диверсионного десанта выявил следующие обязательные условия для успешной операции:
— скрытность и оперативная маскировка подготовки;
— тщательная разведка противника и пунктов высадки;
— четкая организация управления и взаимодействия;
— краткая, не допускающая различных толкований постановка боевой задачи;
— тщательный подбор личного состава, целенаправленная и эффективная боевая подготовка подразделений и частей, участвующих в операции;
— продуманная обратная посадка десанта.

Действия морской пехоты Северного флота


Наиболее сложной из всех проведенных в Заполярье диверсионных операций с участием разведывательных подразделений и частей морской пехоты Северного флота явились действия сводного разведывательного отряда под командованием капитана И.П. Барченко Емельянов, но уничтожению немецких батарей на мысе Крестовом 9-12 октября 1942 года. После разгрома финской армии на Карельском пере шейке и в Южной Карелии, а также освобождения Северной Карелии oт немецко-фашистских войск и последовавшего затем выхода Финляндии из войны создались благоприятные условия для изгнания противника из пределов Советского Заполярья. В период с 7 по 29 октября 1941 года войсками Карельского фронта во взаимодействии с частями и соединениями морской пехоты при поддержке береговой артиллерии и кораблей Северного флота была проведена Петсамо-Киркенесская стратегическая наступательная операция, завершившая летне-осеннюю кампанию второй половины 1944 года. Согласно замыслу операции главный удар наносили войска 14-й армии Карельского фронта из района озера Чапр, высоты 232.7, озера Мартявр в общем направлении на Луостари, Метсамо (Печенга). Войска Фронта после прорыва обороны противника должны были во взаимодействии с соединениями морской пехоты окружить и уничтожить группировку 19-го горноегерского корпуса юго-западнее реки Титовка; в дальнейшем, развивая наступление, овладеть районом Никель, Сальмиярви и, выйдя к государственной границе с Норвегией, полностью освободить Петсамскую область. Утром 7 октября войска ударной группировки 14-й армии после мощной артиллерийской подготовки перешли в наступление и в ходе трехдневных напряженных боев в сложных условиях Заполярья прорвали сильноукрепленную оборону противника и продвинулись на 16 км, расширив фронт прорыва до 20 км. Значительную роль в Петсамо-Киркенесской стратегической наступательной операции сыграла морская пехота Северного флота. В соответствии с замыслом операции усиленная 12-я Краснознаменная бригада морской пехоты имела задачу прорвать оборону дивизионной группы «Норд» на хребте Муста-Тунтури, а 63-я бригада морской пехоты, высадившись в составе морского десанта на южное побережье губы Малая Волоковая, перерезать дорогу Титовка, Печенга. В дальнейшем обе бригады совместно с войсками 14-й армии Карельского фронта должны были наступать на Печенгу. В МО. 10 октября 1944 года 63-я БРМП высадилась в указанных пунктах высадки и начала развивать наступление частью сил в тыл обороны противника на перешейке полуострова Средний, а частью сил в направлении озера Ала-Суолмус-Ярви с целью воспретить отход частям группы «Норд». В 5.00. 10 октября после двухчасовой артиллерийской подготовки начала наступление 12 я БРМП, которая после прорыва обороны противника на хребте Муста-Тунтури к полудню у озера Тие-Ярви соединилась с батальонами 63-й БРМП. Особого внимания в Петсамо-Киркенесской операции заслуживают действия сводного разведывательного отряда пол командованием капитана И.П. Барченко-Емельянова, который имел задачу высадиться в составе диверсионного десанта на южное побережье Мотовского залива, скрытно совершить рейд в тылу противника и уничтожить батареи на мысе Крестовый, обеспечив тем самым высадку морского десанта Северного флота в районе Печенги. Следует отметить, что аванпостом Печенги являлась военно-морская база немецкого флота Линахамари, где находились значительные склады противника и куда доставлялся никель для отправки в Германию. Отсюда же вели шоссейные дороги в норвежский порт Киркенес и в центральный район Финляндии. Порт Линахамари находился в глубине Девкиной заводи, на ее правом берегу. Для того чтобы проникнуть в заводь, надо было пройти часть Петсамского залива (Петсамовуопо) длиной три-четыре мили, которые катерники Северного флота прозвали «Коридором смерти», так как он насквозь простреливался береговыми батареями с нескольких мысов залива. Самым мощным опорным пунктом, своеобразным бастионом горных егерей, «ключом Линахамари», надежно охранявшим подступы к ней, являлся мыс Крестовый, где размешались опоясанные дотами две четырех орудийные немецкие батареи — одна 82-м м зенитная и противокатерная, а другая 155 мм тяжелых орудий. Вот эти расположенные на высоком скалистом мысе батареи противника предстояло уничтожить разведчикам морской пехоты Северного флота. Операция по захвату мыса Крестовый готовилась в строжайшей тайне. О ней знали лишь немногие офицеры штабов Северного флота и Северного оборонительного района и командиры разведывательных отрядов. Как вспоминал впоследствии Герой Советского Союза главный старшина М.А. Бабиков: «Мы — разведчики — только могли подозревать, что отряд готовится к какому-то чрезвычайно важному делу». К началу операции сводный отряд был полностью сформирован и включал разведывательный отряд СОР, разведывательный отряд штаба СФ (42 человек) под командованием лейтенанта В.Н. Леонова, группу артиллеристов 113-го отдельного артиллерийского дивизиона, группу саперов 338-го отдельного саперного батальона, а также радистов и медиков. Общая численность сводного разведывательного отрада составила 195 человек. В 21.00 9 октября отряд совершил посадку на два катера МО-429, МО-430 и торпедный катер ТКА-211. После перехода морем он был быстро и организованно высажен в губе Малая Волоковая (Варангерфьорд) и, стремительным броском заняв прибрежные высоты, без потерь вышел из зоны огня противника. После доклада командира отряда командующему флотом об успешной высадке сводный отряд начал движение к мысу Крестовый. Предстояло с полной выкладкой общим весом около 40 кг (оружие, боекомплект, продовольствия) пройти в глубоком тылу противника свыше 30 км по труднодоступной горно-тундровой местности, изобилующей глубокими ущельями, отвесными скалами, озерами и реками. В целях скрытности и других соображений оба разведывательных отряда шли по своему маршруту: отряд штаба СФ — по более короткому, но и более сложному — через сопки и скалы, а отряд СОР под командованием капитана Барченко-Емельянова — более длинным — в обход. Еще на берегу разведчики оделись в белые маскхалаты, которые заледенели, покрылись коркой и топорщились, мешая движению. Впереди шли головные дозоры из числа наиболее подготовленных разведчиков со специальными картами, точно выдерживай заданный маршрут, Всю ночь не утихала метель. Пришлось идти по колено в снегу, огибая топи, отыскивая перешейки между озерами. По карте маршрут казался почти прямым, однако на местности он оказывался почти вдвое длиннее. К утру снег сменился дождем, и вся местность снова окрасилась в серо бурый цвет. Маскхалаты пришлось снять. В целях обеспечения скрытности отряд движение днем не совершал, а рассредоточивался по выложенным на случай боя из камней блиндажам. Весь день 10 октября одиночные самолеты противника на бреющем полете обследовали местность, особенно лощины, водоразделы и каменные сопки, но обнаружить отряд так и не смогли. С наступлением темноты отряд продолжил движение. В кромешной темноте идти было нелегко. Приходилось часто преодолевать гранитные скалы, вырубать во льду ступени, подтягивать друг друга с помощью канатов. Похожие друг на друга горы, многочисленные ручьи и озера затрудняли ориентирование и замедляли движение.

Действия морской пехоты Северного флота


К утру 11 октября, измотанные ночным переходом, разведчики вышли в район озера Сясиярви, где расположились на отдых. В сумерках отряд продолжил движение и к наступлению темноты вышел на прибрежные отроги у залива Петсамовуоно, с которых просматривались контуры мыса Крестовый. За ним на противоположном берегу виднелся порт Линахамари. Спуститься к мысу Крестовому можно было только по отвесной скале, что было под силу только альпинистам со специальным горным снаряжением. Такового в отряде не было. Опускались по канатам, но их на всех не хватало. Поэтому приходилось использовать рискованный способ. Следует отметить, что ни один разведчик не упал, не зацепил оружием за камни и не произвел другого шума, способного обнаружить отряд. Спуск с отвесной скалы занял около шести часов. К двум часам ночи отряд вышел к перешейку мыса Крестовый, где командир сводного разведывательного отряда капитан Барченко-Емельянов собрал командира разведотряда штаба СФ и командиров взводов, провел боевое ориентирование, ввел в обстановку и отдал боевой приказ, согласно которому отряд лейтенанта Леонова в количестве 42 человек, усиленный отделением сержанта Лебедева из разведчиков лейтенанта А. Петрова и группы артиллеристов 145 го дивизиона (17 человек), захватывал четырехорудийную 88-мм зенитную батарею, взвод лейтенанта Петрова (без отделения) с группой саперов-подрывников, обойдя вдоль берега опорный пункт противника, атаковал с фланга огневую позицию батареи. Взводы старшего лейтенанта А.Н. Синцова, лейтенантов Ю.В. Пивоварова и А. В. Кубарева захватывали штурмом опорный пункт противника, после чего уничтожали береговую батарею. Атака началась в 5.00 12 октября. Внезапное появление разведывательного отряда ошеломило противника. Однако ряды колючей проволоки и пулеметный огонь на время приостановили продвижение разведчиков лейтенанта Леонова. Ночь озарилась вспышками осветительных ракет. Здесь совершил свой беспримерный подвиг обладавший феноменальной силой разведчик И. Лысенко. В то время когда его боевые товарищи начали стаскивать с себя куртки, плащ-палатки, приближаясь к колючей проволоке, а немцы лихорадочно наводили зенитные орудия, он нечеловеческим усилием вырвал железную крестовину, на которой висела проволока, взвалил ее на плечи и открыл путь атакующим. Десятки пуль пронзили тело героя, ценой жизни спасшего разведчиков. В это время разведчики отделения главного старшины Баринова вели тяжелый бой с егерями, отчаянно пытавшимися пробиться к своим огневым позициям. Тем не менее к рассвету последние очаги сопротивления были подавлены, и первая батарея на вершине скалы оказалась в руках разведчиков морской пехоты. На захваченной батарее 88-мм подорванным оказалось только одно орудие. Из оставшихся трех орудий посланные с лейтенантом Леоновым артиллеристы 113-го отдельного артиллерийского дивизиона открыли огонь по порту Линахамари. Но, как оказалось, самые тяжелые испытания были еще впереди. Противник подверг мыс Крестовый массированному осевому налету артиллерийских батарей крупною калибра с противоположного берега залива, после чего в середине дня немцы высадили на мысе несколько десантных групп. Первый немецкий десант в составе двух отделений был полностью уничтожен тремя разведчиками лейтенанта Леонова. Тогда противник изменил тактику и стал высаживать своих егерей на широком участке — в три-четыре километра, вынуждая разведотряд растягивать o6opoнy и тем самым привлекать большее количество разведчиков для противодесантной обороны. Однако и вторая попытка немцев высадить десант также не увенчалась успехом. И все же егерям удалось высадиться со стороны скалы, там, где находились раненые отряда. Здесь разгорелся напряженный и ожесточенный рукопашный бой. Воедино слились воинственные крики и отчаянные предсмертные вопли, треск автоматных очередей и лязг затворов, удары прикладов и короткие взмахи кинжалов. Это была та смертельная схватка, когда в ход шли и холодное оружие, и кулаки, и подвернувшийся под руку булыжник. Разведчики теснили егерей, которые, оказавшись у обрыва скалы, бросились в последнюю атаку, но не смогли добиться успеха и были вынуждены с криками скатиться вниз. В один из самых напряженных моментов бон своевременную поддержку отряду оказала авиация Северного флота. На нескольких парашютах были сброшены боеприпасы и продовольствие. Производя перегруппировку, сводный разведывательный отряд продолжил наступление и к исходу дня взял под контроль весь берег, лишив противника возможности переправлять через залив подкрепление. В это же время все оставшиеся в живых немцы были заблокированы в районе огневых позиций 150-мм батареи. После прибытия на мыс Крестовый обещанной помощи — отдельной разведывательной роты 63-й бригады морской пехоты под командованием капитана И.И. Ильясова гарнизон Крестового капитулировал. Так закончился поучительный и очень важный в оперативно-тактическом отношении бой за овладение батареями на мысе Крестовом. Следует подчеркнуть, что его результаты повлияли не только на успех высадки тактического десанта морской пехоты в Линахамари, но и на исход всей Петсамо-Киркенесской стратегической операции. Боевыми действиями на мысе Крестовом разведчики морской пехоты вписали славную страницу в историю Великой Отечественной войны, проявив высокие морально-боевые качества в сложных условиях Заполярья. Командование Северного флота достойно отметило высокое боевое мастерство и героизм сводною разведывательного отряда, исключительную выносливость и физическую подготовку личного состава разведывательных частей СОР и штаба СФ. Указом Президиума Верховного Совета ССР от 5 ноября 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза капитану И.П. Барченко-Емельянову, лейтенанту В.Н. Леонову, старшине 1-й статьи С.М. Агафонову и старшему матросу А.П. Пшеничных. Ввиду быстро изменяющейся обстановки времени для подготовки десантов не было. Все задачи ставились в устной форме. При этом боевые документы не составлялись, разведка не проводилась, а специальная подготовка подразделений и частей не проводилась. Взаимодействие подразделений и частей морской пехоты с кораблями не отрабатывалось, и последние поддерживали их огнем лишь до момента высадки на берег. За обеспечение действий десанта командование флота отвечало лишь до момента высадки, вследствие чего организация связи на берегу не предусматривалась. В целях обеспечения скрытности и повышении темпа высадки части и подразделения, как уже отмечалось, пере возились на боевых кораблях. При этом, авиационная и артиллерийская подготовка высадки не проводилась. Артиллерийская поддержка действий десанта на берегу выполнялась одиночными кораблями, стрельба велась, как правило, по площадям и районам предполагаемого нахождения артиллерии, огневых средств и живой силы противника. Следует отметить, что в 1942 году положите с высадкой диверсионных десантов несколько улучшилось, но вес равно в большинстве случаев оставалось неудовлетворительным. В состав диверсионных десантов в основном выделялись наиболее подготовленные и хорошо вооруженные разведывательные подразделении и части и отдельные роты автоматчиков бригад морской пехоты (морских стрелковых бригад), а также разведывательных отрядов Северного оборонительного района и штаба Северного флота. Численность диверсионных десантов составляла от нескольких десятков до нескольких сот человек. Наиболее успешно действовали в тылу противника сводные разведывательные отряды, включавшие в себя подразделения и части разведчиков и автоматчиков соединений морской пехоты, а также саперные подразделения. К сентябрю 1942 года командование немецкого 19-го горноегерского корпуса создало на южном побережье Мотовского залива от губы Большая Западная Лица до губы Кутован систему опорных пунктов, гарнизон каждого из которых состоял из усиленной роты численностью 200 — 250 человек, двух-трех артиллерийских (калибра 75 — 88 мм), двух трех минометных (калибра 80—120 мм) батарей и пяти-шести дотов.

Действия морской пехоты Северного флота


Все опорные пункты поддерживались корпусной артиллерией и предназначались для обороны южного побережья Мотовского залива от действий десантов Северного флота. Одновременно они использовались для нарушений морских коммуникаций между Кольским и полуостровами Рыбачий и Средний. Артиллерии и минометы противника постоянно держали под обстрелом Мотовский залив, используемые СОР порты Эйна и Озерко. Следует подчеркнуть, что действия авиации, корабельной и береговой артиллерии Северного флота против немецких опорных пунктов на побережье Мотовского залива оказались безрезультатны вследствие надежного укрытия артиллерии противника в горно-тундровой местности. В связи с вышеизложенным командование Северного флота решило уничтожить указанные опорные пункты противника с помощью диверсионных десантов. Наиболее успешными и классическими с точки зрения подготовки и эффективности следует признать действия сводного разведывательного отряда 12 й ОМСБР, высаженного в составе диверсионного десанта на мыс Пикшуев 11 сентября 1942 года, когда за одну ночь было уничтожено три немецких опорных пункта. Эта операция, которой руководил командир 12-й ОМСБР полковник В.В. Рассохин, была отмечена специальной директивой наркома ВМФ адмирала Н.Г. Кузнецова, поставившего ее в пример всем флотам. Блестящим образцом эффективного боевого применения морской пехоты в составе диверсионного десанта в оперативной глубине обороны противника явилась операция по уничтожению двух немецких батарей на мысе Крестовом, осуществленная сводным отрядом под командованием капитана И.П. Барченко-Емельянова, удостоенного вместе с еще тремя разведчиками отряда звания Героя Советского Союза. В то же время, когда командование флота и СОР в стремлении как можно быстрее решать задачи в тылу противника пренебрегло целенаправленной подготовкой, в том числе подбором и обучением выделяемых в состав диверсионных десантов подразделений и частей, операция оканчивалась провалом. Примером может служить высадка сводного разведывательного отряда в составе разведывательных отрядов двух соединений морской пехоты и штаба СФ 17 сентября 1942 года. В целом несокрушимый моральный дух, неудержимый наступательный порыв, высокая подготовка и боевое мастерство, дерзость и самоотверженность разведчиков морской пехоты Северного флота обеспечили их успешное боевое применение в составе диверсионных десантов в 1941-1944 годах
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Операции и бои
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт