ГРАНИЦА ВОССТАНОВЛЕНА

дата: 30-01-2011, 12:33 просмотров: раздел: Освобождение Югославии
В соответствии с замыслом Ставки Верховного Главнокомандования, войска Карельского фронта под командованием генерала армии К. А. Мерецкова начали наступление 21 июня, то есть на следующий день после взятия Выборга. Им пришлось наступать в исключительно трудных условиях, на местности, изобиловавшей водными преградами, преодолевать мощные укрепления, создававшиеся противником свыше двух с половиной лет. 7-я армия во взаимодействии с Ладожской военной флотилией успешно форсировала реку Свирь и прорвала главную полосу финской обороны. Операция, вошедшая в историю Великой Отечественной войны под названием Свирско-Петрозаводской, была проведена войсками фронта с уверенным зрелым мастерством, тем более что плотность железобетонных укреплений в Карелии превосходила плотность сооружений на линии Маннергейма. В Южной Карелии оборону держали только финские войска (группа войск «Олонец»), позже сведенные в Олонецкую (5, 7, 8, 11-я пехотные дивизии, 15-я пехотная бригада, Ладожская бригада береговой обороны и другие более мелкие подразделения) и Масельскую (1, 6,14-я пехотные дивизи, 21-я пехотная бригада, Онежская бригада береговой обороны, 5-й и 6-й пехотные егерские батальоны и 7-й отдельный пехотный батальон) группы войск. И.Б.Мощанск В дополнение к ранее отправленным на Карельский перешеек 4-й и 17-й пехотным дивизиям, а также 20-й пе хотной бригаде уже в ходе боев за Выборг перебросили 6 и 11 пд. В составе финских войск было около 130 000 чело век, до 1000 орудий и минометов, около 30 бронеавтомобилей и легких танков, до 200 самолетов. Советские войска 7-й (4, 37 гв., 94, 99 ск, 150, 162 УР,368 сд, 69 мсбр, 29 тбр, 7 гв. тбр и части усиления) и 32-й (27, 176, 289, 313 сд, отд. арт. пул. б-н и части усиления) армий Карельского фронта имели в своем составе 184 000 человек, около 4000 орудий и минометов, 223 танка и САУ, 854 самолета 7 ВА. Советским войскам 7-й армии Карельского фронта предстояло преодолеть Свирь— многоводную реку 350-метровой ширины. Вся она находилась под контролем огневых точек финнов, прикрывалась цепями ДЗОТов, ДОТов, траншей, «лисьих нор», бронеколпаков. Какой бы сильной ни была артиллерийская подготовка советских войск, часть финских и немецких огневых точек все равно уцелеет, притаится и обнаружит себя лишь в тот момент, когда солдаты Красной армии начнут форсировать реку. Чтобы минимизировать потери, советское командование пошло на военную хитрость. После мощного удара артиллерии и интенсивной бомбардировки с воздуха Свирь на плотах и лодках форсировали чучела! Пока враг вел бешеную стрельбу по ложным целям, наши наблюдатели засекли огневые точки противника, а артиллеристы нанесли по обнаруженным объектам точечный удар. Тут же к реке двинулись несколько десятков машин — амфибий американского производства «Форд» GPA и танков Т-37/38, которые начали перебрасывать л/с автоматчиков-саперов через реку. А позднее, как и планировали, командованием Карельского фронта были наведены понтонные переправы, и на вражеском берегу оказались не только пехотные части, но и танки. Оборонительная.сис-тема, которую враг строил и совершенствовал более двух лет, была прорвана. Так победили военное мастерство и хитрость. Касаясь танковых сил Красной армии, участвовавших в проведении Свирско-Петрозаводской операции, можно ответить, что перед началом наступления они были значительно увеличены. Особое значение операции придают те мастерство и точность, с которыми была разработана вся операция по прорыву немецко-финской обороны на реке Свирь. Ударная группировка Карельского фронта перешла в наступление 21 июня 1944 года. В 8.40 на направлении главного удара 7-й армии началась артиллерийская подготовка, которая продолжалась 3 часа 32 минуты. Это была самая длительная артиллерийская подготовка в Великой Отечественной войне. Разрушение траншей, огневых точек и подавление живой силы и огневых средств в траншеях продолжалось 1 час 40 минут, контроль пристрелки — 30 минут, ложный перенос огня — 5 минут и прикрытие ложной переправы (где использовались муляжи и чучела бойцов) — 20 минут, ведение методического огня — 10 минут и, наконец, уничтожение и подавление живой силы и огневых средств в первой, второй и третьей траншеях — 52 минуты. Из 52 минут 32 минуты отводились на подавление и уничтожение живой силы и огневых средств противника одновременно в трех траншеях, 10 минут — только на переднем крае и ближайшей глубине, и еще 10 минут только в глубине обороны. Следует заметить, что трудно обосновать целесообразность проведения контроля пристрелки после 7-минутного огневого налета. Ведь этим самым противнику предоставлялась возможность привести себя в порядок (после огневого налета). Вполне себя оправдал ложный перенос огня в сочетании с действиями пехоты, в результате чего противник был введен в заблуждение, а также были вскрыты новые огневые средства на переднем крае его обороны. В артиллерийской подготовке участвовала тяжелая самоходная артиллерия (338, 378 гв. тсап), ведя огонь прямой наводкой. За 40—50 минут до окончания артподготовки к берегу выдвинулись бронетанковые и автомобильные частиц которым вместе с десантом автоматчиков первым предстояло форсировать реку Свирь: 92-му отдельному полку плавающих танков Т-37/38 и 275-му отдельному батальону плавающих автомобилей американского производства «Форд» GPA. Общее время наступления было определено в 12.12 после окончания артиллерийской и авиационной подготовки. Однако с началом последнего огневого налета (15 минут) по первой и второй траншеям, то есть в 11.53, передовые батальоны от дивизии первого эшелона наступательной группировки на автомобилях-амфибиях и плавающих танках начали форсирование реки Свирь. С подходом к северному берегу реки на расстоянии 100—150 м в период с 12.08 до 12.18 по сигналу пехоты буксируемая артиллерия и самоходные установки перенесли огонь на участках высадки с первой траншеи на 150—200 м в глубину по отдельным целям, ходам сообщения, окопам между первой и второй траншеями. Часть артиллерии перенесла огонь на вторую траншею, увеличивая общую плотность огня по ней и таким образом окаймляя район высадки. Одновременно группы прикрытия переправы (орудия прямой наводки, пулеметы, батальонные минометы сосредоточили свой огонь по первой траншее. Подавленный огнем артиллерии противник оказал слабое огневое сопротивление высадке первого эшелона. Вслед за первым эшелоном начал переправу второй эшелон, который состоял из двух-трех стрелковых батальонов от каждой дивизии с артиллерией. Первый эшелон, закрепившись на противоположном берегу, овладел первой траншеей и под прикрытием артиллерийского огня продолжал развивать атаку в глубину. С овладением первой траншеей артиллерия перенесла огонь с целей между первой и второй траншеями на вторую траншею, в результате чего плотность огня по ней резко возросла, так как до этого она подвергалась огневому воздействию лишь частью артиллерии. Перенос огня г первой траншеи осуществлялся сразу на вторую траншею, гели расстояние между ними было не более 200—300 м, в противном случае огонь переносился небольшими «скачжами» на отдельные огневые точки, узлы целей, окопы между траншеями. С подходом пехоты ко второй траншее артиллерия перенесла огонь на третью (в удалении 1 км эт второй) не сразу, а по отдельным участкам последовательного сосредоточения огня (ПСО). В итоге атака пехоты имела полный успех. До овладения второй траншеей она поддерживалась нарастающим огневым валом. Легкая артиллерия и минометы переправлялись через Свирь с помощью плотов. В полосе 37-го гвардейского стрелкового корпуса с первым эшелоном пехоты переправлялись на плотах с каждым батальоном рота 82-мм и батарея 120-мм минометов, два 76-мм орудия полковой батареи, четыре орудия 45-мм калибра и передовой наблюдательный пункт артиллерии группы пехотного полка. Со вторым эшелоном переправлялось, как правило, до дивизиона артиллерийского полка дивизии, до дивизиона 120-мм минометов, истребительно-противотанковая батарея и остальная часть артиллерии дивизии. С главными силами дивизии первого эшелона корпуса переправлялась в две очереди вся остальная артиллерия корпуса. Такие возможности обеспечивали 500—600 лодок на каждую дивизию первого эшелона (которые обеспечивали переправу двух стрелковых полков со штатной артиллерией). Через 2,5—3 часа после начала форсирования начали работать 20 паромных переправ на полуглиссерах. К 18 часам 21 июня был наведен 16-тонный мост длиной 280 метров. К 16 часам вся полковая артиллерия и минометы, 239 ап 98-й гвардейской стрелковой дивизии, отдельные батареи других полков, часть 76-мм самоходно-артиллерийских установок переправили на северный берег. Для переброски средних танков и самохода» СУ-76М имелись два специальных 30 и 60-тонных парома. Несмотря на успешное наступление советских войск в Южной Карелии, финское командование не решилось перебросить туда войска, противостоявшие Ленинградскому фронту. Напротив, оно продолжало усиливать группировку, которая вела оборонительные бои против 21-й и 23-й армий. Прибывшая из Эстонии 122-я немецкая пехотная дивизия заняла оборону на побережье Финского залива, а 303-я бригада штурмовых орудий была подчинена генерал-майору Лагусу. Перебазированные с нарвского участка эскадрильи немецких пикирующих бомбардировщиков Ju-87 и истребителей FW-190 также действовали против наступавших войск Ленинградского фронта. 21-я армия, сосредоточившая удар в северо-западном направлении, развернула на 30-км участке фронта 12 стрелковых дивизий. Ломая противодействие финских войск, соединения армии в трудных боях овладели в течение 21—23 июня несколькими населенными пунктами севернее и северо-восточнее Выборга. Особенно ожесточенные бои вели части 97-го и 109-го стрелковых корпусов в районах Таммисуо, Манниккола, Тали и Репола. Здесь, в межозерных дефиле, под непрерывным артиллерийским огнем и бомбардировками противника с воздуха метр за метром продвигались вперед бойцы 133-го стрелкового полка во главе со своим командиром майором П.Я. Колсухо. Бой за станцию Тали показал также четкое взаимодействие, сплоченность и взаимовыручку воинов различных родов войск. Напряженные бои шли и на других участках. К тому времени Краснознаменный Балтийский флот, выполняя решение Военного совета Ленинградского фронта, осуществил операцию по освобождению островов Бьеркского архипелага. Высадившись в ночь на 21 июня на некоторых из этих островов, бойцы морской пехоты к исходу 23 июня очистили от противника большую часть архипелага. Дальнейшее продвижение войск Ленинградского фронта к северу и западу от Выборга, однако, затормозилось. Противник сосредоточил здесь исключительно сильную группировку. Несмотря на то что под натиском наступавших войск Карельского фронта финская армия вынуждена была оставлять один город за другим (21 июня части Красной армии освободили Повенец, 23 июня — Медвежьегорск, 25 июня — Олонец, 10 июня — Питкяранти, а 28 июня — Петрозаводск и Кондопогу), участок фронта севернее Выборга рассматривался финским военным командованием как главный и наиболее опасный. Бои, которые вели 21-я и 23-я армии, становились вое более упорными. В результате их войскам удалось продвинуться вперед к исходу июня лишь на 8—10 километров. Заметное усиление противодействия противника в№-ступавшим советским войскам объяснялось тем, что финны ввели в бой полученные из Германии противотанковые средства и авиацию. Жаркие бои разгорались в воздухе. В массированных налетах советской авиации на позиции финских войск участвовали до 100 самолетов одновременно. Очень трудный бой пришлось выдержать 26 июня группе из 12 штурмовиков 566-го штурмового авиационного полка, которую возглавлял старший лейтенант В.И. Мыхлик, впоследствии дважды Герой Советского Союза. Выполняя боевое задание без прикрытия истребителей, штурмовики были атакованы десятью Ме-109. Заняв плотный боевой порядок, советские летчики не только отразили все атаки, но даже уничтожили три вражеских самолета. В этот день, сбив тридцать девятый самолет противника, погиб в неравном бою с семью «мессершмиттами» отважный летчик 159-го истребительного авиационного полка старший лейтенант В.Г. Серов. «...Есть на Карельском перешейке местечко Серово, — писал дважды Герой Советского Союза П.А. Покрышев. — Названо оно так в честь прославленного летчика старшего лейтенанта Владимира Серова. Он служил у нас командиром особой группы охотников. Когда условия полета или характер задания были до предела трудными, я посылал Владимира Серова. И он всегда оправдывал наши ожидания. Владимир Серов был человеком завидной отваги»25. За гибель боевого друга дорого заплатили враги. Однополчанин В.Г. Серова мастер воздушного боя лейтенант Д.В. Ермаков сбил над Карельским перешейком за несколько дней 8 самолетов, по 3—6 самолетов уничтожили в июньские дни летчики А.И. Горбачевский, В. А. Зотов, С.Г. Литав-рин и И.П. Неуструев. Принимая во внимание серьезные трудности, возникшее перед соединениями, наступавшими северо-западнее Выборга, Военный совет Ленинградского фронта решил предпринять такую операцию, которая позволила бы выйти в тыл неприятельской группировке. Замысел командования фронта заключался в том, чтобы, освободив от противника острова Выборгского залива, высадить затем десант на северном его побережье за вражескими укрепленными позициями. Для проведения операции решили привлечь 59-ю армию под командованием генерал-лейтенанта И.Т. Коровникова. Десантирование войск возлагалось на Краснознаменный Балтийский флот, для чего заместителем командующего 59-й армией был назначен вице-адмирал Ю.Ф. Ралль, возглавлявший все боевые средства флота в Кронштадтском морском оборонительном районе. 1 июля была предпринята первая попытка высадить десант на остров Тейкарсаари (Игривый), чтобы разведать там оборону и при благоприятном развитии событий захватить его. В ночь на 1 июля отряд морских охотников, бронекатеров и торпедных катеров, на которых разместились стрелковый батальон и разведчики из 260-й бригады морской пехоты, вышел из Койвисто. Однако, хотя и удалось захватить плацдарм на острове, десант пришлось возвратить, так как он попал под сильный артиллерийский огонь финских батарей, находившихся на северном берегу залива, и понес значительные потери. После этой неудачи командующий фронтом приказал осуществить одновременную высадку десантов на трех островах: Тейкарсаари, Суонионсаари (Новик) и Равансаари (Малый Высоцкий). Десантироваться должны были части 224-й стрелковой дивизии полковника Ф.Н. Бурмистрова с орудиями и крупнокалиберными пулеметами. Остров Тейкарсаари должен был захватить 160-й стрелковый полк, входивший в десантный отряд капитана 2-го ранга В.Н. Герасимова. Остров Суонионсаари планировалось взять силами 143-го стрелкового полка, десантировавшегося под руководством капитана 3-го ранг. B.C. Сиротинского. На остров Равансаари был нацелен 185-й стрелковый полк из района Транзунд, отделенно от этого острова узким проливом. 4 июля транспорты с десантными отрядами вышли шхер, окаймлявших рейд города Иоханнес (Советский) Вскоре на острова, где намечалось произвести высадку обрушились массированные удары артиллерии и авиации. Затем десанты подошли к островам и высадились на берег. Начались напряженные схватки. В течение четырех часов шел бой за один из наиболее крупных островов — Суонионсаари. Десантники — воины 143-го стрелкового полка — одержали победу. К вечеру был освобожден и соседний остров — Эсисаари, куда отступил финский гарнизон с острова Суонионсаари. В течение первой половины дня воинам 185-го стрелкового полка удалось овладеть островом Равансаари, на » который они высадились без специальных десантных средств, самостоятельно форсировав Транзундский пролив. Отважно действовал здесь комсорг батальона старший сержант М.А. Ивашечкин, переплывший одним из первых пролив под сильным огнем противника. Заменив погибшего командира роты, он возглавил атаку советских воинов и обеспечил тем самым быстрое освобождение острова. Труднее протекала борьба за остров Тейкарсаари, длившаяся почти два дня. Ввиду недостаточно точных разведывательных данных о противодесантной обороне и минных заграждениях вокруг острова 100-й стрелковый полк понес здесь значительные потери. Все же его подразделениям удалось закрепиться на острове. Финское командование перебросило на Тейкарсаари новые подкрепления и несколько раз предпринимало отчаянные атаки. Отважные воины полка удержали в своих руках южную оконечность острова. Высадившиеся на следующий день два батальона из 124-й стрелковой дивизии полковника М.Д. Папченко при поддержке переправленных на остров четырех танков отбросили финские подразделения к северной его части. 5 июля остров был полностью освобожден. В этот же день воины 124-й и 224-й стрелковых дивизий успешно вели бои за острова Туркинсаари, Мустасаари и Мелансаари. Исключительную самоотверженность и мужество проявил командир роты 224-й стрелковой дивизии старший лейтенант Т. Алимов. Он переплыл пролив и умело руководил ликвидацией вражеского гарнизона на острове Мустасаари. К исходу 6 июля операция по освобождению островов Выборгского залива в основном завершилась. «Три-четыре дня, — писал адмирал В.Ф. Трибуц, — мы очищали острова от мелких групп противника. Делать это быстрее мешали мины-ловушки. Но 10 июля острова Выборгского залива полностью стали нашими. Поставленная командованием фронта задача была выполнена». В ходе этой операции большую роль сыграла авиация 13-й воздушной армии и Краснознаменного Балтийского флота. В течение 4 и 5 июля авиационные части совершили 2 тысячи самолето-вылетов и обрушили на гарнизоны островов тысячи бомб. Важное значение для успешных действий 59-й армии имело также то, что за два дня до операции в Выборгском заливе 13-я воздушная армия совершила мощные налеты на аэродромы противника в Лаппенранта и Иммаланярви, где в общей сложности были уничтожены 47 самолетов противника. При нанесении удара по вражеским аэродромам отличились летчики-штурмовики во главе с командиром звена Е.М. Кунгурцевым. Отлично действовал в ходе операции летчик Г.М. Паршин, который на штурмовике «Месть Барановых», подаренном ему семьей ленинградских патриотов, с бреющего полета расстрелял несколько неприятельских самолетов. Оба летчика впоследствии были дважды удостоены звания Героя Советского Союза. После освобождения основных островов Выборгского залива началась подготовка к высадке десантов на его с верном побережье. Эту задачу планировалось осущ ствить силами 59-й армии. Тем временем войска 23-й армии, действовавшие в 100-километровом фронте по Вуоксинской водной системе от Ладожского озера до района северо-западнее Яюр пя (Барышево), пытались форсировать реку Вуокси и направить наступление на кексгольмском (приозерском) на правлении. Особенно ожесточенный характер носили бои с 4 по 11 июля в районе Яюряпя, где части 98-го стрелков вого корпуса генерал-лейтенанта Г.И. Анисимова 7 июля вышли к берегу Вуокси. Командование 23-й армии поставило задачу осуществить форсирование этого водного рубежа силами 115-го стрелкового корпуса генерал-майора СБ. Козачека. Переправа началась одновременно 9 июля частями 10-й и 142-й стрелковых дивизий при поддержке артиллерии и авиации. Наибольшего успеха добились в этот момент 946-й и 461-й стрелковые полки 142-й дивизии. Они форсировали реку, штурмом взяли позиции противника на противоположном берегу и обеспечили тем самым успешную переправу остальным эшелонам дивизии. В ходе ожесточенного боя был захвачен плацдарм. В течение последующих трех дней неприятель, перебросив в этот район части 15-й пехотной дивизии, танковой дивизии и 19-й пехотной бригады, предпринимал яростные контратаки, чтобы ликвидировать плацдарм. Но все эти усилия разбились о стойкость бойцов 115-го стрелкового корпуса. В боях за плацдарм главная заслуга принадлежала бойцам и командирам 142-й стрелковой дивизии. Несмотря на губительный артиллерийский и минометный огонь противника, они пробили брешь во вражеских укреплениях на Вуокси. «...Был проявлен массовый героизм всех воинов дивизии, — писал ее командир полковник Г.Л. Сонников. — Но особенно отличились шины 461-го стрелкового полка под командованием полковника Петухова (сам он был ранен в этом бою) и войны 588-го стрелкового полка под командованием полковника Белоусова, которые являлись основной ударной силой по захвату, удержанию и расширению плацдарма». Массовый подвиг воинов 142-й дивизии высоко оценен: 1450 солдат, сержантов и офицеров были награждены орденами и медалями. Восемь самых храбрых из них — офицеры Г.Ф. Симанкин, Д.Д. Скворцов, СП. Кобец, Н.П. Осиев, сержанты А.Е. Борисюк, П.Ф. Гончаров, рядовые A.M. Иванов и П. А. Потрясов стали Героями Советского Союза. Среди отдавших жизнь в этих боях за Советскую Родину был начальник политотдела дивизии подполковник Д.Б. Джатиев, сражавшийся в боевых порядках 588-го стрелкового полка. Именем этого мужественного человека назван один из населенных пунктов вблизи реки Вуокси. Росту антивоенных настроений в Финляндии способтвовали мощные удары, нанесенные советскими войскам по германской армии в летних операциях: разгром группы армий «Центр» в Белоруссии в июне — августе и поход к границам Восточной Пруссии, а также к Висле стремительное наступление на Украине в июле — августе и полное освобождение ее от врага. Все это произвел огромное впечатление в Финляндии. В обстановке усилившейся политической напряженности ушел в отставку с поста президента Р. Рюти. При шедшему на смену ему 1 августа К. Маннергейму ничего не оставалось, как подчиниться обстоятельствам и требованиям части финской общественности, настаивавшей на скорейшем заключении мира с СССР. В конце августа правительство Финляндии через своего посланника в Швеции заявило правительству Советского Союза о желании вести мирные переговоры. В ответ на это советское правительство поставило перед Финляндией предварительные условия, заключавшиеся в том, чтобы она порвала отношения с Германией и добилась вывода немецких войск с финской территории в двухнедельный срок. 4 сентября правительство Финляндии заявило, что принимает эти условия и направляет в Москву мирную делегацию. Уже утром того же дня финские солдаты выставили в своих окопах по всему фронту белые флажки и группами без оружия стали подходить к переднему краю обороны советских войск с восторженными возгласами: «Мир! Войне конец!» Ставка Верховного Главнокомандования дала указание войскам Ленинградского и Карельского фронтов прекратить военные действия против Финляндии с 5 сентября. Окончание войны Советского Союза с Финляндией было юридически закреплено соглашением о перемирии, заключенным 19 сентября 1944 года в Москве, а затем мирным договором, подписанным в Париже 10 февраля 1947 года. После заключения соглашения о перемирии финские войска отошли за линию государственной границы. В точно определенный срок (за два с половиной месяца со дня подписания соглашения о перемирии) Финляндия провела демобилизацию своей армии, доведя ее до контингентов мирного времени. Демобилизация финской армии, так же как и другие меры, предусматривавшиеся соглашением о перемирии, проводились под контролем Союзной контрольной комиссии, которая была учреждена в Хельсинки под председательством генерал-полковника А.А. Жданова. В составе контрольной комиссии находились начальник тыла Ленинградского фронта генерал-лейтенант Г.М. Савоненков и ряд офицеров штаба и управления фронта. Выход Финляндии из войны на стороне нацистской Германии имел большое военное и политическое значение. Серьезно улучшились стратегические позиции Красной армии на северо-западном крыле советско-германского фронта, удалось устранить угрозу Ленинграду с севера, были введены в действие важные в народно-хозяйственном и военном отношении железнодорожные, водные и шоссейные магистрали, связывавшие северные районы со всей страной. Кроме того, создавались более благоприятные условия для действий войск Ленинградского фронта против немецкой группировки в Прибалтике. Германия, лишившаяся еще одного своего союзника, попадала все в большую изоляцию. Финляндии же соглашение о перемирии с Советским Союзом обеспечило восстановление ее национальной независимости и самостоятельности. Оно закладывало основы развития советско-финляндских отношений на принципах добрососедства и дружбы. На земле Югославии
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Освобождение Югославии
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт