Шли ожесточеннейшие бои

дата: 5-05-2011, 22:03 просмотров: раздел: Курская битва
Анализ и выстраивание хода боевых действий в полосе 7-й гв. А в течение 5 июля (как, впрочем, и 6-й гв. А) связаны с большими трудностями. Несмотря на достаточное количество оперативной информации, она носит поверхностный и неконкретный характер. Ошибки и описки Допускались часто, причем почти во всех документах штабов различного уровня от полка до фронта включительно. В боевой обстановке это дело, в обшем-то, обычное. Но в сводках и боевых донесениях за 5 июля их было значительно больше, чем в обычные дни. Особенно грешил в этом плане оперативный отдел штаба. К этому времени сменился начальник отдела, генерал Лукин стал начальником штаба, а на его место пришел майор Васильев, в отделе появилось еще несколько новых офицеров.

Шли ожесточеннейшие бои


Учитывая это обстоятельство, приходится привлекать значительный массив не только прямых, но и косвенных источников. Особенно сложно разобраться с тем, в какое время, какая дивизия 3-го тк и какое количество танков (или это штурмовые орудия) сумела перебросить на восточный берег в первой половине 5 июля. Из донесений 25-го гв. ск, которые потом были продублированы штабом армии, известно, что из плацдарма восточнее Соломино в глубь обороны 78-и гв. сд к 11.00 прорвалось до 90 танков противника. Однако другие документы -и наши (донесения фронта), и немецкие (радиоперехват самолета-разведчика) - свидетельствуют, что к 10.30 противник не мог собрать в этом районе такие силы бронетехники. Из донесения 313-го отдельного радиобатальона о перехвате немецкого самолета разведчика: «6.25. Наши войска достигли восточных окраин Нижний Ольшанец, 500 м восточнее южных окраин Михайловка и форсировали реку Донец в 1,4 км юго-западнее Дорогобужено». Как видим, никаких сведений о переправившихся танках пока нет, да и какие танки, если еще мосты даже теоретически не могли до кониа быть построены. Первые сообщения, «похожие на правду», о том, что появилась бронетехника и, главное, в какое время, обнаружены в боевом донесении фронта на имя начальника Генштаба № 194 на 12.35: «…Участок 7-й гв. А. К 11.00 противник переправил на восточный берег р. Северный Донец из района Пушкарное 6 танков и 200 человек. Дальнейшее продвижение здесь противник не имеет. В районе Соломино переправилось до 30 танков, 16 танков продолжали наступать в направлении Дорогобужено, остальные на разъезд Разумное ... В районе Соломино подбито 6 танков противника». Таким образом, лавины танков, о которой доносили подчиненные генералу Г.Б. Сафиулину, не могло быть даже по нашим данным. Цифра в 90 танков появилась, вероятно, из-за того, что командиры часто доносили лишь одну цифру - общее количество танков, которые атаковали его подразделения несколько раз подряд. Например, прошло три боя, в каждом из которых участвовало по 15 - 20 боевых машин, а в боевом донесении они трансформируются в строчку: «противник, введя в бой до 60 танков, прорвал рубеж обороны полка (дивизии) ...» и т.д. При таком изложении событий выходило, что и цифры почти невыдуманные, и командир вроде бы не соврал, а суть события коренным образом искажена. Опираясь на обнаруженные в ЦАМО РФ источники, можно утверждать следующее: гвардейцы полковника А.В. Скворцова начали отбивать первые атаки танков дивизии Функа с плацдарма восточнее Соломино и у Дорогобужено примерно с 7.30. В этот момент на восточном берегу действовало до полутора десятков боевых машин, в том числе, возможно, несколько штурмовых орудий. Опираясь на бронетехнику, короткими контратаками враг постепенно оттеснял батальоны 228-го гв. и 225-гo гв. сп ко второй позиции - железнодорожной насыпи. Однако, судя по распоряжениям комкора-25, танковая группа подполковника Шульца (командир 25-го тп 6-й тд) удар силами 20 - 25 танков и не менее двух батальонов пехоты нанесла около 10.30 из района выс. 108.9 вдоль дороги, ведущей к разъезду Разумное, расположенному в 2 км южнее села Разумное. Одновременно от Дорогобужено вдоль р. Разумная двигалась боевая группа Глезимера (7-я грп) 6-й тд. Таким образом, после обычного короткого артналета из двух районов на восток в атаку двинулось одновременно несколько десятков единиц бронетехники - танки, штурмовые орудия и бронетранспортеры. Неясно, участвовала ли в этой первой, можно сказать, массированной атаке, рота Т -6. По воспоминаниям командира 6-й тд, «тигры» (возможно, не все, а лишь часть) уже ранним утром находились на восточном берегу и прикрывали огнем саперов, которые пытались разминировать достаточно узкий проход между двумя заболоченными участками: у р. Ряски (южнее с. Дорогобужено) и местностью севернее выс. 108.9, по которому затем пошла в наступление на разъезд бронегруппа Шульца. Однако в книге английского исследователя Р. Кросса «Операция Цитадель», приведены воспоминания стрелка Т-6 из этого подразделения, в которых утверждается, что рота, приданная 7-й тд, перешла в атаку лишь после полудня. Вероятно, несколько экипажей Т-6, переправившихся вброд вместе с саперами, все же приняли участие в этом первом массированном ударе, а основные силы подразделения были введены в бой уже ближе к вечеру. Так как в воспоминаниях немецких танкистов упоминаются поединки с «тридцатьчетверками», а наши танки на участке 78-й гв. сд появились только между 17.30 и 18.00. Согласно отчету штаба дивизии Скворцова, оборона на запасной позиции (вдоль ж.-д. насыпи) полков первого эшелона начала рушиться после полудня: «В 13.30 двум батальонам противника удалось занять северную окраину Нижнего Ольшанца, а в 13.50 два батальона пехоты и 20 танков сломили сопротивление нашего гарнизона в Дорогобужено и взяли село. Через десять минут 70 танков и самоходных орудий в сопровождении двух батальонов пехоты из района восточнее Соломино двинулись на Крутой Лог и в 14.20 38 танков и до роты пехоты подошли к северо-восточной окраине Крутого Лога».
В течение часового боя бронегруппа Шульца, потеряв несколько боевых машин, обошла у разъезда Разумное рубеж 7-й роты 3/225-го гв. сп и отошедшего сюда 2-го сб капитана И.А. Мацокина (этого же полка), и с юга, перейдя полотно, медленно двинулась на восток в направлении выс. 160.8 (к позициям второго эшелона 78-й гв. сд). «На направлении главного удара было сосредоточено достаточное количество сил для того, чтобы обеспечить прикрытие флангов и быстро развить наступление в глубь русской обороны, - писал командир 7-й тд. - Но необходимо было преодолевать многочисленные оборонительные сооружения противника и разминировать минные поля. Все это значительно задерживало темп наступления. В середине дня центральная боевая группа (Шульца) перерезала дорогу Крутой Лог - Генераловка. Противник открыл мощный заградительный огонь. В это время в расположенном в глубине населенном пункте Крутой Лог обстановка была еще не ясной. От правого соседа поступили лишь сведения о том, что в районе железнодорожной линии проходят бои и что только на нескольких участках удалось продвинуться вперед. Позже было сообщено, что между Масловой Пристанью и Крутым Логом наступление продолжает развиваться и что в районе к юго-востоку от этого места войска натолкнулись на ожесточенное сопротивление противника. На левом фланге 7-й тд разъезд Разумное, мимо которого центральная группа пробилась (согласпо приказу) южнее, находился еще в руках противника. Но уже стали появляться признаки эвакуации оттуда русских войск. Наши войска - северная боевая группа (Глезимера), двигаясь из района Дальние Пески, перерезала шоссе к северу от с. Разумное и развивала наступление в восточном направлении». Приведенная выше цитата несколько ускоряет события, наступление бронегруппы Шульца шло со скрипом - несколько часов кряду. В 15.30 немецкий самолет-разведчик передал: «Головные танки достигли 1 км западнее Крутой Лог и обстреливаются артиллерией противника, а в 15.32, - «наши танки у восточного выхода Разумное».

Шли ожесточеннейшие бои


В документах штаба 78-й гв. сд указано, что ротный узел сопротивления, разъезд Разумное, противник занял примерно в 14.00. После чего находившаяся здесь танковая группа Шульца разделилась, и одна ее часть ударила через Дорогобужено во фланг 228-й гв. сд, а вторая - через час (30 танков и рота мотоциклистов) стремительным рывком вышла на подступы к выс. 160.8. Но лишь только танки вышла за грунтовую дорогу Крутой Лог - С. Разумное, их встретил плотный огонь артиллерии - в дело вступили основные силы дивизионного 158-го гв. ап. Его 1 -я и 3-я ад располагались в ПТОПе Крутой Лог, а 2-я ад - прикрывала путь из с. Разумное в Генераловку и местность юго-западнее от нее. Мощный огонь из двух ПТОПов с. Разумное и Крутой Лог перекрыли путь танкистам Шульца через выс. 160.8. «Встретив сильное сопротивление, немцы остановились. Танки развернулись (от высоты) и, подойдя к Крутому Логу, начали вести огонь по селу прямой наводкой (вместе с другими танками, ранее прорвавшимися от Нижнего Ольшанца). К этому времени 225-й гв. сп уже оборонялся на рубеже: выс. 160.8, северо-западная окраина Крутого Лога». Но это не означало, что командование 6-й тд оставило попытки продвинуться дальше на восток. Вторая часть танковой группы, сражавшаяся пока с 228-м гв. сп в районе Дорогобужено, также получив отпор, начала разворачиваться на восток. Наблюдавший с передового НП дивизии за этой атакой генерал Г.Б. Сафиулин немедленно связался с командармом и, доложив о прорыве, попросил разрешение использовать для планировавшегося контрудара часть сил подвижного резерва командарма - танковую группу подполковника Вербы (167-й тп и 1438-й сап). М.с. Шумилов дал «добро» и уточнил, что приказ командования БТ и МВ армии сейчас же будет направлен в штаб полка. Помимо перечисленных средств усиления полковнику С.А. Козаку оперативно переподчинялись 161-й гв. пап, 265-й гв. пап и 315-й гв. мп РС, которые до этого момента находились на огневых позициях в полосе 81 -й гв. сд. Определенного времени для нанесения контрудара установлено не было, предполагалось действовать по обстановке. Главное в этот момент было как можно быстрее сосредоточить запланированные войска на исходных рубежах. Следует заметить, что у командования армии была мысль - между 13.00 и 14.00 в полосе 72-й гв. и 78-й гв. сд нанести один сильный контрудар силами двух групп. В первую предполагалось включить 73-ю гв. сд и перечисленные выше части усиления, во вторую - 213-ю сд с 27-й гв. тбр. Однако этот замысел осуществить не удалось. Сосредоточение шло с большим трудом, причем в основном по объективным причинам. Так, согласно приказу 167-й тп должен был за один час, имея подразделения в двух районах -в Мясоедово (10 км от исходных позиции) и хут. Постников (20 км), - собрать командный состав, поставить им задачи, вывести технику на марш из укрытий и сосредоточиться в районе выс. 209.6. К моменту получения приказа полк находился в боевой готовности, и тем не менее его основные силы сосредоточились в указанном им районе лишь в 14.00, а сап и часть танков, находившиеся на хут. Постников, подошли только к 15.00. Ситуаиия с остальными частями и подразделениями оказалась еще хуже. Сводная рота 262-го отп под командованием ст. лейтенанта Косенкова, состоявшая из 5 КВ-1, только в 15.15 вышла из Свх. «Батраикая Дача», но в состав группы Вербы не вошла. Когда рота подошла, группа уже перешла в атаку. Да к тому же в пути из-за перегрева двигателя один танк вышел из строя. В 15.00 батальонные колонны 209-го и 214-ro гв. сп только подходили к совхозу и до района выС. 209.6 им еще оставалось идти пешком более 5 КМ. А бригада подполковника Сапожникова и другие пушечные и минполки, судя по боевому донесению 73-й гв. сд, не появились в ее полосе даже к 19.00. За то время, пока войска подтягивались на исходные позиции, противник сумел заметно продвинуться вперед, в результате бой шел уже внутри обороны 78-й гв. сд. Пока боевые действия разворачивались между поймой Донца и железной дорогой Белгород - Титовка, инициатива находилась в наших руках - шло истребление сил противника на самой укрепленной полосе, без существенного выигрыша в территории. Ситуация начала меняться в худшую для нас сторону с 12.00 до 16.00 и к 17.00 обострилась до предела. Из отчета штаба 78- й гв. сд: «В 16.05 15 танков противника, обойдя село Разумное, вышли на южную окраину Генераловки и двинулись по направлению рощи 2,5 км северо-восточнее Крутого Лога, где находился КП командира дивизии. В 16.55 по дороге из Масловой Пристани на Крутой Лог в район выс. 157. 1 вышло до 20 немецких танков. По дороге из Дорогобужено и Соломина на восток продолжали двигаться машины с пехотой и артиллерией». 25-й гв. ск продолжал сражаться пока лишь своим первым эшелоном, войска которого уже понесли существенные потери в живой силе и вооружении, а инженерные заграждения первой и даже запасной позиции уничтожены. Движение боевых групп Функа напоминало трезубец. Центральная - бронегруппа Шульца к 17.00 полностью рассекла рубеж передовых Полков 78-й гв. сд и углубилась в ее оборону примерно на 6 - 6,5 км (2/3 глубины позиции дивизии). Был полностью блокирован Нижний Ольшанец, а танковые клещи противника нацеливались на самый мощный узел сопротивления - Крутой Лог. Но по-прежнему их сдерживал плотный огонь дивизионов 158-го гв. ап и ПЗО 3/265-го гв. пап из района северо-восточнее села и лесного массива восточнее. Тем не менее, используя этот успех и опираясь на бронетехнику, гренадеры левой группы (6-й и 7-й грп) ворвались в юго-западную часть с. Разумное, а правой (в том числе и полковая группа 442-го грп) также при поддержке танков вели бой на южных и юго-западных окраинах Крутого Лога. Брешь в центре 78-й гв. сд разрасталась на глазах, почти одновременно произошел прорыв и запасной позиции войск на стыке с 81-й гв. сд, где настойчиво атаковала группа Келера. В то время как 7-я тд завязала бой у разъезда Разумное, к переправе у Колонии-Дубовая подошла боевая группа (бронегруппа) Беккера и 14 «тигров» роты капитана Хайтмана 19-й тд, которыми предполагалось усилить удар группы Келера, прорывавшейся от Дальних Песков к району ИТК (левый фланг 81-й гв. сд). Именно предполагалось, потому что большая часть роты танков Т-6 не смогла дойти даже до восточного берега.

Шли ожесточеннейшие бои


Но вернемся непосредственно к боевым действиям на левом крыле 78-й гв. сд. Рубеж правофлангового 228-го гв. сп майора И.А. Хитцова, как и весь передний край соединения, был сильно укреплен в инженерном отношении и существенно при крыт (стык дивизий) корпусными огневыми средствами. Сюда были нацелены 2/290-го амп 120-мм тяжелых минометов и дивизион 152-мм пушек 265-го гв. апап. Все это успешно использовали гвардейцы для борьбы с противником. Бои шли ожесточеннейшие, в отчете офицеры штаба 19-й тд отмечали: «Труднее всего можно было представить упорство русских, с которым они защищали каждый окоп, каждую траншею. Особенно ожесточенно сопротивлялась группа противника силою до одного полка, усиленная минометным дивизионом, в сплошь оборудованном лесу южнее ИТК». Однако, хотя и с большим трудом, боевая группа Келера утром все-таки оттеснила 1-й сб капитана В. Осиса с первой траншеи у выс. 126.3, что позволило начать переправу бронетехники у Колонии-Дубовая. А после того, как на восточном берегу появились танки Беккера, развал обороны правого фланга 78-й гв. сд был неминуем, и ускорили его трагические события в центре участка дивизии - захват немцами разъезда Разумное и прорыв в одноименное село, где находились два важных пункта управления войсками правого крыла дивизии штаб 228-го гв. сп, КП и НП (на элеваторе) 2/158-гo гв. ап. Прослеживается определенная синхронность в действиях бронегрупп Функа и Шмидта. Командование 3-го тк старалось распылить силы и тактические резервы оборонявшихся. Наступление, начавшееся в 14.00 на участке Михайловка - Дорого-бужено, выглядело как единый удар двух танковых соединений на восток. Из района Дальние Пески к Генераловке (вдоль левого берега р. Разумная) продвигалась группа Беккера (27-й тп 19-й тд), а правее от Дорогобужено (по правому берегу) атаковали боевые группы - 6-й и 7-й грп 7-й тд. Уже через два часа мотопехота генерала Функа, поддержанная сильным огнем шестиствольных минометов, прорвалась непосредственно на окраины с. Разумное. Само село оборонял 2/228-й гв. сп капитана П.Г. Ястребова. Когда же бронегруппа Шульца, двигавшаяся с плацдарма восточнее Соломино, подошла к разъезду Разумное, в этот район майор Хитцов подтянул 2/158-й ап майора Дудина. Плотный огонь трех его батарей сорвал намерение противника сразу же после захвата станции ворваться в село с юга. Встретив сильный отпор, танки бронегруппы продолжили прорыв к дороге Разумное - Крутой Лог и, перевалив через нее, разделились на две части: первая продолжила атаку на Ге-нераловку и вторая - в направлении Крутой Лог. Всю первую половину дня командир 3-го тк внимательно следил за тем, с каким напряжением его войска пытались форсировать Донец и вклиниться в оборону русских. Но пока обнадеживало положение лишь в одной 7 -й тд. 6-я тд хотя И неоднократно предпринимала атаки с Михайловского плацдарма (даже при поддержке штурмовых орудий) и на западном берегу, но продвинуться ей не удавалось. С большим трудом шло наступление 19-й тд. Ее левофланговая боевая группа (Рихтер) по-прежнему топталась на месте. Более динамично развивались события на правом крыле. Первые попытки группы Келера прорваться в глубь обороны 78-й гв. сд с использованием дивизиона самоходок провалились еще утром. Однако после переправы танков ситуация здесь начала меняться к лучшему. Хотя бронегруппа Беккера тоже встретила очень сильное сопротивление русских, тем не менее ей удалось добиться большего. К 16.00, пробив коридор глубиною в 4 км, она преодолела ж.-д. насыпь и, продолжая движение к выс. 139.9, пыталась расширить брешь. 6 - я т должна было решить первостепенную задачу, стоявшую перед корпусом, - пробить брешь в обороне русских на левом фланге армейской группы и при крыть правое крыле 4-й ТА. Поэтому ее неудача могла осложнить ход боевых действий на главном направлении. Время шло, заканчивался первый день наступления, но неоднократные атаки дивизии с плацдарма ни к чему не привели. Поэтому для командира 3-го тк был крайне важен решительный рывок на левом крыле корпуса на любом участке, если не через Михайловский плацдарм, то южнее, чтобы, обойдя узел сопротивления /иск/ Михайловка - Старый Город с востока, ударом через Ближнюю Игуменку прорваться на левый фланг 2-й тк. Путь хоть и длиннее, но он давал надежду на успех, так как 7-я тд уже создала восточнее Соломино подходящий плацдарм. Именно здесь, где уже наметился определенный тактический успех, Брайт решил массировать танковые силы с целью прорвать оборону 7-й гв. А. «В районе к востоку от предостных укреплений Белгорода, - вспоминал генерал Функ, - наступление танков и других моторизованных средств было чрезвычайно затруднено, так как местность оказалась сильно заминированной. В связи с этим 3-й тк принял решение все имеющиеся в распоряжении части б-й тд (не задействованы в боях) оттянуть и переправить через Донец за боевыми порядками 7-й тд. Затем дивизия должна была снова повернуть налево (смять 81-ю гв. сд) и занять свою полосу наступления».

Шли ожесточеннейшие бои


Кстати, существует вполне обоснованная точка зрения, согласно которой решение о перегруппировке б-й тд за боевые порядки 7-й тд было принято в спешке и до конца не продумано. Во второй половине дня, когда стало ясно, что попытки переправить дивизию полностью провалились, эффективней было бы передать ее в 4-ю ТА, что позволило бы сосредоточить на направлении главного удара корпуса СС дивизию «Мертвая голова», не 9 июля, а на два дня раньше. Это помогло бы эсэсовцам форсировать р. Псел раньше, а следовательно, значительно глубже прорваться в оборону Воронежского фронта. Вместе с тем 6-я тд могла быть использована совместно с мд СС «Мертвая голова» для преодоления рубежа 375-й сд. Американский исследователь С. Ньютон, первым высказавший эту версию, пишет: « ...во время боев 5 июля немецкое командование допустило такую серьезную тактическую ошибку в отношении б-й тд, что ее последствия были ощутимы еще неделю спустя под Прохоровкой ... когда стало очевидным, что б-я тд не сможет переправиться в районе Михайловки, то ли Брайт, то ли Кемпф - кому принадлежала инициатива принятия данного решения, неизвестно - направил дивизию Хюнерсдорфа, усиленную ротой «тигров», в полосу 7-й тд, которая достигла больших результатов на правом фланге 3-го тк. Пытаясь пробиться через забитые дороги к востоку от Донца, боевая группа Оппельн-Брониковски смогла достигнуть переправы в полосе 7-й тд только к 13.00 б июля, а в бой вступила лишь в 14.30. Таким образом, сильнейшая дивизия 3-го тк в течение 36 часов от начала операции «Цитадель» эффективно не участвовала в боевых действиях. И результатом этого стало снятие ответственности за прикрытие правого крыла 4-й ТА с apмeйской группы. Решение о передаче трети боевой техники Кемпфа армии Гота должно было исходить от самого фон Манштейна. Но ничто не говорит о том, что этот вариант хотя бы рассматривался. И журнал боевых действий 4-й ТА, и записи Фридриха Фангора говорят о том, что в штабе Гота ие имели четкого представления о том, насколько неудачно развивался бой для армейской группы вплоть до середины дня 6 июля и даже до утра следующего дня. В журиале боевых действий, находившемся на командном пункте Кемпфа, хотя и неоднозиачно, говорится о том, что решение перебросить 6-ю тд на противоположный фланг 3-го тк: фон Манштейн и Буссе были скорее просто поставлены перед фактом. Даже если такое предположение верно, это не снимает ответственности за решение с командования ГА «Юг». Из приведенной цитаты следует, что тактическую ошибку допустили все причастные к перегруппировке генералы («немецкое командование»). Однако трудно согласиться с утверждением американского историка о том, что решение командования 3-го тк, поддержанное АГ «Кемпф», в момент его принятия было слабо продумано. Для ясного понимания проблемы необходимо четко представлять главные задачи, стоявшие в тот момент перед каждым из трех военачальников: Брайтом, Кемпфом и Манштейном. Для командира корпуса этот маневр силами в тот момент, можно сказать, был делом обычным, и ошибки в нем никакой не было, так как он опирался на основные принципы доктрины немецких танковых войск. Он предложил реальный выход из сложной ситуации, и, судя по всему, его непосредственный начальник генерал Кемпф это понял. Благодаря перегруппировке появлялась перспектива не только прикрыть фланг армии Гота, но и, что важно, решить собственные проблемы - расшатать оборону русских (на левом фланге 25-го гв. ск) и открыть пути на восток войскам армейской группы. По меньшей мере странно выглядит и обвинение Кемпфа в том, что он не подумал о положении Гота. Командующий армейской группой в первую очередь был кровно заинтересован в выполнении задачи, за которую нес прямую ответственность (дела же в тот момент у него шли из рук вон плохо), а за ситуацию с наступлением всей группы армий «голова должна болеть» у Манштейна. И абсолютно прав С. Ньютон, ставя в вину фельдмаршалу его медлительность. Действительно, понять в той ситуации командующего ГА «Юг» трудно. Идет наиболее сложный этап операции, войска прорывают первую наиболее мощную полосу русских, а он, прекрасно зная, сколь важна в этот момент оперативность в принятии решений его, как координирующего центра между двумя ударными группировками, и то, что обычная система прохождения информации от штаба корпуса до штаба группы армий не всегда обеспечивает эту оперативность, находится в своем штабном вагоне, а не выехал на КП армий. Поэтому Гот более суток не знал, что в реальности происходит у Кемпфа, а сам фельдмаршал был поставлен перед фактом по поводу перегруппировки дивизии Хюнесдорфа. Кстати, в этой связи надо отметить, что более дальновидно поступали советские генералы и маршалы, к примеру, начальник Генштаба РККА А.М. Василевский да и сам Н.Ф. Ватутин. В самые напряженные моменты они находили время побывать в штабе армии и даже корпуса, лично услышать от командарма доклад об оперативной обстановке и его решения.

Шли ожесточеннейшие бои


Нельзя не согласиться с военными историками Г.А. Колтуновым и Б.С. Соловьевым, которые, давая оценку действиям германского командования в конце 5 июля, отмечали: «Анализируя итоги первого дня наступления, противник мог увидеть ряд тревожных для него признаков. Однако гитлеровские стратеги и в эти и в последующие дни не желали считаться с фактами. Документы со всей определенностью показывают, что в начавшейся битве под Курском немецко-фашистское командование, увлекаемое инерцией принятых решений, оказалось не в состоянии трезво оценить ход и перспективы развернувшейся борьбы». Хотя авторы приведенной цитаты имели в виду неспособность немецкого командования адекватно реагировать на положение, сложившееся в полосе наступления ГА «Юг», но эта же причина повлияла и на оценку ситуации с 6-й тд. Однако вернемся к боевым действиям на фронте 7-й гв. А. После 17.00 командир 11-го тп 6-й тд полковник Оппельн-Брониковски получил приказ: немедленно следовать в полосу 7-й тд для переправы бронетехники по мостам. Рассчитывать на быстрое сосредоточение полка даже у мостов, когда все дороги забиты войсками, не говоря о выходе на восточный берег, не приходилось. Поэтому командир корпуса решил пока действовать имевшимися здесь силами и, воспользовавшись продавленной боевыми группами 19-й и 7-й тд вмятиной по линии: /иск/выс. 126.3 - западная окраина с. Разумное - Дорогобужено, попытаться взять в стальные клеши левый фланг 81-й гв. сд. Рубеж 238-го гв. сп майора Кирюхина с южной окраины Михайловки атаковала группа Рихтера (J9-я тд), а в стык 235-го гв. и 238-го гв. сп - группа Биберштайна (6-я тд). Одновременно из района Дальние Пески по позициям l-го и 2/228-го гв. сп (на участке - лес, южнее ИТК, южные скаты выс. 139.9 -/иск/Генераловка), которые прикрывали левый фланг 238-го гв. сп ударила группа Келера (на ИТК) и бронегруппа Беккера (на Беловское). Атака мотопехоты 6-й и 19-й тд из Михайловки окончилось практически ничем. Плотный огонь 81-й гв. сд снова прижал к земле гренадеров перед передним краем ее передовых полков. И лишь на участке 235-го гв. сп группе Биберштайна удалось несколько продвинуться и выйти на западные окраины Старого Города, но здесь она была прочно заблокирована. Более успешно действовала броне группа Беккера. Достигнув местности около 1 км от южных скатов выс. 139.9, она разделилась и попыталась, обойдя высоту, пробиться в тыл полка Кирюхина - к клх. «День Урожая» и правее - к южным окраинам Генераловки. Получив данные о том, что немцы подтянули севернее Дальних Песков значительное количество бронетехники, генерал-майор И.М. Морозов отдал приказ усилить левый фланг дивизии. В частности, уже в 12.40 для прикрытия клх. «День Урожая» с направления сел Генераловка и Разумное на участок севернее выс. 139.9 была направлена 3-я тр капитана Сливина из 262-го тп. К 16.00 пять танков КВ заняли рубеж по южным окраинам колхоза, а через час уже вступили в поединок с бронетехникой Беккера. К 18.00 ситуация на глубоком левом фланге 81-й гв. сд существенно осложнялась. Несмотря на ожесточенное сопротивление 228-го гв. сп, войска генерала Шмидта сумели глубоко войти в оборону 7-й гв. А и вели бой уже на фланге полков второго эшелона дивизии Морозова. «Противник атаковал с юга на Беловское и из Михайловки на разъезд Крейда и ИТК, - вспоминал комдив-81. В 15.00 батальоны тов. Акимова (1/235-ц гв. сп), Заводского (1/238-ц гв. сп, танкисты Сливина (KB-1), истребители капитана Сушицкого (оиптд), артиллеристы 3-го дивизиона капитана Гохокидзе 73-й гв. ап) отразили до 6 атак пехоты и танков, уничтожив до батальона пехоты и до 30 танков и штурмовых орудий. Бой нарастал поминутно, к 18.00 на левый фланг и центр 81-й гв. сд враг обрушил до 110 танков и самоходных установок, до дивизии пехоты, поддержанных 50 бомбардировщиками и артиллерией. Казалось, что 238-й гв. и 233-й гв. сп, танкисты и артиллеристы не справляются с такой лавиной. Воины дрались бесстрашно и мужественно».
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Курская битва
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт