Прорыв главной полосы обороны

дата: 11-05-2011, 10:21 просмотров: раздел: Курская битва
Приказ 3-го тк с задачами на бой 6 июля его штаб направил в дивизии примерно перед полуночью. Вот его почти полный текст:
« 1. Противник обороняется на своих позициях, поддерживаемый сильной артиллерией и реактивными установками. В дальнейшем возможно усиление резервами с многочисленными танками. 7-я и 19-я тд добились прорыва вражеских позиций севернее Крутой Лог и южнее разъезда Крейда.
2. 3-й танковый корпус 6.7 продолжает добиваться успеха на правом крыле наступления в северо-восточном направлении.
3. Задачи:
7-я тд подтягивается 5.7 северо-восточнее, делая возможным переправу 6-й тд через Донец. Здесь же приказом дивизии 6-й тд передаются две переправы через Донец, в том числе 50-тонная переправа. Регулирование при прохождении 7-й тд на переправах через Донец согласовывать с 6-й тд, в дальнейшем регулирование движения берет на себя 7-я тд и продолжает с рассветом наступление, продвигается восточнее с. Разумное около с. Заячье. Pz.B.Battr. 78 снова подчиняется дивизии.
19-я тд овладевает колхозом «День Урожая» и железнодорожным разъездом Крейда и уничтожает вражескую артиллерийскую группу в районе Ближней Игуменки.
4. Третье арткомандование поддерживает наступление 7-й и 19-й тд в направлении на Ближнюю Игуменку. Также обеспечивает действие в центре и на правом 168-й пд.
5. Командование корпусных саперных частей удерживает и в дальнейшем строит (укрепляет) переправы, а также вспомогательные переправы во взаимодействии с командованием 601-го саперного полка.
6. Зенитная артиллерия.
а. Зенитному корпусу взять на себя прикрытие переправ через донец [и] войск на направлении главного удара на Соломино - дорогобужино. Для этого 1-ю батарею 11/43-го зенитного полка как можно скорее пропустить через [боевые порядки] 7-й тд на восточный берег Донца.
б. Для совместной боевой работы выделить: 1/38 зенитного полка для б-й тд,
1/61 зенитного полка с 7-й тд.
7. Штаб корпуса остается около Ново-Николаевки.

Прорыв главной полосы обороны


Как видно из документа, в нем были учтены все пожелания командующего армейской группой. Основные силы соединения генерал Брайт нацелил на решение двух главных задач. Во-первых, уничтожение второго эшелона 25-й гв. ск - дивизии полковника С.А. Козака и подвижной группы в составе 201-й тбр, 167-го тп и 1529-го сап, которую командующий 7-й гв. А к концу дня подтянул в район свх. «Поляна,) (количество боевых машин в танковых полках и бригадах 7-й А 5 - 16 июля 1943 г.). Кстати, судя по воспоминаниям генерала Функа, его разведка зафиксировала сосредоточение танковых частей и соединений на стыке 3-го тк и ак «Раус,) К концу 5 июля. Во-вторых, прорваться в глубь второго армейского рубежа в район Мясоедово. Вместе с тем командование корпуса старалось не забывать и о других проблемах - таких, как рассредоточение тактических, а возможно, уже и оперативных резервов советской стороны, а также пытаться расшатывать оборону гвардейской армии в направлении правого крыла 4-й ТА. Для этого треть корпуса - 19-я тд была нацелена на прорыв в тыл 81-й гв. сд. Хотя, судя по тому, как сформулирована задача войск Хюнесдорфа по поддержке дивизии Шмидта, больших надежд на ее успех Брайт не возлагал. А теперь посмотрим, какие же решения были приняты штабом 7-й гв. А и ее соединений для срыва замысла противника перед полуночью, когда завершились основные боевые действия и определилась линия, на которой был остановлен противник. План боевых действий армии на 6 июля М.С. Шумилов начал выстраивать еще во второй половине 5 июля, и состоял он из двух частей. Первая - включала в себя усиление противотанковой обороны на направлении главного удара 19-й и 7-й т, вторая - формирование двух сильных войсковых групп для ведения активной обороны, т.е планировалось нанесение контрударов по нескольким направлениям. Общий замысел боя командарм изложил в боевом приказе М 00272/0П, который был подписан уже 6 июля в 2.00:
4. Я решил, прочно удерживая передний край обороны на право и левом флангах армии и создав две ударные группировки, с утра 6.7./943 г. ударом по сходящимся направлениям: Крутой Лог, Нижний Ольшанец и Ржавец, Маслова Пристань, Карнауховка - уничтожить прорвавшегося противника и восстановить положение.
5. 25-й гв. ск в составе:81-й гв., 78-й гв., 73-й гв. сд, продолжая частями 81-й гв. сд с прежними средствами усиления удерживать передний край обороны и, прикрыв левый фланг дивизии на рубеже р. Разумная, создать ударную группу корпуса в составе: 73-й гв.сд, 30-й оиптабр, 167-го тп 12 танков КВ 262-го тп, 1438-го сап, 309-го и 97-й гв. мп, 265-го гв.апап, 329-го инжбат, развернуть ее на рубеже /иск/Беловская, западные и юго-западные опушки рощи, что 3 км восточнее Генераловки, западные скаты отм.209.6 в готовности как для нанесения контрудара противнику, так и для отражения его танковых атак.
6.24-Й гв. ск в составе: 72-й гв., 36-й гв., 21З-й и 111-й сд с прежними средствами усиления, продолжая прочно удерживать передний край обороны на участке. Безлюдовка, Прилипка с утра 6.7.1943 г. частями 213-й сд с 27-й гв. тбр во взаимодействии с 72-й гв. сд ударом в направлении Ржавец - Маслова Пристань уничтожить прорвавшегося противника и восстановить положение.
7. Мой резерв: 15-й гв. сд быть готовой нанести удар противнику из района: Шебекино, Устинка в северном направлении и на Маслова Пристань.
8. Авиации массированным ударом штурмовиков и бомбардировщиков по прорвавшимся на восточный берег р. Сев. Донца частям противника и по его резервам содействовать выполнению задач наземных войск. Патрулированием в воздухе истребителей прикрыть наземные войска от авиации противника в районе: Разумное, Маслова Пристань, Безлюдовка, Шебекино, Кашлаково, Батрацкая Дача, Беловская».
Наиболее опасным участком в полосе обороны армии М.С. Шумилов считал рубеж 78-й гв. сд и глубокий левый фланг 81-й гв. сд. Учитывая, что танковая группировка противника (по данным штаба армии, в тот момент здесь действовали одна танковая и две пехотных дивизии) вошла в оборону 25-го гв. ск на довольно узком участке, да к тому же была разделена рекой Разумная, командарм решил выстроить систему обороны по принципу «молота И наковальни». Похожий способ на день позже применит на прохоровском направлении против двух соединений корпуса СС генерал-лейтенант М.Е. Катуков. В качестве «наковальни» была выбрана прочная оборона 238-го гв. и 233-го гв. сп 81-й гв. сд и фронт непосредственно на острие удара 7-й тд.

Прорыв главной полосы обороны


В ночь на 6 июля сюда были выдвинуты:
- к клх. «День Урожая» 3/173-го гв. Ал. Он окопался фронтом на юг (здесь уже стояла l/114-я гв. Аиптап);
- из района Ближней Игуменки к раз. Крейда подошла 2/114-я гв. иптап майора Казаринова249;
- на участок с. Белинская (южнее Беловского), юго-восточная опушка рощи 1,5 км северо-восточнёе Крутого Лога, развернулись два полка 30-й оиптабр подполковника М.Г. Сапожникова.
Кроме того, для усиления левого фланга 238-го гв. сп генерал-майор И.К. Морозов выдвинул из второго эшелона дивизии 2/233 гв. сп на участок раз. Крема - клх. «День Урожая». Контрударная группировка - «молот» начала формироваться во второй половине 5 июля на правом крыле боевого клина 3-го тк и частью сил непосредственно перед фронтом 7-й тд, перекрывая ей путь на восток. Напомню, ком кор Г.Б. Сафиулин предполагал 5 июля провести контрудар 73-й гв. сд усиленной танковой группой подполковника Вербы. Для этого распорядился подтянуть ее на участок Генераловка, выс. 209.6, хут. Гремячий. Однако ситуация резко изменилась в силу того, что части 78-й гв. сд начали отходить под ударом бронегруппы 7-й т и ее танки к 16.30 прорвались на окраины Генераловки. Одновременно к Беловской вышла мотопехота 19-й тд. Предпринятая комдивом попытка остановить противника частью группы Вербы оказалась неудачной, и дивизия перешла к жесткой противотанковой обороне. А в 23.00 поступил приказ 25-му гв. ск об отмене предварительного распоряжения на контрудар, предполагалось, что он будет предпринят на следующий день. Из отчета корпуса:
Причем теперь группу Козака предполагалось существенно усилить бронетехникой и артсредствами. Из приказа 00272/0П: « ...Одновременно с этим в районе Гремучий, свх.«Поляна» -создать подвижную группу корпуса в составе 201-й тбр, 1529-го тсап и 1669-го аиптап для удара в направлении Крутой Лог. С утра 6. 7. 1943 г., в случае развития наступления танков противника в северном направлении, нанести ему фланговый контрудар силами созданных групп (Козака и подвижной) в общем направлении: Крутой Лог, Нижний Ольшанец, а в случае развития наступления противника в северо-восточном направлении - уничтожить танки противника огнем и после этого нанести контрудар противнику в том же направлении».

Прорыв главной полосы обороны


К исходу 5 июля 1943 г. 7-я гв. А не имела второго эшелона, в том числе и на направлении удара 3-го тк. Поэтому хотя собранные силы на левом крыле 25-го гв. ск были достаточно внушительными, тем не менее М.С. Шумилов не был уверен в том, что они смогут удержать танковую группировку численностью более сотни боевых машин. Больше всего тревожило состояние и численность артиллерии. дело в том, что 153-й гв. Ап 73-й гв. сд пока находился в боевых порядках 81-й гв. сд, а бригада Сапожникова имела двуполковой состав. Причем один иптап укомплектован 45-мм пушками. В то же время в районе Корочи находилось мобильное противотанковое соединение - 31-я оиптабр подполковника С. В. Шманова. Своими опасениями относительно «слабоватой артиллерии» Михаил Семенович поделился с командующим фронтом, вероятно, в расчете на то, что Н.Ф. Ватутин все-таки подчинит ему бригаду. Еще в конце июня он обещал передать ее из своего ПТ резерва армии и даже сообщил об этом через генерал-лейтенанта СП. Иванова, но затем по каким-то соображениям придержал ее у себя. К началу немецкого наступления она по-прежнему входила в резерв фронта и находилась в оперативном подчинении командарма-69. В ночь на 6 июля ситуация в полосе 6-й гв. А У командующего фронтом вызывала больше опасений, чем под Белгородом. По оценкам его штаба, 5 июля немцы здесь ввели в бой до шести танковых дивизий. Утром I-TA, 2-гв. Ттк и 5-гв. Стк готовились нанести контрудар по этой группировке и Тацинский корпус, получивший приказ атаковать из района сел Новые Лозы - Рождественка правое крыло 4-й ТА и перехватить шоссе Белгород - Обоянь, запланировали усилить 31-й оиптабр. Уже в 18.00 5 июля бригада двинулась из Корочи к с. Ломово и через два часа сосредоточилась в этом селе. Но в замысел Н.Ф. Ватутина свои коррективы внес случай и И.В. Сталин. Его звонок в штаб 1-й ТА решил судьбу контрудара. М.Е. Катуков честно изложил Верховному свое видение ситуации и заявил, что в случае лобового удара по наступающему противнику потери его армии будут огромными, а выполнит ли она поставленную задачу или нет - ответить с уверенностью невозможно. Сталин согласился с командующим, и контрудар был перенесен. Это решение явилось ключевым для понимания развития оперативной обстановки в полосе фронта 6 июля и потому привлекает пристальное внимание исследователей Курской битвы. Однако точное время, когда произошел этот разговор, нигде в источниках не указано, за исключением лишь стенограмм переговоров Н.Ф. Ватутина с Москвой, которые еще засекречены. Возможно, ситуация с переподчинением бригады Шманова и связанная с этим цепочка решений может внести некоторую ясность. В журнале боевых действий 148-го тп, который В этот момент стоял в районе с. Пенцево, войдя в подчинение командира 15-й гв. сд генерал-майора Е.И.Василенко, есть следующие строчки:
В 0.40 получено распоряжение БТ и МВ 7-й гв. А П 0020joп 148-го отп переходит в подчинение З1-й оиптабр, о сосредоточении его подразделений в районе выс. 206.9 (800 м севернее клх. «Соловьев» (карта 1:50 000) и организации противотанковой обороны совместно с бригадой с задачей: не допустить прорыва танков противника в северо-восточном направлении.

Прорыв главной полосы обороны


С подходом 94-й гв. сд полку предписывалось войти в ее подчинение. В 4.20 полк выступил из района расположения и к 8.00 сосредоточился по западной опушке рощи, что восточнее Ястребово и Севрюково, где и занял оборону». Если приказ был действительно получен штабом полка 6 июля около часа ночи, следовательно, учитывая время похождения распоряжения от фронта до армии о передаче бригады в 7-ю гв. А, контрудар был отменен, вероятно, не позднее 22.00 -22.30 5 июля. Несколько опережая события, отмечу, что бригада это распоряжение получила почти через четырнадцать часов после того, как он поступил в 148-й ОТП. С чем была связана эта затяжка - не совсем ясно, но она чуть не стала причиной очень серьезных последствий для 7-й гв. А. Хотя, возможно, приказы из штаба фронтом были намеренно разведены по времени, командующий фронта хотел дождаться перехода противника в наступление и посмотреть, как будут развиваться события на главном направлении. Понимая, что надеяться на усиление огневыми средствами фронта не приходится, Михаил Семенович снова перебрал в голове армейские артчасти и решил, что завтра 153-й гв. Ал все-таки для комдива-73 будет нужнее, и решил вернуть его обратно в дивизию. В то же время, учитывая сложность маневра пушечных полков в случае, если немцы прорвут левый фланг 81-й гв. сд, он отдал приказ оставить на месте два дивизиона 265-го гв. Апап и 161-го гв. Апап (в полосе 81-й гв. сд), которые Сафиулин накануне передал Козаку, хотя распорядился вести огонь и по левому флангу 81 -й гв. сд и В интересах 73-й гв. сд. Принял ряд решений по укреплению полосы своей дивизии в противотанковом отношении и полковник С.А. Козак. Он приказал оставшиеся 12 Т-34, один Т-70 167-го тп и самоходки 1438-го сап к 24.00 5 июля зарыть на южных и юго-западных окраинах леса в 1 км севернее Крутого Лога, создав противотанковый район обороны (на боевых позициях 209-го гв. и 214-го гв. сп). В случае, если неприятель по низине р. Разумная попытается прорваться через лес восточнее Генераловки в тыл 81-й гв. сд (к селам Ястребово и Севрюково), ПТОП примет на себя главный удар. В это же время, несмотря на значительную усталость экипажей, 201-я тбр полковника И.А.Таранова253 в 23.00 подошла с марша на левый фланг дивизии вместе с приданными артполками (l669-й иптап и 1529-й тсап) и приступила к оборудованию противотанкового района у свх. «Поляна». Он должен был стать мошной спайкой между 73-й гв. и 213-й сд - на стыке (смежных флангов) корпусов 7-й гв. А. Подвижная группа соединения Сафиулина имела очень удобное расположение. В случае необходимости ее можно было с успехом использовать как для отражения атак противника, так и для нанесения контрудара по флангам 3-го тк и ак «Раус». Но первым мероприятием командарма, которое можно отнести к плану подготовки боевых действий 6 июля, все же явилось решение о восстановлении своего общевойскового резерва и нацеливание его в полосу 24-го гв. ск. Шумилов принял его ранним утром 5 июля. Напомню: как только стало ясно, что на правом фланге корпуса Васильева ситуация начала развиваться по негативному сценарию - две группировки противника, быстро переправившись в районе Соломино и Карнауховки, устремились на Нижний Ольшанец, а на левом фланге бои уже шли в Безлюдовке, - командарм передал комкору-24 резервную 213-ю сд вместе с 27-й гв. тбр.

Прорыв главной полосы обороны


Таким образом, в первые часы вражеского наступления он лишился важнейшего рычага влияния на обстановку, у него остался лишь противотанковый и подвижной резерв. Но после утреннего доклада Н.Ф. Ватутину Михаил Семенович получил от него в оперативное подчинение 111-ю сд полковника М.А.Бушена из 49-го ск, которая около 5.00 сосредоточилась в районе Волчанска. Причем, как уже отмечалось, Николай Федорович подчеркнул, что дивизию следует вывести на позиции 15-й гв. сд и не трогать без его разрешения, а соединение генерала Е.И. Василенко он может использовать по своему усмотрению. Михаил Семенович связался с комкором и поставил ему задачу: установить связь с комдивом-III, вывести дивизию во второй эшелон корпуса и, к 1.00 6 июля сменив 15-ю гв. сд, направить ее в качестве армейского резерва в район Шебекино, Устинка, лес в районе Устин-к, на прежние боевые позиции 213-й сд. Из боевого распоряжения № 056/0П штадива-15 гв.:
«3. 47 гв. сп после смены подразделениями 399 сп ... перейти К обороне на участке: лесн. (700 м западнее Устинки), ж.-д. мост 800 м западнее Шебекино - фронтом на запад. Передний край -3-й просеки зап. Устинка. Противотанковый опорный пункт - в центре участка обороны Рживец - Устинка.
Вести разведку вдоль дороги Устинка - Рживец, Шебекино -выс. /05,7, где и связаться с 213-ц сд. Группа ПП - 1/43 гв. Ап.
КП полка - зап. окр. Устинки.
4. 50-му гв. сп ... перейти к обороне на участке: мост через р. Нежеголь, в 800 м южнее Устинки, на зап. окр. Шебекино до выс. 135,б. Вести разведку на Титовка.
КЛ полка - завод Сахарный (Шебекино).
Группа - 3/43 гв. Ап.
5.44-му гв. сп ... занять оборону на участке: дорога Шебекино: Неклюдово, юго-вост. окр. Шебекино (сев. ее части 600 м вост. Кирп.).
Передний край - по зап. и южн. окр. Шебекино (сев. р. Нежегаль).
Группа ПП - 2/43-го гв. Ап.
КП полка - восточнее кирпичного завода 1М.
6. Мой резерв: учебный батальон, саперный батальон, разведрота, химрота. Сосредоточиться в районе Устинки. Занять оборону по западным окраинам Устинки.
20-й иптад - по указанию командующего артиллерией.
7. Командир резерва - командир учебного батальона.
8. Частям дивизии оборону занять к 5.00 5.7..3 г., движение совершать ускоренным темпом».

Прорыв главной полосы обороны


С 13.00 командиры батальонов 111-й сд начали прибывать в полосу обороны 15-й гв. сд для определения маршрутов выдвижения, осмотра боевых позиций и принятия инженерных заграждений. А в 18.00 5 июля в роще, восточнее с. Пенцево, сосредоточился 148-й oтп полковника Л.А.М. Лифица255, переданный М.С. Шумиловым комдиву-15 на усиление. Одновременно с приказом о переходе в резерв командарма генерал-майор Е.И. Василенко получил два устных предварительных распоряжения: о подготовке дивизии к нанесению контрудара в полосе 24-гo гв. ск и возможному выдвижению ее для блокирования распространения противника на стыке корпусов. Исход дня и первая половина ночи для офицеров штабов воинских формирований в любой действующей армии - время всегда очень напряженное. В этот момент идет интенсивный сбор информации, установка местонахождения частей и их состояние, подготовка сводок с отчетом о результатах боя для подведения итогов дня, выработка решений и составление приказов, доведение их в сложных условиях в ночное время, часто при плохой связи, до нижестоящих командиров и Т.Д. Хлопотной, исключительно трудной вьщалась для командного состава противоборствующих сторон под Белгородом ночь и на 6 июля 1943 г. Помимо обычных забот за короткую ночь руководству и армейской группы Кемпфа, и 7-й гвардейской армии пришлось провести значительную перегруппировку войск. Напомню, в то время как штаб генерал-майора Г.Б. Сафиулина выстраивал систему обороны 78-й гв. и 73-й гв. сд, комдив Морозов укреплял левый фланг своего соединения, шла смена 15-го гв. сд, а экипажи Вербы и Таранова вместе с «самоходами»256 зарывали свои боевые машины в землю; параллельно за линией фронта, буквально в нескольких километрах от траншей бойцов Шумилова, кипела не менее напряженная работа в корпусах Брайта и Рауса. Общей главной задачей для обоих соединений Кемпфа было как можно быстрее восстановить разбитые переправы и построить новые. Уже перед рассветом на восточном берегу должны были находиться подразделения для пополнения поредевших боевых групп гренадерских полков, должно быть переброшено тяжелое вооружение, боеприпасы и амуниция, а на западный берег эвакуированы сотни раненых и тяжело контуженных для доставки в госпитали. В то же время в каждом соединении были и свои специфические проблемы. Так, командованию армейского корпуса в этот момент было крайне важно, чтобы 320-я пд удержала клочок берега у Безлюдовки. Это позволяло под покровом темноты приступить к постройке нескольких мостов грузоподъемностью 10 — 15 тонн для переброски на восточный берег ее артиллерии. Дефицит артсредств в первый день наступления привел к тому, что дивизия была вынуждена оставить уже захваченную территорию и понесла при этом заметный урон.

Прорыв главной полосы обороны


У командования 3-го тк тоже были свои сложности, но они оказались более значительными. Во второй половине дня штаб корпуса направил генерал-майору В. фон Хюнесдорфу приказ вывести 6-ю тд с переднего края, а ее участок до полуночи сдать 168-й пд. В свою очередь, командир пехотной дивизии генерал-майор В. Шале де Болье был обязан оперативно собрать батальоны, участвовавшие в наступлении, нарезать им новые боевые участки и направить для приема рубежа по линии Михайловка - /иск/ западная окраина Старого Города - с. Покровка (севернее Белгорода). После этого б-я тд должна была собраться на западном берегу в район Колонии-Дубовая и, приняв от 7-й тд два моста, в том числе один 50-тонный, перебросить свой 11-й тп в предбоевые порядки дивизии Функа. Разбивка (участков обороны) согласно полученному приказу: группа Волльмери (командир 429-го грп): П/429-го грп и П/417-го грп на плацдарме у моста, с частями 111/429-го грп на восточной окраине Белгорода до северной окраины Покровки; группа Баркманна (командир 417-го грп): 1/417-го грп и частями разведывательного батальона от восточной окраины Покровки до левой границы дивизии. Боевые возможности выделенных для наступления батальонов существенно уменьшены сильными потерями». Действительно, главное, что запланировано корпусу, удалось осуществить. Без особых осложнений закончилась смена б-й тд, и она собралась в районе, где для нее уже были готовы мосты. Этому способствовало то, что ее главная сила - танковый полк не вводился в бой и получил приказ о переходе в новый район, находясь еще на западном берегу, а не под обстрелом на переправах или на плацдарме. Кроме того, 7-я гв. А ночью не предпринимала активных действий, это тоже помогло, как и планировалось, привести в порядок войска и подготовить их к боям. А вот для дивизии Функа спокойным это время назвать было трудно. Во-первых, ее 25-й тп весь день находился в бою и понес потери, поэтому было крайне важно на местности, еще толком не очищенной от мин, закрепиться и организовать эвакуацию и ремонт боевых машин. Во-вторых, изменился план действий танковой группы Шульца - она разворачивалась строго на восток, поэтому было необходимо провести разведку, собрать ее подразделения, довести задачи, обеспечить горючим и боеприпасами. Командир 7-й тд вспоминал: «Развивать наступление в глубину (обороны) всеми частями танковой группы дивизии было невозможно в связи с усилением угрозы на фланге из района выс. 209, где теперь появились крупные танковые соединения противника (201-й и 27 -й гв. тбр.). Удара со стороны правого соседа /корпус Рауса/, эффективно отвлекавшего бы их, ожидать было нельзя. Поэтому дивизия решила вести фронтальное наступление временно лишь мотопехотными частями (группа Глезимера), а усиленный танковый полк использовать для нанесения удара в направлении выс. 209 и после уничтожения здесь противника пробиваться по лишенной леса местности (на восток) в направлении выс. 216.1 и западнее, а затем, повернувшись, соединиться с мотопехотными частями, наступающими с запада, т.е открыть им путь с фланга». В-третьих, перед утренней атакой танков передний край советской обороны должен был быть обработан артиллерией, а это значит, что ночью необходимо провести подготовку данных на цели, а сделать это очень непросто.

Прорыв главной полосы обороны


И, наконец, в-четвертых, в ночь на 6 июля по району переправ на Донце, особенно по участку Соломино - Дорогобужено и участку прорыва между с. Разумное и Крутой Лог, активно работали бомбардировочные соединения 17-й ВА. В течение ночи 244-я бад и 262-я нбад выполнили 123 самолето-вылета. Их действия осложняли плановые мероприятия 7-й тд и переправу боевой группы 6-й тд, хотя сорвать их не смогли. Штаб генерала Функа утром донес: « .. 3а ночь была произведена необходимая перегруппировка для дальнейшего наступления. Оживленная вражеская деятельность в воздухе. Бомбовые налеты на переправы через донец». Утро 6 июля выдалось пасмурным, небо затянули кучевые облака, кое-где моросил дождь. Это сразу повлияло на активность авиации с обеих сторон, она резко снизилась. Артиллерийская канонада на фронте 7-й гв. А не прекращалась всю ночь, обе стороны вели так называемый беспокоящий огонь, не давая личному составу противника отдохнуть, изматывая его. Но примерно в 4.00 немцы открыли сильный огонь из тяжелой артиллерии и шестиствольных минометов по левому флангу 81-й гв. сд и участка 78-й гв. и 73-й гв. сд, обстрел длился почти два часа. В дневном донесении 3-го тк сообщается: «Корпусная артиллерия боролась с противотанковыми батареями и вражескими подвижными артиллерийскими батареями в с. Беловское, Ястребово, Ближняя Игуменка (11/62-го ап (105-мм гаубицы), 857-й тяжелый артиллерийский дивизион (210-мм мортиры. - З.В.). Затем были взяты под огонь исходные вражеские позиции в лесу севернее колхоза «День Урожая». Находившиеся там легкие орудия были подавлены 150-мм тяжелыми полевыми гаубицами. По разъезду Крейда огонь был сосредоточен совместно с 19-м ап (19-й тд.). Дивизион мортир вел беспокоящий огонь по раз. Крейда, выпущено 95 снарядов». Через полчаса советскому командованию стало ясно, что готовится сильный удар. Первой в наступление на позиции 25-го гв. ск перешла 19-я тд. В ее составе по-прежнему находились: 1/429-й грп, 54-й полк шестиствольных минометов (без 3-го дивизиона) и рота «тигров».
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Курская битва
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт