Рукопашные схватки шли почти во всех траншеях

дата: 4-05-2011, 11:10 просмотров: раздел: Курская битва
Новый, значительно более мощный удар по рубежу корпуса Сафиулина, который, по расчетам генерала Брайта, должен был допрорвать первую армейскую полосу и пробить брешь во второй (на линии выс. 209.6 - выс. 216.1), был нанесен в 14.30 силами сразу трех танковых дивизий. Согласно оперативной сводке штаба 7-й гв. А № 359, к 19.00 6 июля 1943 г. на 15.00 фронт обороны армии проходил по линии: ИТК, юго-восточная окраина с Беловское, отдельные рощи в 4 км северо-восточнее Крутой Лог, свх. «Поляна», северная часть ур. Дача Шебекинская, Маслова Пристань, Безлюдовка. Командование 3-го тк предполагало нанести главный удар на фронте: Беловское - Генераловка - выс. 167.4 - выс. 191.2, который имел протяженность примерно 6 - 6,5 км. Причем планировалось атаковать не только стыки 81-й гв. и 73-й гв. сд, но и фланги частей, расположенных в центре их боевого порядка. Так, генерал Шмидт специально вьшелял целую боевую группу Келера для удара по 238-му гв. сп на участке ИТК - клх. «День Урожая». К этому времени на левый фланг 7-й тд (южнее Генераловки) подошла переданная в оперативное подчинение Функу бронегруппа 6-й тд. Точных данных о количестве исправных танков в 11-11 и 25-м тп утром 6 июля 1943 г. найти не удалось. Цифры о состоянии парка боевых машин начали появляться в дневных сводках 3-го тк только 6 июля, да и то не по всем соединениям, а лишь в 19-й тд.

Рукопашные схватки шли почти во всех траншеях


По разным оценкам, в «танковом таране», который был нацелен на прорыв второй арамейской полосы 7-й гв. А и захват местности до линии: дороги Ястребово - выс. 207.9 - свх. «Батрацкая Дача» - насчитывалось от 220 до 260 танков и штурмовых орудий без учета БТРов. Эту бронированную армаду предстояло встретить частям правого крыла и центра дивизии Козака - 209-му и 214-му гв. сп, а также двум батальонам 223-го гв. сп 78-й гв. сд. Однако каркасом обороны здесь все-таки были армейская и корпусная артиллерия. В 2.00 6 июля оба боеспособных полка 30-й оиптабр подполковника М.Г. Сапожникова, по устному распоряжению находившегося в бригаде командующего артиллерией 73-й гв. сп полковника Борисова, были выдвинуты на ОП в 300 - 400 м за первой траншеей полков Слатова и Давыденко. Но их батареи расположили не компактно, как единый огневой кулак, а на значительном расстоянии друг от друга. 1848-й иптап развернулся на выс. 191.2 с задачей не пропустить немецкие танки через боевые порядки 214-го гв. сп в направлении свх. «Батрацкая Дача» - Мясоедово, а 1844-й иптап окопался за 209-м гв. сп, В роще юго-восточнее выс. 167.1. К сожалению, бригада не закончила формирование и имела значительный некомплект матчасти. Из-за отсутствия автотягачей два упомянутые полка не смогли ввести в бой из 40 имевшихся орудий 14, в том числе 6 76-мм пушек272. А 1846-й иптап, укомплектованный лишь четырьмя 76-мм пушками, 7 июля в боях в полосе 7-й гв. А не участвовал. Помимо перечисленных частей на пути 7-й тд к выс. 216.1 располагался значительный лесной массив (северо-восточнее Крутого Лога), протянувшийся от поймы р. Разумная и почти до дороги свх. «Батранкая Дача» - свх. «Поляна», В котором находилась на подготовленных к обороне позициях наша группа танков, САУ и тяжелой артиллерии. Кстати, здесь же был развернут КП 78-й гв. сд. На западной опушке за спиной 209-ro гв. сп стоял 265-й гв. Апап майора Прохорова (152-мм гаубица-пушка). Огневые позиции первых двух дивизионов 152-мм гаубиц находились на левом берегу в полосе наступления 19-й тд (1-й ад - в восточной части с. Беловское, 2-й ад - между КX. «День Урожая» и поймой р. Разумная, перекрывая путь на Беловское). 3/265-й гв. Апап майора Юрлова на правом берегу - между северо-восточной частью леса (восточнее Генераловки) и поймой, перекрывая выход из Генераловки на Ястребово. На юго-западной и западной опушке леса за 214-м гв. сп по-прежнему стояли на ОП самоходки 1438-го сап майора Затылки на. Помимо поддержки огнем полка Давыденко при отражении атаки противника, они получили приказ не допустить прорыва танков через его стык с 209-м гв. сп. В 10.00 майор приказал выдвинуть свою резервную гаубичную батарею (4 СУ-122) на западную опушку леса восточнее Генераловки. Но, к сожалению, в район сосредоточения дошли не все машины, на марше две САУ были уничтожены огнем вражеской артиллерии (числениость САУ и штурмовых орудий в сапах 7 -й гв. А и отдельных дивизионах А . Кемпф, 5 - 16 июля 1943 г.). Чтобы не ввязываться в тяжелые бои в лесу, где его бронетехника будет малоэффективной и может понести существенные потери, генерал фон Функ решил обойти его бронегруппами с двух сторон и пробиваться дальше к ключевой высоте 216.1, расположенной восточнее от массива. Танковые силы своей дивизии он нацелил на восток. Подполковник А. Шульц должен был продолжить выполнение прежней задачи: ломая сопротивление 73-й гв. сд, прорываться через высоты 191.2, 187.4 к грунтовой дороге свх. «Поляна» - свх. «Батрацкая Дача», а после захвата выс. 209.6 (расположенной на этой дороге) развернуться на северо-восток и, овладев свх. «Батрацкая Дача», выйти на выс. 216.1 с юга. Бронегруппу фон Оппельна (рота «тигров», 2/11-ro тп, 2/114-го грп на БТРах) Функ сосредоточил вместе с группой Глеземера на левом фланге соединения с задачей: при поддержке 19-й тд (которая будет двигаться на левом берегу) пробить стык 73-й гв. и 81-й гв. сд вдоль правого берега р. Разумная, овладеть расположенными на правом берегу узлами сопротивления Генераловка и Белинская (северо-восточнее Генераловки), после чего главными силами бронегруппы выйти к с. Ястребово, а правым флангом повернуть на выс. 216.1.Таким образом, узел сопротивления в лесу восточнее выс. 191.2 оказывался в окружении, а уничтожить его потом не составило бы особого труда. Первой в наступление перешла бронегруппа Шульца, ее атака напоминала удары стенобитного орудия, раскачивающегося на огромных цепях. Несмотря на то что было задействовано много бронетехники, с первой попытки пробить рубеж 214-го гв. сп не удалось, она лишь на незначительную глубину вклинилась в его передний край. Потянув танки назад, подполковник Шульц сосредоточил по участку намечавшегося прорыва огонь артиллерии. Общая атака двух усиленных танковых полков по позициям 209-го гв. и 214-го гв. сп началась между 14.30 и 14.50. Введя одновременно в бой около ста бронеединиц, подполковник Шульц в течение двух часов на участке выс. 191.2 - выс. 187.4 протаранил рубеж дивизии Козака примерно на 2 км и, окружив его 1-й и 3/214-й гв. сп, вошел в лес в 1 км севернее выс. 209.7. Начало боя в журнале боевых действий 73-й гв. сд изложено следующим образом: «Перегруппировав свои силы, противник в 13.10 предпринял еще более мощные атаки. До 90 танков противник бросил против центра обороны дивизии - на участке 214-го гв. сп. Не имея за собой пехоты - танки были остановлены в районе 1 км севернее отм. 187...

Рукопашные схватки шли почти во всех траншеях


После артобработки и подхода до полка пехоты противнику удалось вклиниться в оборону - между 1-м и 3/214-M гв. сп. Отрезанные от основных сил подразделения 1-го и 3-го батальонов 214-го гв. сп, пропустив танки (через свои траншеи), истребляли следующую за ними пехоту». Особенно тяжелое положение сложилось в 3-м сб капитана А.А. Бельгина, который принял главный удар танковой группы 7-й тд. Два часа шел неравный бой его рот с численно превосходящим противником. Дополнительную прочность рубежу батальона придавал 80-й оиптд, выдвинутый комдивом на участок полка. Сам комбат получил ранение, но поля боя не покинул, продолжая управлять подразделением. Когда вражеские танки прорвались в глубь обороны и прошли через КП, капитан продолжил управлять батальоном. Через некоторое время перед его полуразрушенным окопом вновь появились танки, но уже в сопровождении пехоты. Огнем из ППШ он отсек автоматчиков и гранатой подбил одну машину. Но при этом сам получил смертельное ранение. Командование дивизии докладывало: « ... На участках 209-го и 214-го гв. сп пьяная пехота и автоматчики противника в сопровождении групп 50 - 80 танков 11 раз атаковали позиции частей. Только после ожесточенного артиллерийского и минометного обстрела по району 3-го сб 214-го гв. сп 13 танкам противника удалось войти в боевой порядок батальона, разорвать подразделения 2-го и 3-го сб и подойти к изгибу дороги, что 2 км юго-восточнее свх. «Батрацкая Дача». Однако, несмотря на тяжелейшее положение, гвардейцы продолжали стойко удерживать свои позиции. После того как погиб адъютант старший батальона капитан П.Д. Перескоков, командование подразделением принял командир 8-й ср капитан И.В. Ильясов. Несмотря на то что бронегруппа Шульца рассекла батальон на несколько частей, а его оборона из слаженной системы превратилась в очаги яростного сопротивления, немцы не смогли рывком развить успех. Один из танков наехал на блиндаж капитана Ильясова. Раненный и заваленный бревнами, он продолжил управлять по телефону, который чудом не был поврежден гусеницами. Как вспоминал М.С. Шумилов, при прорыве рубежа полка Давыденко противник применял, кроме обычных танков, и огнеметные. Однако, судя по архивным источникам, 7-я тд не имела такой техники, 13 боевых машин с огнеметами числились в 6-й тд. Возможно, при прорыве часть из них была подчинена бронегруппе Шульца. В этой схватке воины 73-й гв. сд демонстрировали лучшие качества своего характера: отвагу, решимость в борьбе с врагом и самопожертвование во имя общего великого дела - защиты Родины. Несколько раз устанавливал поврежденную линию связи с блокированной автоматчиками 1-й ср командир телефонного отделения роты связи 214-го гв. сп сержант СП. Зорин. Два раза почти лицом к лицу он сталкивался с автоматчиками, в эти критические минуты ему помогали солдатская смекалка и везение. Сергей Петрович ложился в воронку и притворялся убитым. Отлежавшись, он вновь принимался за дело. Последний раз его чуть было не подмял под себя танк, но он вовремя перекатился и метнул гранату. Боевая машина задымила и через сотню метров встала. В землянку на выходе из балки санитары 3-го сб собрали с поля боя не ходячих (тяжело раненных) бойцов. Экипаж вражеского танка заметил скопление людей в этом месте и направил боевую машину на укрытие. Спасая товарищей, с гранатой в руках на врага бросился парторг батальона ст. лейтенант В.Л. Сушков. Ценой собственной жизни он спас 28 бойцов и командиров. По данным, которые еще требуют уточнения, из 450 бойцов 3/214-го гв. сп, вступивших в бой утром 6 июля, вечером к своим прорвалось лишь 93 человека. За мужество и стойкость, проявленные в боях с численно превосходящим противником, многие из гвардейцев 3-го сб впоследствии были награждены орденами и медалями. А Андрею Антоновичу Бельгину, Ивану Васильевичу Ильясову и Сергею Петровичу Зорину Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза. Причем обоим капитанам - посмертно. Примерно с такой же скоростью, как и подразделения Шульца, продвигалась и бронегруппа фон Оппельна, хотя она перешла в наступление несколько позже. Это была тактическая хитрость, направленная на то, чтобы создать видимость сильного удара лишь в одном направлении и заставить советское командование бросить против Шульца основные тактические резервы. Командир II-го тп полковник Г. фон Оппельн после войны вспоминал: « ... Вместе с подполковником Альбертом Шульцем и возглавив атаку на широком участке фронта. Это была самая мощная атака, в которой мне довелось участвовать прежде. Имея 240 танков, мы проложили две глубокие линии русской обороны вдоль р. Лены. Выстрелы танковых орудий сверкали как молнии. Сосредоточенным огнем, были уничтожены огневые точки и противотанковые орудия противника. Несколько наших танков подорвались на минах и встали. Другие были подбиты противотанковыми пушками. Тем не менее глубоко эшелонированная оборона противника была прорвана». Если не обращать внимания на некоторый налет героики и ошибку автора, вероятно за давностью лет перепутавшего реку Разумная с рекой Пена, то все сказанное им соответствует действительности. Несмотря на сильное сопротивление, за счет превосходства в бронетехнике к исходу дня 6-я тд прорвала на всю глубину рубеж (обе позиции) 73-й гв. сд на стыке с 81 -й гв. сл и лишь благодаря оперативному подводу резервов штабом 7-й гв. А была остановлена в районе Ястребово. Причина столь стремительного рывка противника была, в том числе, и в грубой ошибке, допущенной полковником с.А. Козаком. Оборона 25-го гв. ск на направлении главного удара бронегруппы фон Оппельна строилась в два эшелона. В первом по линии: 1 км южнее Генераловки - выс. 164.7 - /иск/северовосточные окраины Крутого Лога - сторожка лесника в южной части леса, восточнее выс. 164.7 1 окопались 1-й и 2/223-й гв. сп майора С.А. Аршинова (78-я гв. сд). За ними вдоль южной опушки леса располагались траншеи 2/209-го гв. сп капитана Минина (73-я гв. сд), сводная рота 167-го отп (8 танков и 5 резервные) и рота ПТР. А за правым флангом 209-го гв. сп располагались расчеты 14 76-мм орудий 1844-го иптап. Они должны были не только не допустить прорыва через позиции батальонов полка, но и пере крыть огнем танкопроходимую местность в направлении Ястребово между лесом (северо-восточнее Крутого Лога) и поймой р. Разумная (у с. Беленская). К 12.00 228-й гв. сп успешно отошел на новый рубеж. Оставив для прикрытия по стрелковому взводу от l-го и 2-го сб, а восточнее с. Дальние Пески и остатки всего 3-го сб, майор Хитцов быстро и скрытно отвел на правый берег р. Разумная остальные подразделения и, растянув их вдоль берега от /иск/с. Разумное до /иск/Генераловки, организовал систему огня, а в качестве противотанкового заграждения поставил мины внаброс. Благодаря чему ни 19-я, ни 6-я тд так и не смогли после захвата с. Разумное сомкнуть смежные фланги, очистить пойму реки и были вынуждены держать здесь существенное прикрытие. Рассматривая ход боя в этом районе, следует учитывать следующие обстоятельства. Утром части правого крыша 73-й гв. сд успешно отразили несколько танковых атак, но с подходом бронегруппы фон Оппельна держаться стало труднее.

Рукопашные схватки шли почти во всех траншеях


Сказывалось численное превосходство противника в бронетехнике. Немцы наносили удары на узком участке одновременно несколькими десятками боевых машин. Причем фланги клина систематически обрабатывались плотным огнем шестиствольных минометов и полевых гаубиц. А наши иптапы, которые здесь играли очень в роль, не имели радиосвязи внутри полка, поэтому управление велось по телефону, что существенно снижало возможность оперативно реагировать на ситуацию в ходе динамичного боя с танками. По сути, после начала поединка с бронетехникой связь из-за порывов прерывалась, и полк распадался на батареи, а то и отдельные орудия, в зависимости от протяженности участка обороны. И в этот момент каждый расчет мог надеяться только на себя. Выдержать такое давление было невероятно трудно, тем более полку, укомплектованному 45-мм орудиями. Таковым, к примеру, бьш 1848-й иптап бригады Сапожникова, развернутый в полосе 214-го гв. сп. В тот момент, когда бронегруппа Шульца после полудня второй раз атаковала 214-й гв. сп И комдив-73 справедливо полагал, что запас прочности полка уже исчерпан и эту массированную танковую атаку он не выдержит, и решил перебросить 1844-й ипап на этот участок. Но это решение запоздало. Из отчета 30-й иптабр: « .. В 13.00 06.07.1943 по устному приказанию командира 73-й гв. сд 1844-й иптап был снят с занимаемых позиций и направлен на выс. 209.6 с задачей усилить оборону 214-го гв. сп, но к этому времени танки противника преградили огнем ему путь и не дали возможности развернуться на этом рубеже. Тогда командир дивизии приказал 1844-му полку возвратиться на прежние позиции в связи с осложнившейся обстановкой в районе обороны 209-го гв. сп и отразить танковые атаки на 209-й гв. сп. На пути к выс. 167.1 1844 иптап встретился с отходившим 209-м гв. сп к «Батрацкая Дача» - танки противника прорвались через боевые порядки 209-го гв. сп и двинулись на Ястребово». Полковник с.А. Козак явно погорячился. Снятие с огневых позиций истребительного полка существенно ослабило оборону восточнее Генераловки, по сути, это был подарок противнику. Но хотя решение оказалось ошибочным, винить комдива, по крайней мере, некорректно. Он находился в тяжелейшем положении, дивизию уже девять часов рвали на части два танковых полка противника, а на левом крыле висела 106-я пд. 1844-й иптап был последним и единственным ПТ-резервом, которым можно было перекрыть путь немцам к дороге Гремячий - свх. «Батрацкая Дача». Сразу после ухода полка из Генераловки перешли в наступление бронегруппа фон Опельна и мотопехота Глезимера. История с переброской 1844-го иптап имела свое продолжение, но об этом чуть позже. Одновременно с переходом в наступление боевых групп 6-й и 7-й тд С правого берега р. Разумная по частям 78-й гв. и 73-й гв. сд открыла сильный огонь артиллерия 19-й тд. Меньше чем через час боя танки полковника фон Опельна вклинились на стыке батальонов майора Аршинова и, пробив брешь, овладели выс. 164.7, а затем двинулись к лесу на позиции 2-го сб капитана Минина. В это время группа Глезимера атаковала 2/223-й гв. сп капитана Н.К. Жилина у Генераловки. Их встретили сильным огнем экипажи подполковника А.А. Вербы. Попавший под танковый каток противника батальон капитана Малинина, потеряв больше половины своего состава, разрозненными группами начал отходить к клх. «День Урожая». По данным штаба 3-го тк, уже в 17.15 гренадеры Глезимера, опираясь на бронетехнику, отбросили подразделения 223-го гв. сп из Генераловки и продолжили теснить наши войска на северо-восток. Однако в донесении 25-го гв. ск указано иное время взятия немцами села - до 19.00, но оно неверное. К этому моменту противник уже не только прошел Генераловку, но и, овладев с. Беленская, подошел к Ястребово с юга. После того как вражеская мотопехота и танки вышли к Генераловке, сопротивление стрелковых частей снизилось, пехота начала отходить под ударом противника, орудия оказались без прикрытия, а танковые группы действовали по всему рубежу обороны, в том числе и в тылу артиллеристов. Поэтому каждый командир орудия или батареи сам решал, когда и в каком направлении отводить подразделение. В такой обстановке комбриг Сапожников, находившийся в штабе, который был развернут на правом берегу р. Разумная, мало чем мог помочь. Учитывая, что два его полка по распоряжению комдива Козака словно пожарная команда, перебрасывались с одного участка на другой, он потерял связь с ними и физически не имел возможности управлять полками. Понимая, что фронт прорван, пехота отступает, а вражеские танки идут в направлении Севрюково, где располагался штаб 81 -й гв. сд, он выехал к генералу И.К. Морозову, чтобы доложить обстановку и получить помощь. Но, к сожалению, как показывает опыт, в такой напряженный момент редко кто из вышестоящих командиров был в состоянии вникнуть в проблемы подчиненных. Из сообщения УКР «Смерш» Воронежского фронта: «6 июля под нажимом танков противника части 30-й иптабр начали беспорядочно отходить. Врио командира бригады Сапожников, не приняв должных мер к наведению должного порядка в подразделениях бригады, явился на КП командира 81-ц гв. сд, за что командир этой дивизии наложил на него дисциплинарное взыскание». Тем не менее следует отметить, что артиллеристы 30-й иптабр сыграли в этот день важную роль в борьбе с двумя бронегруппами противника, хотя и сами понесли существенные потери. Из отчета штаба артиллерии 7-й гв. А: «При дальнейшем продвижении противник Бы встречен огнем 30-й оиптабр. В упорном бою бригада сожгла и подбила 22 танка, потеряв одно 76-мм орудие и 11 45-мм пушек, и под напором превосходящего противника была вынуждена отходить к свх. «Батрацкая Дача»»274. В момент, когда танки фон Оппельна начали теснить у Генераловки батальон Н.К. Жилина и остатки бригады Сапожникова, произошел примечательный эпизод, который свидетельствует о том, что комдив Козак так и не извлек никакого полезного опыта из неудавшейся атаки 167-го тп 5 июля. В 17.00, когда боевые группы Глезимера и фон Оппельна прорывались через Генераловку, он отдал приказ подполковнику А.А. Верба двумя боевыми машинами полка из четырех оставшихся вместе с остатками 209-го гв. сп контратаковать из леса восточнее Генераловки вражескую танковую группу в направлении Генераловка - Разумное. К счастью, этот, мягко говоря, не соответствующий оперативной обстановке приказ отменил командующий БТ и MB армии подполковник Богданов, находившийся в полку, и распорядился « ...расставить танки в засадах, окопать и быть готовыми встретить огнем противника из засад»280. Существенную поддержку стрелковым частям на стыке 73-й гв. и 81-й гв. сд в течение всего боя оказывал пушечный полк майора Прохорова. Но после выхода танков за село его 3-я ад под командованием майора Юрлова попала в тяжелейшее положение. Три его батареи вели интенсивный огонь по наступающему противнику с закрытых позиций. Когда же танки вышли в район расположения дивизиона, его расчеты перевели 152-мм гаубицы-пушки на прямую наводку. Заместитель командира полка майор И.Ф. Жеребцов вспоминал: «Ведя ожесточенный бой и сдерживая наступление противника, мы продержались до вечера. Связь с командиром полка у нас отсутствовала, поэтому я самостоятельно принял решение вывести дивизионы на новый рубеж, так как противник уже зашел нам в тыл, распространился по садам в районе совхоза «Батрацкая Дача» и подходил к селу Мясоедово. Ясно, что оставаться на занимаемом рубеже было нельзя. И я отдал приказ, чтобы с наступлением темноты бесшумно сосредоточить дивизионы на опушке рощи, что юго-западнее Мясоедова.

Рукопашные схватки шли почти во всех траншеях


Одновременно я вызвал к себе опытного начальника штаба дивизиона и приказал ему взять машину, автоматчиков и доставить командиру полка мое донесение, в котором, изложив обстановку, свое решение, местонахождение и потери дивизионов, просил разрешения на смену боевого порядка». К сожалению, приказ на отход был получен слишком поздно, бронегруппы Оппельна и Шульца уже обошли лесной массив, в котором находились ОП дивизиона, и вышли в район Ястребово и выс. 216.1. Отход начался побатарейно и проходил медленно, т.к. в качестве тягачей для тяжелых орудий использовались тихоходные трактора СТ3. По просьбе майора Прохорова 161 гв. Aап, находившийся в районе Дальней Игуменки, открыл ПЗО, стремясь прикрыть отход дивизиона. Пока через лес в сторону клх. Соловьев отходили 8-я и 9-я батареи, их прикрывала 7-я, но враг наседал. Расчеты двух гаубиц в упор расстреливали вражеские боевые машины. « ...Они шли прямо на батарею, заходили с левого фланга, чтобы взять ее в «клещи», но батарея до последнего снаряда вела огонь, — вспоминал майор И.Ф. Жеребцов. — Она уничтожила одиннадцать танков врага и несколько самоходок. В этом неравном бою почти все воины батареи во главе с командиром пали смертью храбрых. В приказе по нашему полку от 7 июля 1943 г. о гибели 7-й батареи говорится: «Исключить из списков полка погибших в боях за Родину 6 июля 1943 г. в районе Белгорода: командира 7-й батареи лейтенанта З. К. Давликаева, командира огневого взвода лейтенанта АД. Ратникова, командира орудия ст. сержанта М.и. Ситало, командира отделения связи сержанта А.К. Михалычева, командира отделения связи ст. сержанта В.Д. Борзенко, пулеметчика красноармейца м.А. Козлова, мастера орудийного ст. сержанта Ф.А. Петрова, номера орудийного красноармейца Ш.П. Шелеста, тракториста красноармейца В.А Граброва, номера орудийного красноармейца В. Аюмова, номера орудийного красноармейца Х. Амангалеева, номера орудийного красноармейца Н.М. Лапту, пулеметчика красноармейца Г.M. Нечепуренко, телефониста красноармейца т Абдурахманова, номеров орудийных красноармейцев К. Кульбекова, пн. Таршелова». О коллективном подвиге гвардейцев 7-й батареи позднее рассказывал оставшийся в живых командир огневого взвода. Обозленные большими потерями в танках и живой силе гитлеровцы, захватив поврежденные в единоборстве с ними орудия, расстреляли из автоматов оставшихся в живых раненых солдат и офицеров. Свидетель этого зверства, тяжело раненный командир взвода лейтенант И. Васильев, заполз в густой кустарник около ОП, где пролежал, истекая кровью, до ночи. К рассвету он выполз к речке за свх. «Батрацкая дача», где был подобран нашими солдатами. ... Когда была освобождена территория ОП, мы с командиром полка майором Прохоровым побывали на месте гибели 7-й батареи. Не было слов, чтобы выразить наш гнев к фашистским извергам. Трупы погибших воинов в течение двух недель оставались там, где они находились во время боя. Лежали с простреленными головами и грудью, прошитыми автоматными очередями гитлеровцев. Следы кровавой расправы отчетливо были видны на выцветших от солнца гимнастерках. По рассказам жителей, до наступления наших частей батарея охранялась фашистскими часовыми, чтобы никто не мог забрать и захоронить трупы убитых, подбитые танки и орудия были увезены. Лишь в нескольких метрах от ОП лежала сбитая снарядом башня «тигра». Врезавшись глубоко в землю, она свидетельствовала о жестоких боях батареи с врагом». Вместе с артиллеристами 265-го гв. Апап отходили и подразделения 223-го гв. сп. По приказу командира дивизии местом сбора полка была назначена заросшая балка несколько восточнее выс. 209.6, но к тому моменту путь в тот район, да и сам холм уже находились в руках немцев. Поэтому бойцы шли к свх. «Батрацкая Дача», но в обход через выс. 216.1. К сожалению, на выходе из леса под удар танков полковника фон Оппельна попала еще одна батарея майора Юрлова. Кстати, в лесу северо-восточнее Крутого Лога советские войска оставались до рассвета 7 июля, продолжая стойко обороняться. Причем сопротивление было настолько упорным, что командование 7-й тд было вынуждено атаковать этот узел танками. Из дневного донесения дивизий в штаб 3-й тк: «6-я тд... Танковый полк фон Оппельна, подчиненный 7-й тд, во взаимодействии с частями этой дивизии атаковал противника, удерживающего Генераловку, захватил этот пункт и в 18.10 достиг местности в 1,5 км южнее Ястребово. Из леса восточнее Генераловки слабый вражеский огонь(l67-й отп.), из Беловского - противотанковый (30-я оиптабр), из Мясоедово - артиллерийский огонь противника. На острие наступления враг отступает на западный берег Разумной. Боевая группа Унрайн имеет приказ выступить из сборного района Колония-Дубовое и следовать за танковой группой до Генераловки. Боевая группа Квентин (командир разведбата 6-й тд.) группируется в новом районе сбора. Постоянная вражеская воздушная активность с бомбовыми ударами и обстрелом из бортового оружия. 7-я тд. В продолжение достигнутого 5.7 прорыва боевыми группами Глезимера и Шульца совершена успешная атака и захват возвышенностей северо-восточнее Крутого Лога. Танковая ударная группа Шульца, выдвигаясь на восток против свх. «Батрацкая Дача», ворвалась на 2-ю вражескую позицию в 1,5 км севернее отм. 209,6 и сыграла решающую роль в успехе атаки соседней дивизии. Генераловка, яростно оборонявшаяся врагом на левом фланге при сильнейшей поддержке артиллерии и непрекращающихся действиях авиации, была взята штурмом в 16.15 частями боевой группы Глеземера и подчиненной дивизии танковой группы Оппельна из 6-й тд. В продолжающемся наступлении на главный узел обороны вражеской 2-й позиции у Батрацкой Дачи до 18.30 удалось достигнуть линии Sch. (2 км южнее Батрацкой Дачи) - WW. (4 км западнее) - северо-западный угол леса (северо-восточнее Крутого Лога) - центр местности (1-км восточнее Беловского). Продолжается наступление с первичной целью сначала захватить «Батрацкую Дачу» и высоты юго-западнее ее, чтобы затем ударить на север.
2) (линия соприкосновения) Юго-восточный угол леса (2 км севера-восточнее Крутого Лога) - выс. 164,7 - Генераловка).
3) 11-й танковый полк подчинен дивизии.
5) Командный пункт дивизии в пункте 205,4 (2 км северо-западнее с. Соломино).
Одновременно с ударом усиленного соединения Функа на рубеже 73-й гв. сд позиции 81-й гв. сд вновь атаковала дивизия Шмидта. В решительный момент прорыва обороны дивизии Козака генералу Г. Брайту было крайне важно, чтобы на направлении главного удара корпуса командование 7-й гвардейской не смогло усилить войска, подтянув резервы (или силы с Флангов). Поэтому 19-я тд должна была оказать максимальное давление на своем участке, но выполнить эту задачу оказалось предельно сложно. Созданная русскими укрепленная полоса прекрасно учитывала пересеченную местность и обильно была насыщена трудно обнаруживаемыми заграждениями и всевозможными ловушками, в которые боевые группы дивизии Шмидта попадали на каждом шагу. Из сводки штаба 19-й тд:
«Начавшаяся в 14.30 повторная атака боевой группы Беккера с 442-м грп к северу от участка Разумной в 600 м к юго-западу от колхоза «День Урожая» напоролась на глубокие минные заграждения, через которые только к 18. 10удалось проделать узкий проход.
1/74-й грп в 18.25 отвоевал у сильного и хорошо окопавшегося врага высоту к западу от колхоза «День Урожая».
1/429-й грп в 13.30 переправился на восточный берег Донца для прочесывания леса к северу, достиг к 16.00 северного края леса и установил связь с 73-м грп у предмостного плацдарма.
...В течение дня многократные бомбовые и штурмовые авианалеты на передний край. Постоянная собственная активность истребителей.
3) Полковой штаб и 11/74-м грп подчинены группе Беккера.
4) Двумя легкими взводами 1-й батареи 272-го дивизиона зенитной артилер произведена смена позиции на восточный берег Донца, установлены у железной дороги южнее разъезда Крайда».
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Курская битва
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт Бетон м200 Лобня