Выход танкового корпуса Брайта к рубежу 69-й армии

дата: 25-04-2011, 11:42 просмотров: раздел: Курская битва
К исходу 6 июля ситуация в полосе АК «Кемпфа» для ее командования была не только очень сложной, но и во многом непонятной. К этому моменту из трех главных задач - форсирование реки, прикрытие правого крыла 4-й ТА и создание прочного фронта прикрытия по правому берегу р. Корень - была выполнена лишь первая. Причем войска генерала Рауса, несмотря нз оказанную им 3-м тк помощь, целой дивизией практически топтались на месте, а кое-где даже отошли. Причем ни штабы корпусов, ни тем более Кемпф не имели данных о силах русских и их системах укреплений перед фронтом ак «Раус» И на правом фланге 3-го тк. Поэтому, не прояснив ситуацию и не решив вопрос с устойчивым прикрытием правого фланга 7-й ТД, развернуть ее на восток бьmо рискованно. Особенно если учесть, что советская сторона ежедневно проводит контратаки в полосе армейского корпуса, в том числе и с применением танков. Генерал г. фон Функ вспоминал: « ... Подойти к р. Корень, как планировало высшее командование, не удалось. Таким образом, не были созданы предпосылки для обеспечения флангового прикрытия, которое постепенно должно было двигаться в северном направлении. Намечая план боевых действий на 7 июля, необходимо было принять во внимание это положение. Дивизия должна была сама выяснить совершенно запутанную обстановку на правом фланге и принять какие-то меры, чтобы повернуть свои силы в восточном направлении». Кроме того, разведка еще не смогла зафиксировать подход и вступление в бой наших оперативных резервов (в том числе 31-й оиптабр, полк, который развернул от Ястребово бронегруплу фон Оппельна).

Выход танкового корпуса Брайта к рубежу 69-й армии


Его соединения после тяжелейших двухсуточных боев должны были привести войска в порядок и решить ряд важных тактических задач. В течение этих суток Кемпф предполагал несколько выправить ситуации с фланговым прикрытием 4-й ТА и сдвинуть с мертвой точки силами правого крыла 3-го тк положение в полосе ак «Раус». План действий соединения Брайта был очень схож с его приказом на 6 июля, только как бы зеркально перевернут. Предполагалось, что 7-я тд разгромит русских перед левым крылом армейского корпуса и, наконец, оттеснит их к р. Корень. Тем не менее ответственность с генерала Рауса за решение этой проблемы не снималась. Главную скрипку в этом деле вместе с бронегруппой Функа должна была играть l06-я А его 320-я пд получала приказ: прочно удерживая крупные села Маслова Пристань и Безлюдовка, вести активную оборону на правом фланге ударного клина, тем самым сковывая противостоящие силы русских. На большее дивизия уже была неспособна. Параллельно боевые группы гренадерских полков 7-й тд должны были пробиваться в направлении Мясоедово - Мелехово, отбрасывая русских на восток, чтобы при крыть фланг разворачиваюшихся на северо-восток главных сил 3-го тк, одновременно оттягивая на себя оперативно-тактические резервы русских. Схожую задачу накануне решали 19-я тд и 168-я пд. Главные же силы 6-й и 19-й тд, а также 168-й пд Брайт должен был нацелить на прорыв рубежа 81-й гв. сд: захват ключевых опорных пунктов - Старого Города, Ближней Игуменки, Ястребово и Севрюково, с тем чтобы в дальнейшем пробиваться для соединения со 2-м тк СС. Таким образом, направление главного удара корпуса Брайта, а следовательно, и всей АГ «Кемпф» смещалось с востока на северо-восток. Решение это было явно продиктовано обращением Гота к командующему ГА «Юг» с просьбой при крыть левый фланг армии, который в этот момент начал осознавать всю серьезность ситуации, складывающейся восточнее Белгорода, и ее влияние на ход наступления его войск. Детально задачи дивизиям 3-го тк были прописаны в корпусном приказе №1417/43. Его окончательный вариант бьm передан в их штабы очень поздно - между 2.08 и 3.00 7 июля. Это также свидетельствует, что решение принималось с большими сложностями. Вот этот документ:
« 1) Противник и далее яростно обороняется в глубине своих позиций и применяет все больше танков, в том числе штурмовые орудия на шасси Т-34 калибра 12,2 см. Привлечение оперативных резервов на 6.7 не наблюдается.
2) 3-й тк 7.7 продолжает наступление на север, занимает возвышенность Мясоедово и Ближняя Игуменка и наносит удар до линии Мазикино - Сабынино.
3) Задачи:
а) 7-я тд во взаимодействии с корпусом Рауса занимает участок леса юго-западнее выс. 215.1 и паносит удар на восток от Разумная на Мазикино.442-й грп остается с 19-й тд, IV и V дивизионы 248-го ап по-прежнему подчиняются 7-й тд;
б) б-й тд вновь подчиняется танковая группа фон Оппельна, она наносит удар на участке р. Разумная близ Севрюково через Мелехово на высоты севернее Ольховатки;
в) 19-я тд уничтожает находящегося в районе Ближней Игуменки врага, занимает разьезд Крейда и захватывает далее Дальнюю Игуменку - Сабынино. Совместно с 442-м грп, который продолжает оставаться в подчинении дивизии, очистить западный берег Разумной до южного края Серебряково; полк остается там в распоряжении корпуса, приказ будет передан через 19-ю тд. После захвата разьезда Крейда 1/429-м грп и 1/248-м ап вновь подчиняются 1б8-й пд, которая к этому времени принимает участок до разьезда Крейда;
г) 1б8-я пд обороняет свою позицию и после захвата разьезда Крейда у 19-й тд принимает и этот участок. При прекращениц вражеского сопротивления дивизия присоединяется к прорыву совместно с 19-й тд и дивизией СС «Мертвая голова» (далее строка от руки неразборчива).
4) Артилерийское командование - совместно с массой корпусной артиллерии рано 7.7 меняет позиции по мосту через Донец Пушкарское/южный/ и поддерживает наступление б-й и 19-й тд на Ближнюю Игуменку и высоты северо-восточнее. Воздействие на участок леса северо-восточнее Крутого Лога подтвердить. Время переправы через Донец непосредственно согласовать с 19-й тд.
5) Зенитная артиллерия:
а) Начальник корпусной зенитной артиллерии обеспечивает защиту мостов через Донец с ключевым пунктом на участке Соломино - Дорогобужино и поддерживает с помощью 11/38 зенитног полка наступление 19-й тд, действуя по наземным целям в районе Белгорода;
б) 1/38-го зенитного полка и 11/ 43-го зенитного полка продолжают взаимодействовать соответственно с б-й и 7-й тд.
6) 4-й воздушный флот атакует сильными соединениями пикирующих бомбардировщиков и штурмовиков ориентировочно в 7..5 и 8.00 вражеские цели в районе Мясоедово - Ястребово - Ближняя Игуменка. Об отдельных целях дивизии 3-е артиллерийское командование сообщает радиотелефоном и радиотелеграфом с 5.00 часов 7.7. Приготовления к атаке должны производиться так, чтобы после падения последних бомб (отмечается особо) сразу началось наступление. Обращаю внимание на четкое обозначение передовой линии.
7) Регулирование сообщений предписывается: 7-й тд - мост через Донец в Соломино, 6-й тд - мост через Донец в Дорогобужино.
8) Командный пункт корпуса пока в Ново-Николаевке».
Таким образом, две танковые и одна пехотная дивизии нацеливались на решение главной задачи - прорыв на северо-восток к правому крылу 4-й ТА, а одной танковой и двумя пехотными (ак «Payc») Кемпф пытался расшатать оборону 7-й гв. А в восточном направлении (Мясоедово) и оттеснить войска Сафиулина и Васильева (73-я гв. сд, часть сил 78-й гв., 77-й гв. и 213-й сд) к р. Корень, чтобы выстроить оборонительный заслон. Рубеж, на который должны были выйти дивизии Хюнесдорфа и Функа (линия Ольховатка - Мазикино), находился от исходных позиций их боевых групп на расстоянии 17 - 18 км. Следовательно, 7 июля бронегруппы Брайта должны были не только полностью преодолеть первый армейский рубеж (7-я гв. А), но и пробить оборону левого крыла 6-й гв. А и центр 69-й А. Учитывая уровень сопротивления советских войск и прочность их рубежей, удивляет масштаб поставленных задач на один день. Как вариант можно предположить, что при подготовке приказа подразумевалось, что в случае невыполнения всех поставленных в нем задач они переходят на 8 июля, так как направление движения корпуса принципиально не меняется. Тем не менее, читая этот документ, трудно отделаться от мысли, что люди, которые готовили его, а главное - подписывали, или очень большие оптимисты, или вынуждены были в силу складывающейся обстановки демонстрировать несгибаемую веру в собственные силы, не обращая внимания на реальную действительность. Отличительной особенностью плана действий 3-го тк на 7 июля было то, что впервые на направлении главного удара перед наступлением привлекались значительные силы 8-го ак. За двое суток немецкому командованию стало ясно, что пока на этом участке бронетехники у советской стороны мало, поэтому авиаударами оно пыталось подавить в первую очередь основное средство борьбы войск Шумилова - артиллерию и разрушить мощные инженерные сооружения на их позициях. С предельным напряжением сил работал в эту ночь и штаб седьмой гвардейской. За короткую июльскую ночь необходимо было сделать очень много. Учитывая, что на фронте 25-го гв. ск действуют главные танковые силы немцев, М.С. Шумилов ставил перед ним лишь одну задачу - удержать занимаемый рубеж. Главной заботой командарма было укрепление его рубежа - восточного и северо-восточного направлений. Вечером 6 июля два танковых полка генерала Функа протаранили стык 81-й гв. и 78-й гв. сд, и между их флангами образовал ась брешь около 5 км, которую удерживали бригада Шманова и танковый полк Лифица. Согласно частному приказу № 03 35-го гв. ск (опиравшегося на распоряжение Н.Ф. Ватутина) к 3.00 7 июля 94-я гв. сд полковника И.Г. Русских должна была выйти на рубеж Севрюково - клх. «Соловьев» И занять оборону. Дивизия до этого находилась во фронтовом резерве, в боях не участвовала и имела полный штат личного состава (7 чел.) и вооружения. После принятия рубежа ей подчинялись действовавшие здесь 31-я оиптабр и 148-й отп. Во второй половине дня 6 июля генерал-лейтенант М.с. Шумилов сообшил генерал-майору Г.Б. Сафиулину, что дивизия уже на марше и передается в его оперативное подчинение вместе со средствами усиления. Ситуация к исходу дня на правом крьше 7-й гв. А хотя и несколько стабилизировалась, тем не менее командование Воронежского фронта считало, что противник в состоянии, введя резервы, прорваться через с. Беловская на северо-восток. Поэтому перед полуночью, в 23.30, комкор-35 генерал-лейтенант С.Г. Горячев подписывает следующий приказ. В этом документе несколько корректирует задачу 94-я гв. и 92-я гв. сд. Последняя в это время приступ ила к смене 89-й гв. сд, которая была запланирована для участия в контрударе утром 7 июля с прохо-ровского направления: «2. Ввиду выдвижения 94-и гв. сд на линию: Севрюково, клх. Соловьев», Неклюдово, 92-и гв. сд надлежит расширить фронт и занять также участок: Шеина, Ново-Троевка. Особо прочно прикрыть направления: Шеина, Мясоедово». Это решение позволяло существенно укрепить важный участок обороны 7-Й гв. А перед селами Никольское и Неклюдово. Левофланговый полк 94-й гв. сд задвигался во второй эшелон - за позиции 73-й гв. сд - И примыкал к правофланговой 15-й гв. сд в районе Неклюдово. Таким образом, на опасном направлении свх. «Батрацкая Дача» - Никольское, по которому во второй половине дня 6 июля настойчиво пыталась пробиться бронегруппа 7 -й тд, оборона выстраивалась в два эшелона. Если перед 25-м гв. ск командарм ставил лишь задачу на удержание рубежа, то ситуацию в полосе 24-го гв. ск он рассматривал несколько иначе. Михаил Семенович понимал: на фронте корпуса Н.А. Васильева действуют незначительные силы неприятеля, по оценкам штаба 7-й гв. А - две пехотные дивизии, да к тому же потрепанные. Их козырь - сильная артиллерия и танки (хотя и незначительное количество). Поэтому они, еще обладая большой огневой мощью, и были в состоянии сковывать силы двух дивизий. Кроме того, армия вынуждена на этом направлении держать во втором эшелоне еще как минимум одну дивизию. Если сравнить возможности, которыми обладали АГ «Кемпф» и противостоявшая ей 7-я гв. А, то их силы, в общем-то, были равными. Но учитывая, что на правом фланге и центре армия при достаточно жестком лимите артсредств вела тяжелейшие бои с тремя танковыми дивизиями, это равновесие было выгодно больше немцам. В силу этого командарм, не имея возможности одним ударом резко изменить ситуацию на левом крьше, решил «наступить на больную мозоль Рауса» - атаковать переправы и тем самым осложнить снабжение его войск. Бьшо ясно, что войска противника в этом районе снабжаются «с колес». Немцы заняли незначительную территорию, поэтому основная часть боеприпасов, продовольствие и пополнение должны поступать через реку. Хотя какая-то часть припасов, вероятно, складирована на восточном берегу. Самые большие переправы были построены у Масловой Пристани и у Безлюдовки. Поэтому комкору было приказано: сосредоточить усилия на захвате этих главных пунктов снабжения войск армейского корпуса. Сюда же командарм пообещал нацелить и авиацию, которую фронт будет выделять армии. Учитывая, что левофланговые части 72-й гв. и 213-й сд уже находились перед окраинами Безлюдовки, генерал-майор Н.А. Васильев поставил задачу комдивам сначала взять именно это село. Для штурма были запланированы 224-й гв. и 585-й сп и один дивизион 671-го ап 213-й сд. Оба стрелковых полка в предыдущие дни понесли существенные потери, поэтому ударная сила их батальонов снизилась, но у ком кора резервов было тоже в обрез. Поэтому он связался с комдивом-36 и приказал передать две роты 224-го гв. сп майора Улосовец. В ночь на 7 июля рота автоматчиков и стрелковая рота 108-го гв. сп 36-й гв. сд форсировали р. Нежиголь и на рассвете уже заняли исходные позиции в полосе полка. Значительно большие усилия требовались для захвата Масловой Пристани. Здесь противник прочно удерживал бывшую запасную позицию наших полков первого эшелона по линии железнодорожной насыпи и хут. Ржавец, перекрывавшего путь к селу.

Выход танкового корпуса Брайта к рубежу 69-й армии



В самом опорном пункте была развернута сильная артиллерийская группировка, в том числе и штурмовые орудия. Поэтому было необходимо сначала овладеть хутором и выбить немецкую пехоту из траншей вдоль насыпи. И лишь затем планировать удар на Маслову Пристань. Эту задачу комкор поручил решить полковнику И.Е. Буслаеву и приданному его дивизии танковому батальону 27-й гв. тбр. В первом эшелоне 25-го гв. ск перед 7-й тд и 106-й пд, перекрывая путь к восточному берегу р. Корень, двумя полками занимала оборону 73-я гв. сд. 214-й гв. сп удерживал правым флангом участок - 500 м южнее свх. «Батрацкая Дача», левым флангом - отм. «К»; 211-й гв. сп: отм.«К» - свх. «Поляна». К нему примыкал правый фланг 1/793-го сп 213-й сд, оборонявший участок: /иск/ свх. «Поляна» - /иск/выс. 202.9. А дорогу, идущую от Масловой Пристани до свх. «Поляна» В районе выс. 207, по-прежнему перекрывал 3/222-й гв. сп 72-й гв. сд. Попавший 6 июля под «каток» танковой группы фон Оппельна 209-й гв. сп собирал личный состав и во второй половине дня 7 июля бьш сосредоточен в лесу восточнее хут. Гремучий, но в этот день в боевых действиях не участвовал. В боевых порядках соединения полковника С.А. Козака находились два отошедших после тяжелых боев 6 июля полка 78-й гв. сд - 223-й гв. и 225-й гв. сп. Первый - действовал у дороги в районе выс. 209.6, второй - у хут. Гремячий. Установить точное местонахождение этих частей предельно сложно из-за ошибок в оперативных документах и несоответствия большей части приведенных в них данных реальной обстановке. Дело в том, что приказы командование дивизии отдавало без учета расположения частей 73-й гв. сд и средств усиления, а также их перемешения после боев 6 июля. В немалой степени командование 7-й гв. А заботила и ситуация с переброской противником резервов, боеприпасов и продовольствия через Донец по мостам у Дорогобужено и Соломино. Ее тяжелая артиллерия уже бьша не в силах помешать этому, во-первых, ее в армии и так бьшо мало, во-вторых, часть батарей гаубичных полков вышла из строя и, в-третьих, она в основном была задействована по целям на поле боя. Поэтому М.С. Шумилов настоятельно просил Н.Ф. Ватутина помочь ударной авиацией: ночью - бомбардировщиками, а днем штурмовиками. Ставка ВГК прекрасно знала ситуацию в полосе фронтов в районе Курской дуги, в том числе и тот неприятный факт, что в небе над южным выступом господствует люфтваффе, а не вторая воздушная. Поэтому в ночь на 7 июля начальник Генштаба Маршал Советского Союза А.М. Василевский дал указание: для уничтожения наступающего противника в полосе Воронежского фронта при влечь авиацию Юго-Западного фронта - 17 -ю ВА генерал-лейтенанта В.А. Судеца. Силы этого объединения нацеливались в первую очередь для поддержки 7-й гв. А. Вечером 6 июля, а затем и ночью, помимо гремевшей канонады у Старого Города и Крейды весь Северный Донец вспыхнул яркими огнями. Это «Бостоны» 244-й бомбардировочной авиадивизии генерал-майора В.И. Клевцова из 17-й ВА нанесли удары по мостам на реке, а также юго-западным и южным окрестностям Белгорода, где было замечено значительное скопление автомашин. Заметно усилила свою активность под Белгородом и авиация дальнего действия (АДд) генерала А.Е. Голованова, главные силы которой первые двое суток вражеского наступления были сконцентрированы Ставкой ВГК против ГА «Центр». В ночь на 7 июля в полосе 7-й гв. А особенно напряженно работал ее 3-й гв. Ак, который базировался в Липецком аэроузле. Подавляющее большинство экипажей его авиасоединений за эту ночь выполнили по два вылета для уничтожения переправ через Северный Донец у Дорогобужено, Соломино и Топлинки и бомбардировки скопления войск в селах Разумное и Крутой Лог. В последнем (и в лесочке восточнее) немцы устроили пункт заправки автотранспорта и танков. Вот как описывал удар по этому району в своей книге «На дальних маршрутах» бывший начальник штаба 9-го гв. Ап майор Д.К. Перемонт, который в ту ночь на самолете-лидере вел свой полк: «Я вывожу Ил-4 на цель, а к роще, куда мы нацелились, тянутся танки. Они спешат укрыться от удара с воздуха, а заодно и дозаправиться топливом. У нас на борту 1500 кг бомб. Заходим на рощу. Я сбрасываю груз. За нами приступает к работе весь полк. Когда развернулись, увидели над рощей бушующее пламя. Боевые машины, цистерны с горючим, технические летучки - все обьято пламенем. Горела и земля, обильно политая топливом». Какова была эффективность боевой работы авиаторов генералов Судеца и Голованова, сказать трудно. Известно лишь, что в утренних сводках почти все дивизии 3-го тк донесли об интенсивных налетах русских: «19-я тд. В первые вечерние часы сильная активность вражеских самолетов и бомбовые удары в районах Пушкарское и Красное. б-я тд. Настойчивая активность вражеской авиации с бомбовыми ударами по полю боя и районам сбора войск. 168-я пд. Спокойно прошедшая ночь с огневыми налетами, особенно на предмостную позицию в восточной части Белгорода. Более сильные вражеские воздушные налеты в вечерние часы с бомбовыми ударами по предмостной позиции и сооружениям в тылу дивизионного участка». Вместе с тем нельзя не отметить, что уже с 6 июля и в последующие дни сила ударов советской авиации в полосе Воронежского фронта начала снижаться и не только из-за высоких потерь. Дело в том, что после 5 июля значительная часть 2-й ВА -1-й бак полковника и.с. Полбина (по утверждению командования армии, из-за недостатка истребителей) - была поставлена на прикол и не участвовала в боях до 12 июля. Это заметно снизило эффективность боевой работы объединения Красовского и не позволило ему существенно влиять на ситуацию на земле, особенно в первый, наиболее напряженный период оборонительной операции, в том числе и в полосе 7-й гв. А. Удовлетворять же всевозраставшие потребности наземных войск (по мере углубления противника в нашу оборону) лишь одними штурмовиками, даже с привлечением сил 17-й БА, было трудно. В это время на поле боя бомбардировщиков остро не хватало. Хотя если сравнить активность, которую в этот момент проявлял 8-й ак на обояньском и прохоровском направлениях, с действиями 4-го ВФ восточнее и северо-восточнее Белгорода, то наиболее объективной оценкой боевой работы люфтваффе над 7-й гв. А может служить выражение из одного советского документа - «не очень досаждали». Здесь противник главным образом вел разведку в интересах корпусов Кемпфа и наносил нечастые бомбовые удары группами 15 - 20 самолетов по узлам сопротивления на направлении главного удара танковых соединений. Это позволяло дивизиям 7-й гв. А в значительно большей степени, чем соседям справа, сохранять составлявшие костяк их обороны - артиллерийские и истребительно-противо-танковые части. В то же время, как мы увидим ниже, в отдельные, наиболее напряженные моменты штурмовики 17-й БА очень выручали гвардейцев Шумилова. Перед рассветом б-я и 7-я тд интенсивно подготовились к утреннему наступлению. Лишь боевые группы генерала Шмидта практически безостановочно, изматывая себя и гвардейцев, словно отбойные молотки, долбили рубеж 81-й гв. сд у разъезда Крейда и в с. Беловское. Дивизия фон Хюнесдорфа в этот момент проводила сбор частей. На западном берегу р. Разумная у с. Белинская шло сосредоточение двух гренадерских полков. На усиление броне-группы фон Опельна командование соединения направило боевые группы Унрайна (на базе 4-го грп) и Биберштайна ( 114-й грп, без 2-го батальона, который уже находился в подчинении бронегруппы). Кроме того, на рассвете командиром 73-й гв. сд была проведена разведка боем в направлении выс. 207.9. Атака сопровождалась коротким, но сильным артналетом и была отбита гренадерами 1/114-ro грп лишь благодаря мощной поддержке стоявших у высоты танков 11-гo тп. Этот эпизод был столь значим, что о нем было донесено в корпус утренней сводкой штаба 6-й тд: «Вражеский прорыв силами роты с юго-восточного направления отражен вклинившейся на высоту 207,9 танковой группой»). Причина столь пристального внимания к этому району была проста. Танковая группа фон Оппельна должна была сдать 7-й тд высоту и прилегающий к ней участок, после чего выйти к с. Белинская для удара в направлении Ястребово - Севрюково. В свою очередь, боевая группа Глезимера переходила в район сосредоточения основных сил 7-й тд. Поэтому спокойная оперативная обстановка в этот момент здесь была очень важна. Генерал Г. фон Функ, наряду с обычными заботами по подготовке наступления, был занят ситуацией на флангах. Помимо отсутствия информации о силах и намерениях русских на правом крыле, его соединению досаждала группа советских войск, стойко дравшаяся в окружении в лесу северо-восточнее Крутого Лога. Пытаясь прояснить ситуацию, ночью он направил 37-й разведбатальон в глубь обороны 24-го гв. ск (из района Батрацкая Дача в направлении Шебекино). Разведчики должны были выяснить положение на правом фланге, а при столкновении со значительными силами оборонявшихся, используя приданных корректировщиков артогня (с радиостанциями), вызвать огонь артиллерии. Одновременно броне группа Шульца разворачивалась на левое крыло для атаки на лес между Генераловкой и свх. «Батрацкая Дача», а из спецподразделений начала формироваться группа заграждения для правого фланга.

Выход танкового корпуса Брайта к рубежу 69-й армии


Функ писал: Из частей истребительно-противотанкового дивизиона, батальона связи и дивизионных тыловых частей была создана смешанная группа, которая, ведя бои, должна была обеспечить прикрытие правого фланга дивизии на линии дороги, идущей от выс. 209.6 и в районе Батрацкая Дача (участок 73-й гв. сд.). Севернее также было необходимо предпринять какие-то меры, чтобы предотвратить возможность внезапных действий со стороны противника. Такая вероятность была не исключена и вызывала опасение, так как в районе к западу от леса (лесной массив севернее и восточнее клх. Соловьем) были обнаружены многочисленные огневые позицци артиллерии, пристрелянные в северном направлении, а также, главным образом на окраине леса, позиции боевых машин (1 67-го тп.) и спешившейся мотопехоты и т.д. Пока 37-й рб проводил разведку, а данных о положении перед стыком корпусов еще не поступило, командование 7-й тд сразу после расвета прощупывало оборону 73-й гв. сд, ведя несколькими группами разведку боем. Одновременно на левом фланге мотопехотная группа вела бой с группой советских войск в лесу северо-восточнее Крутого Лога. Из-за ожесточено-го сопротивления окруженных в нем советских частей бои в этом вообще-то небольщом лесном массиве затянулись и полностью заверщились лишь к вечеру. Помимо перечисленных Функом в приведенной выше цитате подразделений, на правом крыле 7-й тд уже действовали и войска Форста. Ночью была проведена перегруппировка и участок до /иск/свх. «Батрацкая Дача» приняла 106-я пд. Утром для усиления стыка с ней на правый фланг было выдвинуто несколько танковых рот. К решению задачи по прорыву к р. Корень командование 106-й пд приступило перед рассветом. Наступать предполагалось на участке выс. 209.6 - хутор МТС - выс. 207, который имел протяженность 5 км. Его обороняли две дивизии корпуса Сафиулина, части которых располагались в два эшелона: в первом - 73-я гв. сд; 211-й гв. сп удерживал рубеж отм. «К» (l км северо-западнее хут. Коренская Дача) - свх. «Поляна», во втором - 78-я гв. сд; 223-я и 225-я гв. сд - перекресток дорог южнее свх «Батрацкая Дача» - свх. Поляна. Но костяком обороны здесь была 20-я тбр полковника И.А. Таранова. Из ее подразделений были созданы два опорных пункта: один - на стыке 211-го гв. сп и 214 гв. сп (73-я гв. сд) в роще 800 м севернее выс. 209.6 с силами 2/296-го тб (к-р ст. лейтенант Кожар) и 2/295-го тбр (лейтенант Коляда) с ротой автоматчиков, второй - на позиции 2/211-го ГВ. сп в районе 1 км западнее и северо-западнее Х. Гремячий 20l-й мсб (капитана Д.А. Дзюбы), 3/295-й тб (11 Мк-3) и с 1669-м иптап. Для реализации своего замысла немцам было важно овладеть сильным узлом сопротивления на стыке 73-й ГВ. и 72-й ГВ. сд, в который входили три небольших населенных пункта, подготовленных советскими войсками по схеме ПТОПа: хутор Гремячий и совхоз «Поляна». Здесь же проходил, соответственно, и стык двух корпусов 7-й ГВ. А. Поэтому именно сюда был нацелен главный удар противника, а на выс. 209.6 (в центре 73-й ГВ. сд) и ВЫС. 207.0 (правый фланг 72-й ГВ. сд) -вспомогательный. В 4.00, после «шквального огневого налета шестиствольных минометиов и артиллерии», более полка пехоты 106-й пд при поддержке 13 танков атаковали с юго-запада рубеж 72-й ГВ. сд В направлении: Маслова Пристань - СВХ. «Поляна» И Маслова Пристань — ВЫС. 192.8, а также левый фланг 211-го ГВ. сп 73-й гв. сд в направлении: выс. 209.6 - Коренская дача; выс. 207 -свх. «Поляна» - МТС - Гремячий. Примерно через час боя на главном направлении - у выс. 207 - немцы отошли, оставив на поле боя дымиться 4 танка. Но это было лишь начало. В 7.00, приведя части в порядок, генерал Форст вновь ударил в стык гвардейских корпусов. Более трех батальонов пехоты двинулись на позиции 3/222-го гв. и 1/793-го сп (батальон был передан в оперативное управление генерал-майора А.И. Лосева) вдоль дороги Маслова Пристань - свх. «Поляна», а артиллерия открыла плотный огонь по совхозу. К 9.00, смяв 3/222-й гв. сп, а затем и правофланговую l-ю ср 1793-го сп, немцы заняли СВХ. Поляна и продолжили прорыв к МТС и хут. Гремячий. Мощное давление враг оказывал и в направлении Коренская Дача, но здесь он продвижения практически не имел. Четко обозначились два ударных клина - из района свх. «Поляна» И С участка северо-западнее выс. 209.6, нацеленные на два села Кашлаково и Пенцево. Силы противоборствующих сторон в районе совхоза и хутора были примерно равными. Дивизия Форста наступала одновременно тремя пехотными батальонами, ее атаки напоминали морской прибой. Атаки проводились с незначительным интервалом по времени и сопровождались сильным огнем артиллерии и тяжелых шестиствольных минометов. В качестве тарана использовались танки 7-й тд и приданные штурмовые орудия. Причем враг вводил бронетехнику по нарастаюшей. Удерживавшие эти населенные пункты 211-й гв. и 225-й гв. сп тоже опирались на бронетехнику - «матильды» и «валентайны» 201-й тбр. Кроме того, генерал-майор А.И. Лосев, опасаясь удара танков от свх. «Поляна», по своему правому флангу оперативно поднял юго-восточнее совхоза, переданный ему комкором-24 в подчинение 1/27-ю гв. тбр. Поэтому бои здесь шли очень тяжелые. Причем все удары частей Форста на участке выс. 206.9. -хут. Гремячий гвардейцы, при поддержке танков, успешно отбивали, а вот сами хутора по несколько раз переходили из рук в руки. Наиболее ожесточенные бои шли за хут. Гремячий и свх. «Поляна». Стремясь не дать неприятелю закрепиться, лично находившиеся здесь командиры обоих гвардейских корпусов, как только враг врывался в населенный пункт, немедленно предпринимали яростные контратаки, переходившие в рукопашные схватки, а порой и в кулачные поединки. Советская сторона стянула сюда все, что было под рукой, здесь сражались части дивизий Козака, Скворцова и Буслаева, бригады Тарано-ва и гаубичного самоходного полка. Однако все они уже понесли потери, особенно полки 78-й гв. сд. Наша пехота часто не выдерживала удара танков и отходила без предупреждения соседей. Не обходилось и без паники. В столь напряженной обстановке разобраться, кто первый дрогнул и кто кого подвел, бьшо очень сложно, поэтому в горячке боя комдивы пеняли друг другу, обвиняя соседей в неустойчивости и оставлении тактически важных рубежей. Дошло до того, что в один из таких критических моментов полковник А. В. Скворцов не поверил донесению своего командира полка майора с.л. Аршинова о том, что его 223-й гв. сп удерживает хутор, и направил следующий приказ М 85: «Оформить документы боевым донесением с подписью командиров - соседа справа и слева, как доказательство того, что полк удерживает занимаемый рубеж». Но оснований для недоверия не бьшо. В 9.00 его полк, удерживавший совместно с частями 73-й гв. сд рубеж: перекресток дорог южнее свх. «Батрацкая Дача» - выс. 209.6, отбил атаку 22 танков и батальона пехоты, в ходе которой немцы оставили на поле боя 9 дымящихся танков, и продолжал стойко удерживать позиции до конца дня. Дважды в этот день лично поднимал батальоны (не только свои) в контратаку на Гремячий командир 225-го гв. сп майор д.с. Хороленко. И не просто вел в бой, но и оставался в стрелковых цепях до того момента, пока они не закреплялись на ху. торе. Конечно, не дело комполка водить в бой подразделения, для этого есть командиры взводов и рот. Майор Хороленко не бьш новичком на фронте, участвовал в боях под Сталинградом и это прекрасно понимал. Но знал он и другое: бывают такие моменты, когда «нельзя голову поднять» из-за плотного огня противника, в то же время в окопах отсидеться невозможно: контратака - единственный способ удержать рубеж, спасти от разгрома подразделение. И тогда командиру полка не грех «подняться из траншеи в рост». В беседах со мной ветераны вспоминали, что на передовой всегда ценились воля и личное мужество командира, проявленные в критические моменты. Не «показные», а обдуманные, приносившие реальный результат. Эти качества не раз демонстрировал в бою Денис Семенович, за что гвардейцы уважали и ценили его. Пик противостояния в этом районе пришелся на середину дня. В 13.00 началась очередная и очень сильная атака 106-й пд от Масловой Пристани на свх. «Поляна». По донесению командира 225-го гв. сп майора д.с. Хороленко, в ней участвовало до полка пехоты при поддержке двух групп танков общей численностью 17 единиц. 2/211-й гв. сп, понеся значительные потери и не выдержав удара, начал отходить в направлении с. Чураево (в 4 км юго-восточнее, на западном берегу р. Корень), оголив при этом фланг 225-го гв. сп. Стремясь не допустить выхода врага на левый фланг полка, Д.С. Хороленко отдал приказ батальонам: отойти на восточную окраину Гремячего и закрепиться. В 14.00 гренадеры полностью овладели хутором и продолжали атаковать в направлении сел Кашлаково и Чураево. Напряжение и драматизм боя за Гремячий и свх. «Поляна» до нас доносит журнал боевых действий 20 1-й тбр за 7 июля: « В 8.00 из района восточной окраины Крутого Лога, отм. 176,0 в направлении 1/201-го мспб (командир роты ст. лейтенант Афанасьев), занимавшей оборону в 1 км северо-западнее хут. Гремячий, противник предпринял наступление силою до 300 автоматчиков при поддержке 20 танков. По наступающей пехоте и танкам был вызван огонь 4 батарей 1669-го иптап и 2 батарей 1529-го тсп. После открытия артиллерийского огня темп наступления был замедлен. Огнем танков с места 3/296-го тб из района северо-восточная опушка рощи, что западнее хут. Гремячий, минометным огнем минроты 201-го мспб, ружейно-пулеметным огнем 1/201-го мспб и 3/211-го гв. сп 73-й гв. сд наступление было приостановлено. Противник, понеся большие потери, был отброшен на исходные позиции. В этом бою ранен командир роты автоматчиков лейтенант Первушин. В 9.20 командир бригады из своего резерва направил два взвода автоматчиков для поддержки 296-ю тб. В 9.30 немцы снова начали яростно атаковать. Несмотря на численное превосходство противника на этом участке, атака была отбита с большими потерями для него.
В этом бою героически погиб командир 296-го тб ст. лейтенант С. Куксина. Несмотря на понесенные потери и упорное сопротивление наших частей, враг, подбросив до батальона пехоты и 20 - 25 танков, возобновил наступление. Атака приняла ожесточенный характер, немцы пьяные шли в полный рост, ведя беспорядочный огонь из автоматов. Несколько атак - одна за другой - были отбиты, но противник повторял их вновь. Приказ комбрига гласил: «Ни шагу назад». Прибывший начальник штаба подполковник Писаревский отдал распоряжение командиру 296-го тб: «Расстреливать противника в упор, держаться и не отходить». В 11.30 силою до 600 чел. пехоты и 60 танков враг вновь перешел в атаку в направлении хут. Гремячий, свх. «Поляна». Активными действиями 201-го тбр, 3/211-го гв. сп при поддержке 1669-го иптап и 1529-го тсап и эта атака была отбита. В 12.30 командующему БТ и МВ армии было направлено донесение следующего содержания: «Противник силою до 200 автоматчиков просочился в хут. Гремячий, свх. «Поляна». Две роты 2/211-го гв. сп разбиты, остальные отошли в западном направлении, чем оголили левый фланг бригады (и 225-гo гв. сп.). 296-й тб и мспб ведут бой с автоматчиками, удерживая оборону на прежних рубежах. В район Гремячий выслан 3/211-й гв. сп». Противник, подтянув свежие силы до полка пехоты, при поддержке 45 танков снова возобновил атаку в-направлении Гремячий, свх. «Поляна». 296-й тб и 201-й мспб при поддержке приданных самоходных орудий (1529-й тсап) и 1669-й иптап атаку противника отбили. Противник отошел в лес западнее Гремячий. В 15.00 противник, приведя себя в порядок, возобновил атаки. Отдельные группы автоматчиков просочились через боевые порядки 296-го тб и 201-го мспб, но тоже были отброшены. Личный состав бригады в этих боях показал свою подготовленность к ведению боя в современных условиях, максимально используя все имеющиеся технические и огневые средства. Неся сравнительно небольшие потери, бригада нанесла врагу значительный урон». Архивные документы свидетельствуют, что мужество и repo-изм в боях за эти три населенных пункта демонстрировал практически весь личный состав бригады Таранова, но особенно стойко дрался 201-й мотострелковый батальон капитана Д.А. Дзюбы. Ero основные силы (стрелковые, минометная роты и рота ПТР) располагались в два эшелона: в роще, западнее Гремячего, и в самом хуторе. В течение 7 июля 1943 r. батальон Дзюбы отразил 12 яростных атак. Не раз ero роты немцы сбивали с рубежа, но контратаками положение немедленно восстанавливалось. Пять раз комбат лично поднимал второй эшелон в атаку. Интересная деталь: когда я просматривал сводки Со-винформбюро, то в одной из них (за 13 июля 1943 r.) обнаружил сообщение о беспримерной стойкости 201-ro мсб. В нем упоминалась и фамилия комбата. После завершения Курской битвы за умелое управление подразделением при отражении контратак превосходящего противника и личное мужество, проявленное при обороне Гремячего, капитан Демьян Афанасьевич Дзюба приказом командующего 7-й гвардейской был награжден орденом Kpacнoгo Знамени.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Курская битва
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт