популярное


«Кувандыкский завод КПО «Долина» - причастность к Великой ПобедеСамым знаменательным событием в том числе и для «Кувандыкского завода КПО «Долина» , является день Победы в Великой Отечественной войне. Ветеранов войны и тружеников тыла, которые работали на нашем предприятии, осталось 37 человек. Ежегодно, и этот юбилейный год не был исключением, начиная с начала мая, все наши ветераны получили поздравительные конверты от предприятия. У некоторых из них были взяты интервью и запечатлены на видеокамеру для истории. Это Дивицкий Аркадий Николаевич, Леонова Клавдия Григорьевна, Сабангулов Гайзулла Саффич, Корнев Петр Иванович, Гниломедов Василий Алексеевич.


Творчество столичных деятелей литературы и искусства в период эвакуации в ПоволжьеВ восточные регионы страны из прифронтовых районов направлялся гигантский поток людей, промышленного оборудования, материальных и культурных ценностей. За июнь– декабрь 1941 г. на восток РСФСР были переправлены 1523 промышленных предприятия, 1,5 млн вагонов с оборудованием, сырьем, топливом, эвакуировано 17 млн человек. Среди них много творческих коллективов, видных деятелей культуры. Только за осень 1941 г., основные тыловые регионы страны (Поволжье, Урал, Западная и Восточная Сибирь, Средняя Азия, Северный Казахстан) приняли 60 ведущих российских театров, более 500 членов ССП, 189 композиторов и 754 художника Москвы, Ленинграда, Украины.


НКИ в годы Великой Отечественной воины и послевоенное восстановлениеГоды эвакуации были годами тяжелых лишений и их преодолений, годами предельного напряжения сил, выполнения коллективом института своего патриотического долга. Институт - высшее учебное заведение - был сохранен. Всего за эти пять военных лет (1941-1945 гг.) Николаевский кораблестроительный институт выпустил 477 специалистов (из них 157 кораблестроителей, 225 механиков, 95 технологов). Это были годы напряженной борьбы коллектива за сохранение института, за выпуск специалистов, столь необходимых отечественной промышленности, работавшей тогда под девизом „Все для фронта, все для победы!".


Ученый совет ВНИИМ в годы Великой Отечественной войныВ условиях суровой блокадной зимы 1941-1942 гг. Совет вынужден был приостановить свою деятельность. С включением ВНИИМ Ленинградским горкомом ВКП(б) в список действующих оборонных учреждений и возобновлением подачи электроэнергии работа всех подразделений Института активизировалась, в том числе, Метрологического бюро, Научно-технической библиотеки, где было организовано получение книг по межбиблиотечному обмену «для лабораторий и сотрудников, работающих на оборону».


Из истории партизанской борьбы в Московской битвеОтправной точкой подготовки СССР к партизанской борьбе все авторы единодушно считают середину 1921 г., когда в первом номере журнала «Армия и революция» появилась статья М.В. Фрунзе «Единая военная доктрина и Красная Армия». При упоминании данной статьи обычно цитируется абзац седьмого раздела, где речь идет о партизанских действиях. Но цитирование только этого абзаца не совсем правильно. Если откроем первый том «Собрания сочинений» М.В. Фрунзе или «Сборник избранных произведений», то обнаружим непосредственную связь содержания седьмого раздела статьи с последним абзацем раздела шестого. Составители вынуждены принести читателю извинения за столь длинную цитату, но сделать это мы считаем необходимым.


Поле боя — Москва30 сентября 1941 г. немецкие войска начали «последнее» наступление своей «Восточной кампании» — операцию «Тайфун», имевшую главной целью охват и взятие Москвы. Над столицей нашей Родины нависла угроза непосредственного вторжения противника. С 19 октября 1941 г. в Москве было объявлено осадное положение. Защитники города изготовились встретить врага на подступах к Москве, на окраинах и улицах столицы. Но даже гарнизон Кремля не был последней линией, последним резервом Московской зоны обороны.


Танки «малютки»Постановлением ГКО 222 от 20 июля 1941 года выпуск 10000 танков Т-60 организовывался, кроме завода № 37, на ГАЗе и ХТЗ. Бронекорпуса и башни для них поставлялись с Ворошиловграде кого завода имени Октябрьской революции. Муромского паровозоремонтной) завода. Новокраматорского машиностроительного завода, Выксунского завода дробильно-размольного оборудования и Таганрогского завода «Красный котельщик». Чертежами и техпроцессом эти предприятия обеспечивали завод № 37 и завод имени Орджоникидзе, причем это были чертежи машины с упрошенным корпусом и башней.


Модернизация танка  Т-60В ходе серийного производства Т-60 неоднократно делались попытки улучшить характеристики танка - все прекрасно понимали, что его боевая ценность весьма невысока. Так, еше в августе 1941 года конструкторское бюро завода № 92 в Горьком по своей инициативе приступило к проектированию пушки ЗИС-19, предназначенной для вооружения танка Т-60. Она представляла собой 37-мм орудие со стволом в 66,7 калибра, начальной скоростью снаряда 915 м/с и баллистикой 37-мм зенитки образца 1939 года.


Сильная система ПТО у свх. «Поляна»

дата: 23-04-2011, 09:46 просмотров: 171 раздел: Курская битва
Сильная система ПТО у свх. «Поляна» и выс. 207.0 (состоявшая в том числе и из штурмовых орудий), практически не пострадавшая в ходе сорокаминутной артподготовки, слабое сопровождение наступления огнем артиллерии и, как следствие этого, нерешительные действия пехоты дивизии Бушина. Несколько опережая события, отмечу, что дальше достигнутого здесь рубежа к 14.00 советские войска в этот день продвинуться так и не смогли, а на левом фланге 25-го гв. ск противнику даже удалось потеснить 15-ю гв. сд и вернуть потерянную территорию. Тем не менее и командарм, и находившийся в армии заместитель командующего фронтом И.Р. Апансенко считали, что войска действуют хорошо. В 14.30 через узел связи 7-й гв. А генерал армии направил донесение Н.Ф. Ватутину, в котором говорилось:
«1. Начавшееся наступление 7-й гв. А в 10.00 протекает успешно, как докладывал Вам Шумилов.
2. Наша авиация начала боевую работу в 12.30. Взаимодействие хорошее. В 14.30 атакуют: Маслову Пристань, Крутой Лог, Нижний Ольшанец, куда устремились тылы противника. Я выезжаю к Масловой Пристани. Вернусь - доложу».
Логика генералов была понятна, армия действовала не сама по себе, а в рамках общего плана фронта. Перед ней стояла главная задача: сковать боем противника и не позволить ему маневрировать силами и средствами. А если же дивизии хотя и медленно, с большим трудом, но продвигаются вперед, враг не рискнет снимать отсюда части и усиливать другие районы. Тем не менее сильный натиск русских по всему фронту обеспокоил командира армейского корпуса. В этот момент он не располагал какими-либо серьезными резервами, и в то же время опереться на сильного соседа (7-ю тд), как это было раньше, возможности тоже не было. Чтобы переломить ситуацию и взять инициативу в свои руки, следовало нанести сильный бомбоштурмовой удар по участкам вклинения. В полдень генерал э. Раус распорядился связаться со штабом АГ «Кемпф» и, доложив обстановку, настоятельно просил поддержки авиации. Руководство группы пообещало оперативно удовлетворить его запрос, и уже в 13.40, над ударным клином 49-го ск, сменяя друг друга, зависли несколько десятков бомбардировщиков 8-го ак. Проанализировав ситуацию, генерал-майор Г.Н. Терентьев пришел к выводу, что «дальнейшее наступление нецелесообразно, необходца перегруппировка сил и новый маневр для наступленця». В 16.00 командир 111 -й сд подписал боевое распоряжение 003, в котором поставил частям следующие задачи:
« 1. Противник перед фронтом дивизии оказывает упорное сопротивление, особенно удерживает рощи западнее свх. «Поляна».
2. Я решил: выполняя поставленную задачу, обойти рощи с севера и юга и овладеть ими.
3. Командиру 399-го сп в 17.00 12.07..3 г., прикрыв слева, всем полком наступать на безымянную высоту севернее МТС оврагом на Крутой Лог.
4. Командиру 532-го сп в 17.00 12.07..3 г. решительной атакой с флангов овладеть свх. «Поляна» и в дальнейшем - западной опушкой леса с отм. 167.7.
5. Командиру 468-го сп совместно с 27-й гв. тбр в 17.00 12.0143 г. решительной атакой овладеть выс. 2019, в дальнейшем наступать по южным скатам выс. 2019 с выходом на высоту 156.2».
Но перегруппировка частей без усиления огневыми средствами не могла дать желаемого эффекта. Да и как могло быть иначе, ведь полковник М.А. Бушев планировал взять хорошо укрепленный узел сопротивления свх. «Поляна» силами лишь одного полка, в то время как совхоз до этого несколько суток кряду пытались взять части двух дивизий 201-й тбр при огневой поддержке 1529-го сап. Командир 270-й сд тоже решил изменить первоначальный план действий. Все попытки выбить немцев с фланкирующих высот 176.0 и 191.2 оказались безрезультатными. Последняя атака 973-го сп, усиленного подразделениями 975-го сп, была, как и прежние, сорвана сильным огнем шестиствольных минометов. Комдив связался с комкором и попросил помочь в захвате двух тактически важных высот на флангах. Но Г.Н. Терентьев ничем не мог его обнадежить - Бушин вынужден прекратить наступление и пытается организовать новый штурм свх. «Поляна», а 73-я гв. сд практически не сдвинулась с места. Понимая, что скорой помощи соседей не дождаться, Беляев решил приостановить бесплодные атаки 973-го сп на выс. 191.2. И в 14.00 командиру 975-го сп отдал боевое распоряжение П Q 023: при крыть свой левый фланг от возможной контратаки из рощи западнее МТС, Гремячий и всеми имеющимися силами овладеть выс. 176.0 (восточная окраина Крутого Лога), после чего выставить заслон на левом фланге полка и ударом на север содействовать 973-му сп в захвате выс. 191.2. В это время поступило донесение о том, что немцы танками контратакуют соседа слева в районе Гремячегo. Комдив немедленно создает противотанковый заслон в глубине боевых порядков, на случай если противник развернет бронетехнику по дороге от хут. Гремячий на хут. Коренская Дача. Штабом дивизии «в 14.30 отдано распоряжение за М 024: командиру 132-го об ПТР поступить в подчинение начальника противотанкового резерва - командира 321-й оиптд и занять оборону: отм. - западная окраина Коренская Дача». А еще через полчаса, в 15.00, для прикрытия правого крыла соединения от возможного удара из леса 2 км восточнее Крутой Лог Беляев приказал «к 16.00 перекантовать 1/975-й сп (резервный) в отдельные рощи северо-западнее и северо-восточнее выс. 209.6, где и занять оборону». А теперь вернемся к событиям на переднем крае 270-й сд. Около 14.00 продвижение ее полков было остановлено сильной бомбежкой, затем командиры частей начали подготовку новой атаки, исходя из полученных распоряжений. В это время передовые батальоны вели огневой бой на достигнутых рубежах, а в 15.00 вновь начали атаку на высоты 176.0 и 191.2. Во время штурма последнего холма пехоту поддерживал батальон майора Семенова, имевший в тот момент на ходу 5 Мк-2, 4 Мк-3 и один Т-34. Используя складки местности, экипажи десяти «матильд» и «валентайнов» на большой скорости решительным ударом прорвали рубеж 239-й пп 106 и, пройдя через высоту, устремились в тыл дивизии Форста (к северо-восточным окраинам Крутого Лога). Через час, к 16.00, батальон, прорвавшись в глубь на 4,5 км, вышел в лощину северо-восточнсе села, но при этом потерял связь с бригадой и лишился поддержки пехоты 270-й сд, которая продолжала бой у выс. 191.2. К сожалению, этот рывок закончился трагедией. Уже в ходе прорыва немцы обрушили на горстку боевых машин сосредоточенный огонь зенитной артиллерии. Участник боя В.П. Чибисов вспоминал: « ... Все танки, как застоявшиеся кони, рванули, взревев моторами ... Вырвавшись на простор, я подумал, что именно здесь, вероятно, то главное, ради чего наш батальон был брошен на хутор Крутой Лог - укрепрайон гитлеровцев. Но без сведений нашей разведки мы накатывались почти полуслепыми на прицельный, заранее выверенный огонь немцев. Уже то там, то в другом месте виднелись задымившие наши танки.
...Около километра вдали перед нами и чуть левее проходила ровная насыпь то ли железной, то ли гужевой (дорога Крутой Лог - Генераловка), исчезая справа в лесочке, на взгорке с густым кустарником перед ним. Скорее всего, отсюда тоже били замаскированные орудия немцев, т.к. перед ними открывалась долина, по которой пробивались наши танки. Еще несколько подбитых наших боевых машин были видны перед насыпью. Прорыв 295-го тб майора Семенова в район Кругого Лога очень схож с рывком пятнадцати экипажей «тридцатьчетверок» 1/32-гo т майора Иванова к свх. «Комсомолец» В ходе знаменитого боя под Прохоровкой армии Ротмистрова и корпуса Хауссера, который произошел в этот день. Не только тем, что оба подразделения дальше друтих в своих армиях углубились во вражескую оборону, но, к сожалению, и трагической судьбой участников. Из 49 членов экипажей - десять танков Т-34, Мк-2 и Мк-3 (14 офицеров, 35 сержантов и рядовых) никто не вернулся в бригаду. Часть раненых танкистов фашисты взяли в плен, но большинство из них погибли, а машины были сожжены. В тот же день штабом бригады «на поиски героических экипажей 295-го тб была выслана разведка с задачей определения его местонахождения и установления связи с ним. Все попытки разведки по обнаружению и связи с 295-м тб были безрезультатны». Лишь в 19.00 22 июля 1943 г., возвратившись из района выс. 191.2, очередная группа разведчиков доложила, что «обнаружены 8 танков 295-го тбр, из них 7 сгоревшие и один подбит. На одной из машин снята рация и пулемет. Найдены три обгоревших трупа. Разведчики обнаружили хотя и основную, но лишь часть группы Семенова, одну «тридцатьчетверку» и семь «матильд» и «валентайнов». Экипажи оставшихся двух машин, пытаясь обойти район позиций вражеских зенитных батарей, начали отходить к роще северо-западнее села, но были уничтожены на ее западной опушке. 23 июля эти две машины были обнаружены разведгруппой 201-й тбр во главе с лейтенантом Щербаковым. Экипажей в них не было. Один танк ремонтники эвакуировали и впоследствии восстановили. Выход танков бригады Таранова в район хутора Кругой Лог никак не повлиял на оперативную обстановку в полосе 270-й сд. Ее пехота была отсечена плотным огнем и до позднего вечера продолжала вести штурм высот 191.2 и 176.0. В результате последней контратаки дивизии Беляева удалось овладеть лишь одним холмом, к 21.00 его полки вышли: «973-й сп на выс. 191,2, прикрывшись с правого фланга от рощи, что 1,5 км северо-восточнее Крутой Лог - штрафной ротой дивизии, 975-й сп - на юго-западные скаты высоты безымянной, что 1,5 км юго-восточнее выс. 191,2, 977-й сп - на высоте Круглая, что 1 км северо-восточнее выс. 176.0, прикрывал левый фланг одним стрелковым батальоном в направлении рощи треугольная, где и закрепились». Безрезультатными оказались попытки продвинуться вперед и двух других соединений, действовавших на направлении главного удара 7-й гв. А. Прилагая огромные усилия под сильным обстрелом неприятеля, части полковника Бушина в течение часа продвинулись на 300 - 350 м, после чего были контратакованы по всему фронту подразделениями 214-го пп и оперативно подтянутым резервом командира корпуса «Раус», который поддержал 905-й дивизион. Из отчета штаба 49-го ск: « ... В 17.00 по приказу командира корпуса, перегруппировав силы увязав взаимодействие с приданными частями усиления 111-й сд на левом фланге, одним полком (532-й сп) сковывая противника с фронта в своей полосе наступления, а пpaвым флангом 399-й сп обходит рощу западнее МТС с севера, левофланговый 468-й сп с 27-й гв. тбр наступал с юга в обход указанной рощи. Преодолевая упорное сопротивление противника, части дивизии в 18.00 вышли на рубеж: 399-й сп вышел из восточной опушки леса северо-западнее Гремячего. 532-й сп, выйдя на восточную окраину свх. «Поляна», Был контратакован 5 танками с группой автоматчиков, северо-восточная опушка леса западнее свх. «Поляна». 468-й сп был контратакован противником свх. «Поляна» до одной роты автоматчиков при поддержке танков из рощи южнее свх. «Поляна». Полк отбил контратаку противника и занял рощу южнее свх. «Поляна». К исходу 12 июля 1943 г. лишь 468-й сп, опираясь на танки 27-й гв. тбр, сумел преодолеть еще примерно 400 м и выбить немцев из небольшой рощи в 700 м южнее свх. «Поляна». Генерал-лейтенант М.С. Шумилов вспоминал: «Следует сказать, что бойцы и кoмaддиpы в этот день сражались героически. Во время атаки на рощу южнее свх. «Поляна» взвод 2/27-й гв. тбр под командованием ст. лейтенанта И.А. Конорева под сильным огнем гитлеровцев стремительно ворвался в их расположение. Когда два наших танка были выедены из строя, офицер коммунист Конорев остался лицом к лицу с врагом. Но он не растерялся и, вступив в неравный бой с пятью caмoxoдными пушками, три из них подбил, а две обратил в бегство. Преследуя их, Конорев наскочил на мину, в результате выведен из строя мотор. Командир и в этих условиях не покинул своей машины. Будучи раненным, он продолжал обстреливать противника. Боеприпасы были уже на исходе. Экономя каждый снаряд, Конорев выбирал наиболее важные цели и расстреливал их. Тогда фашисты выкатили противотанковое орудие для стрельбы прямой наводкой. Герой погиб, но не сдался врагу. Родина достойно отметила подвиг танкиста: ст. лейтенанту и.А. Конореву посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза». Хотя танкисты Невжинского, продолжая атаку, продвинулись ОТ этой рощи еще на 2 км И вышли на западные скаты выс. 207.0, но были вынуждены отойти из-за сильного огня ПТО и штурмовых орудий противника, а также из-за отсутствия поддержки со стороны пехоты полка. Все остальные части дивизии практически остались на прежнем месте. Завершение боя 12 июля и его результаты так изложены в журнале боевых действий 27-й гв. тбр: «До 17.00 боевые машины бригады, маневрируя на поле боя, вели огневой бой с огневыми точками и пехотой противника. К 17.10 танки под воздействием сильного артиллерийского огня отошли к своей пехоте и продолжали обстреливать с места выявленные от В 17.15 танки совместно с пехотой (111 -й сд.) вторично атаковали. Противник оказывал упорное огневое сопротивление, к 18.30 танки вышли на западные скаты выс. 207.0, встретили сильный артогонь противника, а также вышли в район минных полей, вели бой до наступления темноты и подхода своей пехоты. С наступлением темноты боевые машины бригады вышли на сборный пункт в район выс. 202.9 для дозаправки ГСМ и пополнения боеприпасами. 3а день боя противнику нанесен урон: уничтожено - орудий пто и полевой артиллерии - 45, самоходных орудий - 3, минометов - 25, автомашин - 2, КП - 1, солдат и офицеров - 735, кроме того, огнем батарей пто и огнем минометов мспб рассеяно и частично уничтожено до роты пехоты противника.
3а день боя бригада имеет потери:
а) в матчасти - сгорело Т-34 - 4, подбито артогнем противника Т-34 - 15, подорвалось на минах Т-34 - 3
б) в личном составе - убито - среднего к/с - 4 чел., младшего к/с - 8, ранено - среднего к/с - 4, младшего к/с - 12, рядового - 4 чел.».
Подрыв танков произошел уже в ходе атаки, начавшейся в 17.15. Несколько «тридцатьчетверок» С ходу налетели на необнаруженное минное поле восточнее выс. 207.0. Оно и явилось главным препятствием на пути бригады, сбив темп наступления ее батальонов. Кроме того, в оперативной сводке соединения № 61 на 22.00 12.07.43 г. указано, что в ходе боя по техническим причинам вышло из строя 2 танка. Таким образом, всего за день бригадой было потеряно 24 боевые машины, или 48% бронетехники. Боем соединения в течение всего дня руководил лично полковник М.В. НевжинскиЙ. Михаил Васильевич по характеру был человеком осторожным и сломя голову не мчался выполнять приказы. Старался действовать разумно, как требовали устав и наставления. Это часто не нравилось вышестоящим начальникам. К примеру, в ходе Сталинградской битвы бригада (в ту пору еще 121-я тбр) была придана 21-й А генерала И.М. Чистякова. Лишь только соединение прибыло в полосу армии, как командарм потребовал немедленно нанести удар по противнику. Просьба комбрига дать время дЛя проведения элементарной инженерной разведки местности была расценена Иваном Михайловичем как нерешительность, и он временно отстранил Н.В. Невжинского от командования бригадой. Кстати, этот случай, хотя и не была названа фамилия комбрига, описан в мемуарах И.М. Чистякова. Трудно судить, кто был прав, не зная деталей того неприятного происшествия, хотя требование ознакомиться с местностью капризом не назовешь. В то же время, анализируя действия 27-й гв. тбр в ходе оборонительной фазы Курской битвы, могу сказать, что комбриг планировал бой обдуманно, старался попусту технику и людей не гробить. Поэтому с большой долей уверенности можно предположить, что потеря половины танков 12 июля 1943 г. - это следствие в первую очередь настойчивых требований вышестоящего командования - усилить натиск на врага без учета мощи ПТО противника. Что же касается указанных в приведенной цитате вражеских потерь, то тут офицеры штаба 27- й гв. тбр дали разгуляться своей фантазии на полную катушку. Вообще тема потерь противника - это благодатное поле дЛя всякого рода выдумок и легенд в любой армии. Ведь эти цифры ни на что не влияли, их трудно было проверить, и, главное, они придавали командованию воинского формирования вес и авторитет. Грешили этим и немцы, но, надо честно признать, не в таких масштабах, как советские командиры. Хотя и в наших штабах были свои неписаные правила: в оперативных документах - соблюдать приличие (врать в меру, учитывая ситуацию), а в отчетных - «как душа пожелает),. Для того чтобы читатель мог представить разницу, приведу данные, которые те же командиры гвардейской бригады донесли о потерях немцев 12 июля 1943 г. в оперативной сводке 22 (в скобках для сравнения цифры из отчетного документа - журнала боевых действий) уничтожено орудий -19(45), самоходных орудий - 2(3), минометов - 9 (25), автомашин - 2(2), солдат и офицеров - 440(735), КП - нет (1). Как видим, «душа пожелала немало», причем уже в оперсводке закладывалась возможность увеличения цифр, в пункте 4 указано: «Потери, нанесенные противнику, уточняются». От 400 м до 1,4 км от исходных позиций продвинулись вперед за 10 - 12 часов части 73-й гв. сд. Максимального вклинения в глубь обороны противника добился левофланговой 209-й гв. сп майора Слатова. Его батальоны, перевалив через дорогу свх. «Батрацкая Дача» - МТС Гремячий, ворвались в лес в 2 км северо-восточнее Крутого Лога, где и увязли в тяжелых боях. Вот как изложен итог контрудара дивизии в ее журнале боевых действий: « 214-й гв. сп, продвинувшись вперед до 400 м, встретил сильный заградительный огонь артиллерии и минометов противника и был вынужден закрепиться на достигнутом рубеже. 209-й гв. сп к 12.00 овладел безымянной высотой с редкой рощей 800 м северо-западнее выс. 209.6. 2-й сб к 14.00 выбил противника из южного угла леса в 2 км северо-восточнее Крутого Лога. В 17.00 противник восьмью танками и ротой пехоты контратаковал 2/209-го гв. сп. Батальон, имея открытый левый фланг, понеся большие потери от огня противника, вынужден был отойти на юго-восточный выступ этого же леса. 2-й и 3/211-й гв. сп, наступая из-за правого фланга 209-го гв. сп, к 17.00 вышел на рубеж: 400 м восточнее леса с oт. 199.1, встретив сильное огневое сопротивление - исключительно шестиствольных минометов и тяжелых метательных аппаратов типа «Д»ш, батальон занял оборону: 200 м западнее дороги «Батрацкая Дача» - МТС. 1 сб продолжал удерживать оборону в МТС и в течение дня отразил две контратаки противника силою до двух рот пехоты. Потери дивизии составили убитыми и ранеными 800 человек». Не получила развития контратака и 15-й гв. сд. Овладев в полдень совхозом «Соловьев», 44-й гв. сп подполковника Усийкова уже через два часа был вынужден оставить его и закрепиться практически на прежних позициях по линии: выс. 202.3 - свх. «Батрацкая Дача». Согласно оперативной сводке штаба седьмой гвардейской 371, к исходу 12 июля 1943 г. три ее корпуса закрепились: 25-й гв. ск на линии: северная часть леса в 2 км юго-восточнее с. Мясоедово, oт. Сарай (1 км западнее свх. «Батрацкая Дача»), 1250 м восточнее отм. 191.2; 49-й ск: выс. 191.2 - /иск/свх. «Поляна»; 24-й гв. ск: северо-западная часть ур. «Дача Шебекинская», юго-восточная окраина Маслова Пристань, /иск/Приютовка.
комментарии: 0 | просмотров: 171 | раздел: Курская битва

Добавление комментария

Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт