Тяжелые бои за Фалез

дата: 27-09-2011, 17:37 просмотров: раздел: Немецкие гренадеры во Франции
Рано утром 21 июля командир боевой группы Вальдмюллер доложил, что фельдмаршал фон Клюге выехал к линии фронта на участке оперативной группы и инспектирует позиции на передовой. Фельдмаршал фон Клюге старался сформировать собственное впечатление о состоянии своих сил и выбрал с этой целью 12-ю танковую дивизию СС.

Фельдмаршал ознакомился с положением дел и согласился с моей оценкой ситуации. Он выразил свою признательность молодым солдатам за их достойную восхищения отвагу и объявил, что скоро нас сменит пехотная дивизия.

Фон Клюге оказался очень открытым человеком и был полностью откровенен со мной. Он считал ситуацию в Нормандии весьма критической. Он резко критиковал статичную оборону территории Нормандии. Фельдмаршал оставался на командном пункте несколько часов и разговаривал с командующим 5-й танковой армией, генералом танковых войск Эбербахом, а также с командующим I танковым корпусом СС, генералом Зеппом Дитрихом и командиром 21-й танковой дивизии Фойхтингером (который к тому времени тоже прибыл). Проинспектировав фронт, фон Клюге послал обстоятельный доклад об истинном положении дел Гитлеру.

Соединения истребителей (в последний период войны люфтваффе вместо бомбардировщиков чаще использовали истребители с подвешенными к ним бомбами, например «Фокке-Вульф 190F», несший на внешней подвеске до 1000 килограммов бомб.) должны были подняться в воздух с аэродромов в Голландии и Бельгии. Не было передовых постов наведения, необходимых для того, чтобы задавать нужное направление самолетам. Связь устанавливалась только с помощью сигнальных огней. Авиационным соединениям приходилось добираться до фронта, летя на низкой высоте. Мы больше всего беспокоились, можно ли будет достичь этими мерами желаемого результата.

Через несколько дней после проведения рекогносцировки последовал первый боевой вылет от двадцати до тридцати машин. В частях глазам не верили, что германские самолеты наконец появились – почти через два месяца после начала вторжения союзников. Немецкие самолеты пролетали над фронтом на высоте около пятидесяти метров. К сожалению, самолеты второй волны сбросили свои бомбы прямо на позиции 1-го батальона 25-го гренадерского моторизованного полка СС. Генерал-майор Пельц и я имели удовольствие залечь под градом наших собственных бомб. К счастью, обошлось без жертв. Подобная операция никогда больше не повторялась.

В ночь с 4 на 5 августа на смену нашей дивизии пришла 272-я пехотная дивизия, которая расположилась для отдыха и пополнения в районе к востоку от Фалеза. Однако из-за последних событий приказ был отменен, и дивизия уже стояла в резерве севернее Фалеза. Мы напрасно ждали крупных подкреплений и получили только роту истребителей танков, которая лишь частично была моторизована. Гренадерский моторизованный полк не пополнился ни одним солдатом.

При посещении I танкового корпуса СС я с дрожью заметил, что все танковые дивизии, которые вели бои к востоку от Орна, теперь находились к западу от него. 2-я, 116-я и 21-я танковые дивизии, так же как и 1-я и 9-я танковые дивизии, – все они сосредоточились к западу от Орна.

Остатки моей дивизии примерно с пятьюдесятью боевыми машинами были единственными нашими танковыми силами к востоку от Орна. Это означало, что две боевые группы 12-й танковой дивизии оказались единственным оперативным резервом к востоку от реки. Это оголяло германский фронт к югу от Кана и вызывало большую озабоченность. В случае возобновления атаки союзников на восточном фланге германского фронта неизбежно образуется брешь, и путь в глубь Франции будет открыт. Всего с пятьюдесятью оставшимися танками нельзя было надеяться на то, что мы сможем остановить три танковые дивизии и три пехотные дивизии англичан и канадцев. Мы предвидели обвал восточного фланга германского фронта на Западе и готовились к последнему сражению.

Вечером 6 августа 59-я британская дивизия успешно захватила плацдарм за Орном у Тюри-Аркур. Боевой группе Краузе было приказано во взаимодействии с подразделениями 89-й пехотной дивизии немедленно уничтожить плацдарм.

Двигаясь от Сен-Лорана, боевая группа смогла очистить от противника Форе-де-Гримбос, но, когда вышла из лесистой на открытую местность, которая постепенно опускалась к Орну, была прижата сосредоточенным артиллерийским огнем. У противника, занимавшего высоты западного берега реки Орн, были превосходные позиции для обзора.

Утром 7 августа я направился в боевую группу Краузе и нашел его командный пункт в лесном домике в Форе-де-Гримбос. Раненые солдаты 89-й пехотной дивизии и оперативной группы лежали в тени высоких деревьев в ожидании эвакуации. Огонь артиллерии противника накрыл дорогу и край леса южнее.

Несмотря на огромное превосходство противника в артиллерии, нам удалось занять Форе-де-Гримбос и сократить плацдарм противника. Опять потери были ужасающе большими. Я почти не видел здесь ни одного невредимого нашего солдата. Артиллерийский огонь по лесу был опустошительным. Прежде чем плацдарм был полностью ликвидирован, произошли события, которые поставили эту операцию на второе место и привели к немедленному отводу боевой группы Краузе.

Союзникам было известно о перемещении танковых дивизий на западный участок фронта, а также то, что к югу от Кана, помимо пятидесяти боевых машин, оставшихся от сгоревшей в боях 12-й танковой дивизии СС, у нас были только две пехотные дивизии. Что могло быть очевиднее маневра, состоящего в том, чтобы смять слабый германский восточный фланг и устремиться на юг через Фалез? Тем самым британцы во взаимодействии с американскими силами окружали и уничтожали германские армии в Нормандии.

4 августа Монтгомери приказал 1-й канадской армии провести атаку в направлении Фалеза, чтобы ускорить крах германской армии. Выполнение этой задачи было возложено на командующего II канадским корпусом генерал-лейтенанта Саймондса. Генерал Саймондс был самым молодым командующим корпусом в канадской армии и, без сомнения, достойным противником. Он одно время командовал танковой дивизией в Италии, был прекрасным стратегом и тактиком. Пожалуй, он был выдающимся штабным офицером, но я не вправе судить, был ли он столь же способным боевым командиром.

Бои к югу от Кана убедительно продемонстрировали, что у канадцев не было энергичного танкового командира. При этом сражения проходили при их огромном преимуществе в живой силе и технике. Однако ни разу командиры канадских частей и соединений не решались принимать спонтанные решения или воспользоваться преимуществом благоприятной ситуации, возникающей в ходе боя. Боевым командирам недоставало инициативы, способности быстро воспользоваться возникающим удобным случаем и повести свои танки в глубину оборонительных позиций и в тыл противника. Канадцы в наступлении медленно ползли на юг – неуверенно, с опаской, ожидая приказов сверху.

Генерал Саймондс для проведения операции «Тоталайз» располагал следующими силами:

51-я британская пехотная дивизия,

1– я польская танковая дивизия,

4-я канадская танковая дивизия,

2– я канадская пехотная дивизия,

33-я канадская танковая бригада,

2– я канадская танковая бригада,

3– я канадская пехотная в бригада (в резерве).

Этими силами генерал Саймондс намеревался сокрушить оборону немцев и достичь города Фалеза. По словам командующего 1-й канадской армией генерала Крерара, дню 8 августа 1944 года суждено было стать даже еще более черным днем для германской армии, чем 8 августа 1918 года в боях к востоку от Амьена. (В ходе Амьенской операции 8—13 августа 1918 года германские войска за один день 8 августа потеряли 28 000 человек и 400 орудий)

План генерала Саймондса состоял в том, чтобы атаковать в темноте без артиллерийской подготовки и прорваться через опорные пункты германской обороны, используя длинные и плотные танковые колонны. Сопровождающая танки пехота должна была следовать в бронетранспортерах и атаковать предполагаемую вторую линию германской обороны. Ночная атака предполагала использование крупного соединения британских ночных бомбардировщиков. Вторая фаза атаки должна была начаться сразу после полудня с боевых действий 8-й (9-й. – Ред.) американской воздушной армии, которая должна была расчистить путь для танковой армады. Третья фаза должна была завершиться ближе к вечеру 8 августа окружением Фалеза.

В соответствии с планом, II канадский корпус 7 августа сосредоточился всей своей концентрированной мощью. Танки шли вплотную друг к другу и представляли собой в руках канадских командиров смертоносное «копье». По всей вероятности, такую концентрированную танковую мощь просто невозможно было остановить. Она должна была просто раздавить нашу оборону.

Развертывание сил канадцев, казалось бы, гарантировало им нейтрализацию германского восточного фланга в Нормандии. Слова Крерара оправдывались. Однако бог войны рассудил иначе. Несмотря на огромную концентрацию боевой техники, победа оставалась за людьми. Наступающие танковые колонны были остановлены германскими солдатами, которые не боялись смотреть смерти в лицо. Цель II канадского корпуса была достигнута на восемь дней позднее, чем планировалось. Развалины Фалеза попали руки канадцев только 16 апреля.

комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Немецкие гренадеры во Франции
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт