Фронтовые дороги фельдшера Корсаковой

дата: 4-03-2012, 14:19 просмотров: раздел: Побеждая врага
Фронтовые дороги фельдшера КорсаковойВ 262-м медсанбате 175-й стрелковой дивизии ее внесли в список: «Корсакова Тамара Владимировна». Выдали винтовку, патронташ, спросили: «Стрелять умеешь?», – она ответила: «Так точно, на финской научилась». Было это под Сталинградом… Несмотря на болезни, Тамара Владимировна в свои 90 с лишним по-молодому памятлива, добра, полна светлого юмора. К ней часто заглядывают соседи в округе Сверчкову любят и уважают. Приезжают дочери с внуками. Тамара Владимировна – удивительная рассказчица. Ее часто приглашают в школы города. Как правило, ребята, послушав один раз, просят учителей о новой встрече с ней. Фронтовые дневники Корсаковой легли в основу ее книги «Скальпель и автомат», вышедшей в Ногинске в 1995 году. Эту книгу она адресовала «внукам и правнукам из поколения в поколение».
Первая война. Финская война, первая в жизни фельдшера Тамары Корсаковой, запомнилась ей тяжелой, изнурительной работой в госпитале. В декабре 1939 года стояли трескучие морозы, и к медикам привозили в основном сильно обмороженных бойцов. Сколько им пришлось ампутировать рук и ног – не счесть!
Не пощадили морозы и молодого фельдшера. Как-то послали Тамару в караул – охранять госпиталь. Четыре часа простояла она с винтовкой в кирзовых сапогах, легкой шинельке и буденновке. А когда ее наконец сменили, уже в помещении она никак не могла снять сапоги. Их девушка с помощью подруг все-таки сдернула – вместе с портянками и кожей. Ей обработали ноги противовоспалительной мазью, и, превозмогая боль, она пошла к раненым. Так на ходу и лечилась почти до самой демобилизации в мае 1940 года.
Уже в августе 1941 года Тамара по повестке явилась на призывной пункт Ногинского военкомата. Ее направили в госпиталь. И началась круглосуточная напряженная работа. В ноябре 1941 года госпиталь, где работала Тамара, погрузили в товарные вагоны и отправили в киргизский город Ош.
Работала Тамара в госпиталях под Харьковом, в городе Энгельсе, вместе с другими медиками доставляла в эшелоне раненых в Саратов. Впереди был Сталинград.
Фронтовые дороги фельдшера КорсаковойВпереди – Сталинград! …Медсанбат притаился в низкорослом кустарнике, который скрывал тысячи раненых героев-сталинградцев. Их переправляли через Волгу на паромах, лодках, баржах, плотах, на бревнах под непрерывным обстрелом фашистских самолетов. Неделю в воронках, под снарядами и пулями, без еды и сна Тамара Корсакова и ее товарищи из медсанбата метались около раненых, собирая их для эвакуации. 8 августа Корсакову вызвал к себе в палатку комбат:
– Назначаю вас начальником санлетучки. Возьмите медсестру, санитара, четверых легкораненых в помощь. Вечером начнете погрузку раненых в эшелон. Доставите их в Баскунчак.
Эшелон – это 17 вагонов и два паровоза, в каждом вагоне по 60–80 человек. Ехали медленно. Корсакова перебегала из вагона в вагон, подбинтовывала раненых, делала им уколы. Полученное перед отправлением эшелона скудное продовольствие быстро кончилось, вода тоже, бойцы просили пить, есть, курить. Немного выручили бесконечные колхозные бахчи. Раненые, кто мог, выпрыгивали из вагонов, быстро набрасывали товарищам арбузы и дыни.
На одной из станций Тамара позвонила на следующую председателю колхоза, попросила помочь. Тот клятвенно пообещал подвезти помидоров и хлеба. Но… слова своего не сдержал. Более того, начальник следующей станции не отправлял эшелон целых три часа. Раненые начали роптать:
– Чего ждем? Налетят «мессеры», а меня Сталинград ждет!
– А я Берлина не видал!
Избрали комитет и пошли к начальнику станции. Тот встретил их холодно:
– Приказа о продвижении нет.
Раненые, злые, голодные, заросшие щетиной, вшивые, готовые на все, окружили его:
– Голодом хотите нас заморить? Вешай предателей, жги станцию!
Побледневший начальник сразу заговорил по-другому:
– Отправляю, отправляю! По теплушкам, товарищи!
Вместе с госпитальными работниками Тамара Корсакова ездила на машинах по забитым войсками, изрытым воронками дорогам, подбирала раненых – под бомбежками, обстрелами.
Вверх по Волге. В Сталинграде она получила новое назначение – начальником на пароходик, который должен тянуть баржу с ранеными по Волге до Куйбышева .
Отправились в путь ночью. Налетели мессеры. Катерок, чихая и ревя, потянул баржу под высокий берег реки. Впереди ахнул взрыв, за поворотом открылось огненное море – это взорвалась баржа с горючим. По радужной воде плыли обломки, плоты, бочки, трупы.
«Малое колечко». 2 февраля 1943 года завершилась Сталинградская битва. А уже на следующий день Тамару Корсакову и несколько ее товарищей-медиков направили в Паньшино, «малое колечко» под Сталинградом. Там в больших землянках жили пленные фашисты. Лежали вповалку, вшивые, обмороженные. Среди них начиналась эпидемия тифа. Этого наши медики допустить не могли, и больных и обмороженных машинами отправляли в спецлагеря, а умерших – в ров. Также проводили дезинфекцию в землянках.
17 февраля Тамару и ее товарищей сменила другая бригада медиков. Госпиталь погрузили в эшелон. В пути Тамара второй раз заболела сыпным тифом. Следом за ней заболели еще несколько медиков. Их положили в спецвагон, начали лечить.
Лишь 26 марта их эшелон разгрузился в Ельце. Бабуля плескала из ковша на Тамару воду, та мылась. Благодать! После она одела Тамару в свою кофту, заставила залезть на печку, напоила ее горячим травяным чаем. Утром девушка проснулась будто заново рожденной, остатки хвори испарились без следа.
Госпиталь, в котором работала Тамара, всегда был в составе действующей армии, всегда впереди. Она участвовала в Курско-Орловском сражении, освобождала Украину, Белоруссию, Польшу, дошла до Берлина. За плечами фельдшера капитана медицинской службы – десятки эшелонов, медусилений, эвакоотделений, тысячи километров фронтовых дорог, тысячи спасенных человеческих жизней. Она была несколько раз тяжело контужена, ранена.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Побеждая врага
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт