Недостатки в оснащении и подготовке войск, штабов и командования

дата: 29-09-2011, 22:16 просмотров: раздел: Катастрофа 1941 года
Военное строительство Вооруженных Сил СССР велось в соответствии с военной доктриной, содержание которой определяло политическое руководство страны. К сожалению, по мере усиления культа личности Сталина обсуждение проектов и предложений по дальнейшему их строительству приняло формальный, бюрократический характер. На деле все решала воля одного человека, под мнение которого подстраивались все остальные и критиковать которого не каждый мог решиться. Это сковывало творческую мысль наших видных теоретиков, а практика зачастую отставала рт теории. Так, в подготовке войск, штабов и командования всех уровней основное внимание уделялось организации и ведению наступательных операций.

Оборону, как способ ведения боевых действий, на словах признавали, но допускали ее ведение только в оперативно-тактическом масштабе. Теории ведения оборонительных действий в оперативно-стратегическом масштабе уделялось неправомерно мало внимания. Органы управления и войска не были готовы к решению оборонительных задач в войне с сильным противником. А.А. Свечин был последним, кто осмелился заявить: «‹…› кто не умеет обороняться, не будет в состоянии й наступать; надо уметь с помощью прочной обороны создать предпосылки для наступления ‹…›». Труды Свечина не нашли отклика, а сам он был расстрелян. Такой способ решения теоретических споров был нередким в то время.

В предвоенные годы на съездах партии и заседаниях по случаю различных юбилеев всячески восхвалялась военная мощь страны. Присоединение без особых усилий новых территорий с многочисленным населением породило эйфорию от успехов. С высоких трибун заявляли о готовности на удар врага ответить тройным ударом, хвастались увеличением веса артиллерийского залпа стрелковой дивизии, но мало думали, как создать условия, чтобы этот залп точно лег по цели. В гарнизонах красноармейцы распевали песню «От тайги до британских морей Красная Армия всех сильней…». А командарм 2-го ранга Г.М. Штерн на XVIII съезде партии в марте 1939 г. заявил, что наши люди «сделают, чтобы раньше получить десять жизней врагов за одну жизнь нашего драгоценного человека». Ворошилов из президиума подал реплику: «Десять мало. Надо двадцать». Под аплодисменты всего зала Штерн согласился, попросив занести это в стенограмму съезда. В действительности степень подготовки армии и страны к войне была далека от подобных хвастливых заявлений. Это выяснилось в ходе вооруженных конфликтов в 1939–1940 гг. и особенно после войны с Финляндией.

Были приняты меры по устранению выявленных многочисленных недостатков, в том числе и по перевооружению армии и совершенствованию оргструктуры войск. Но оснащение Красной Армии новыми видами вооружения и боевой техники во многом сдерживалось недостаточной развитостью промышленной базы страны. Несмотря на колоссальные усилия, вложенные в первые пятилетки, экономика страны оставалась архаичной, полной диспропорций и во многом неэффективной. Сказывались, конечно, обширные размеры территории страны и недостаточная развитость ее инфраструктуры, которые сдерживали развитие промышленности. Производительность труда по-прежнему оставалась низкой по сравнению с развитыми странами Европы. Несмотря на успехи в ликвидации неграмотности, общий уровень образования населения страны оставался низким, что обусловило низкую техническую культуру основной массы рабочих и служащих, а значит, и личного состава армии. Страна в промышленном развитии и технологическом уровне производства по-прежнему отставала от Германии, военно-промышленная база которой была значительно мощнее, чем советская.

Уже по планам первой пятилетки при создании индустриальной базы страны в первую очередь строили заводы, способные выпускать военную продукцию. Но даже имеющиеся возможности экономики не всегда использовались целенаправленно и с достаточной степенью эффективности. Например, на развитие военно-морского флота в СССР в 1934–1937 гг. предназначалось свыше 30 % всех ассигнований на боевую технику. Хотя было ясно, что создать флот, способный на равных противостоять вероятным противникам на морях, в ближайшие годы вряд ли удастся. На строительство дорогостоящих линейных кораблей и тяжелых крейсеров перед войной были затрачены огромные людские, финансовые и материальные ресурсы. Однако достроить их так и не удалось, поэтому эти средства, по существу, оказались выброшенными на ветер.

Принцип формирования приоритетов при составлении заказов промышленности выдерживался не всегда, допускалось шараханье, ненужное дублирование. Военная промышленность страны зачастую была перегружена не тем, что требовалось войскам в первую очередь. Главное внимание уделялось производству максимального числа основных видов боевой техники, в ущерб вспомогательным (в том числе оснащению войск средствами связи, мехтяги и автотранспортом), без которых невозможно было добиться эффективного их применения на поле боя. В результате образовавшегося значительного некомплекта вооружения, боевой техники и снаряжения в войсках уже в мирное время появилось большое количество ограниченно боеготовых даже небоеготовых частей и соединений. На этот счет в предыдущих главах приводились многочисленные примеры.

Достаточно сказать, что к началу войны оборонная промышленность, транспортные, авиационные, автомобильные и другие предприятия не имели даже утвержденного правительством мобилизационного плана на 1941 г. А значит, не были в должной мере учтены нужды мобилизационного развертывания вооруженных сил, потребности в оснащении оружием, боевой и вспомогательной военной техникой вновь формируемых соединений и частей. План по переводу промышленности на военный лад приняли только в июне 1941 г., перед самой войной. Из-за этого производственные возможности не были своевременно переключены на увеличение выпуска вооружения и особенно боеприпасов. Чрезмерная централизация управления всем и вся, отсутствие инициативы сдерживали работу по укреплению обороноспособности страны. Решения по важнейшим вопросам перевода промышленности на военные рельсы неоднократно откладывались, срывались сроки принятия на вооружение новых видов оружия, а его качество нередко оставалось недопустимо низким. Многие предложения Наркомата обороны и Госплана подолгу не рассматривались.

Пагубное влияние культа личности Сталина особенно проявилось при осуществлении кадровой политики в ходе военного строительства и подготовки армии к войне. Стремясь укрепить личную власть в стране, вождь особое внимание уделял армии. Сталин, провозгласивший лозунг «Кадры решают все», на словах не раз подчеркивал необходимость заботы о них. В частности, в публичных выступлениях он фарисейски заявлял: «Чтобы управлять всей этой новой техникой — новой армии нужны командные кадры, которые в совершенстве знают современное военное искусство». Но именно Сталин развязал настоящий террор, направленный в основном против тех, кто имел не только опыт, но и мужество отстаивать свою точку зрения, кто не занимался лизоблюдством перед большими и маленькими вождями.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Катастрофа 1941 года
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт