Массированная дезинформационная атака на советское руководство

дата: 29-09-2011, 21:24 просмотров: раздел: Катастрофа 1941 года
«Политические меры дезинформации противника» представляли собой очередную тщательно продуманную широкомасштабную кампанию по введению в заблуждение высшего советского руководства. Она проводилась в полном соответствии с любимым принципом имперского министра пропаганды Геббельса: «Ложь должна быть чудовищной, чтобы в нее поверили». Цель у немцев была двоякой. Во-первых, они старались отвлечь внимание советской верхушки от реального развития событий и запутать его как можно больше. А во-вторых, хотели искусственно создать информационное поле помех, в котором затерялись бы действительно важные сигналы об их истинных намерениях.

В самом начале мая через дипломатические круги были распущены слухи о том, что Германия начала оказывать серьезное давление на СССР с целью заставить его уступить ее требованиям и пойти на заключение определенных соглашений. Суть этих мифических соглашений можно узнать из справки, представленной Риббентропу 28 мая 1941 г. на основе агентурных донесений. В ней кратко изложены те самые слухи, источником которых были сами немцы и которые потом вернулись к ним же обратно.

Если поверить в эту молву, то сосредоточение огромных сил вермахта на советских границах легко объяснялось, во-первых, попыткой немцев подкрепить свои выходящие далеко за пределы здравого смысла требования к СССР реальными угрозами, и во-вторых, намерением начать поход на Ближний и Средний Восток через советскую территорию. Слухи немедленно вызвали всеобщий интерес и начали циркулировать по всему миру. Посол Финляндии в Германии Кивимяки сообщил о них своему президенту Рюти 3 мая. Вскоре финский посол в Лондоне передал в Хельсинки аналогичную информацию. А 11 и 12 июня то же самое сообщили посланники Финляндии в Будапеште и Вашингтоне. В начале последней декады мая один из венгерских министров сплетничал в Берлине, что Сталин якобы готов уступить Германии полный контроль над добычей и транспортировкой советского сырья и превратить свою страну в придаток немецкой экономики.

Столь сногсшибательные слухи быстро нашли себе благодарных слушателей и распространителей в среде дипломатов, разведчиков, аналитиков и корреспондентов средств массовой информации. Они зажили своей собственной жизнью, беспрерывно множились, ширились и раздувались. Муссировались даже конкретные цифры мифических соглашений. В конечном счете они по различным каналам достигали и Москвы. Полпред СССР в Берлине Деканозов 4 июня написал Молотову: «Слухи об аренде Украины на 5, 35 и 99 лет распространены по всей Германии». Все чаще утверждалось, что тайные переговоры между СССР и Германией по поводу немецких требований то ли вот-вот начнутся, то ли уже ведутся, то ли даже завершились подписанием соответствующих соглашений, которые пока по каким-то причинам не афишировались.

Еще одной темой упорных слухов, распущенных в Берлине по личному указанию Геббельса, стало якобы ожидавшееся прибытие в немецкую столицу самого Сталина. Для пущего правдоподобия упоминался даже массовый пошив красных флагов для его торжественной встречи. Это был очередной намек на желание немцев обсудить на самом высшем уровне какие-то нешуточные претензии к СССР. Тут открывались обширные возможности для ведения длительных переговоров, и Сталин, несомненно, очень серьезно к ним готовился. Тем более что уровень этих переговоров ожидался самым высоким, ведь, по слухам, Гитлер собирался лично встретиться с советским вождем. Высшие советские руководители были, несомненно, сильно озадачены, когда все эти сведения доходили и до их ушей. Еще бы, весь мир оживленно обсуждает их переговоры и соглашения с Германией, а они о них понятия не имеют! Между тем официальные немецкие лица хранили по этому вопросу гробовое молчание. Попыткой прощупать почву стало известное сообщение ТАСС от 13 июня 1941 г., опубликованное в советских газетах на следующий день:

Это сообщение являлось, в сущности, не чем иным, как отчаянной попыткой начать хоть какой-то диалог с немцами. В случае успеха — получить от них такие же заверения в намерениях неуклонно соблюдать пакт о ненападении, на худой конец, — хотя бы выяснить дальнейшие замыслы Гитлера. Но немцы никак не отреагировали на советский зондаж, оставив руководство СССР в полном неведении о происходящем. Массированная дезинформационная атака, ведущаяся со всех сторон и подтверждаемая многими независимыми источниками, могла сбить с толку кого угодно. В ней безнадежно тонули агентурные донесения, в которых говорилось о немецких приготовлениях к войне и о предполагаемых сроках ее начала. К тому же эти донесения часто противоречили друг другу и редко подтверждались на практике. Поэтому Сталин принимал за дезинформацию и правдивые сообщения из надежных источников.

Кстати, вскоре Сталин получил вполне правдоподобное подтверждение правоты своего анализа намерений немцев. Это случилось, когда еще одна скрупулезно продуманная немецкая дезинформационная «утка» благополучно нашла своего адресата. Для придания наибольшей достоверности в ее создании и реализации принял личное участие сам рейхсминистр пропаганды Геббельс. По согласованию с Гитлером 13 июня в центральной нацистской газете «Фелькишер Беобахтер» была опубликована его статья «Крит как пример». Речь в ней шла о том, что недавняя высадка воздушного десанта на Крит была генеральной репетицией готовившегося со дня на день вторжения на Британские острова. Вскоре после поступления в продажу весь сохранившийся тираж номера был спешно изъят и уничтожен. В Берлине повсюду распространились слухи о крайнем недовольстве, которое Гитлер выразил своему рейхсминистру за эту статью. Тем самым была создана полная видимость того, что Геббельс неосторожно выболтал секретные военные планы немцев. Так Сталину подбросили очередное доказательство собственной прозорливости в отношении дальнейших замыслов Гитлера. Но и оно было отнюдь не последним. Немцы продолжали подтверждать знакомые нам слухи своим союзникам уже по официальным каналам. 15 июня, на следующий же день после публикации сообщения ТАСС, Риббентроп дал указание германскому послу в Венгрии.

Риббентроп, разумеется, прекрасно знал, что начало выполнения плана «Барбаросса» намечено ровно через неделю, но пытался окольными путями еще раз забросить в Москву ложные сведения с целью внушить Сталину, что ничего не случится, по крайней мере, до начала июля. А если и случится, то вовсе не война, а только переговоры по поводу каких-то неясных германских требований. Аналогичные указания были отправлены немецким послам в Италии и Японии. Весь расчет строился на том, что эти сведения тем или иным путем дойдут до ушей Сталина. Они, конечно, дошли и упали на благодатную почву. Сталин получил еще одно подтверждение правоты своего анализа намерений Гитлера и опрометчиво решил, что все еще располагает достаточным временем, чтобы должным образом среагировать на его дальнейшие ходы. Конечно, Сталин не собирался подчиняться всем требованиям немцев. Его основной целью было тянуть время, ведь через месяц-другой начинать войну в 1941 г. было бы уже слишком поздно: осенняя распутица и, тем более, суровая русская зима — не лучшая пора воевать с СССР.

Мы не зря столь подробно описали последнюю предвоенную немецкую кампанию политической дезинформации, направленную против Советского Союза. Знание ее сути и сроков помогает лучше понять мотивы многих поступков Сталина в последние предвоенные недели. Вождь никак не мог позволить Гитлеру разговаривать с собой с позиции силы. Для ведения предстоявших нелегких и важных торгов с немцами ему вполне могли пригодиться лишние козыри, на роль которых как нельзя лучше подходили перебрасываемые на Западный ТВД армии резерва Главного командования. Если Гитлер сосредоточивал свои войска у границы, судя по слухам, для психологического давления на СССР, то для успешного противодействия его грубому нажиму с советской стороны было необходимо выдвинуть сопоставимые силы. Их не мешало даже продемонстрировать немцам для острастки, поэтому из выдвижения войск из глубины страны на запад особой тайны не делали. Кроме того, Сталин, будучи очень расчетливым и осторожным политиком, предпочитал лишний раз перестраховаться. Ведь и войну тоже нельзя было полностью исключить в случае срыва гипотетических торгов с Гитлером. А значит, вовсе не мешало расположить поближе к зоне возможного столкновения дополнительные резервы. Имея в своем распоряжении достаточно сил, Сталин мог не опасаться никаких неприятных неожиданностей.

Поэтому в преддверии ожидаемых им переговоров с немцами он и разрешил военным начать выдвижение стратегических резервов из глубины страны именно в мае-июне 1941 г. Ведь оно началось примерно через две недели после начала распространения немцами слухов о подготовке целого ряда непомерных требований к СССР. Но Сталин не видел тогда особой необходимости торопиться, полагая, что события будут развиваться по обычному сценарию: вначале — предъявление немцами каких-то притязаний или требований, затем — переговоры по их существу. И только в случае их неудачи — ультиматум, после которого может последовать и объявление войны. Для такого варианта действий времени, по его расчетам, вполне хватало.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Катастрофа 1941 года
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт