популярное


«Кувандыкский завод КПО «Долина» - причастность к Великой ПобедеСамым знаменательным событием в том числе и для «Кувандыкского завода КПО «Долина» , является день Победы в Великой Отечественной войне. Ветеранов войны и тружеников тыла, которые работали на нашем предприятии, осталось 37 человек. Ежегодно, и этот юбилейный год не был исключением, начиная с начала мая, все наши ветераны получили поздравительные конверты от предприятия. У некоторых из них были взяты интервью и запечатлены на видеокамеру для истории. Это Дивицкий Аркадий Николаевич, Леонова Клавдия Григорьевна, Сабангулов Гайзулла Саффич, Корнев Петр Иванович, Гниломедов Василий Алексеевич.


Творчество столичных деятелей литературы и искусства в период эвакуации в ПоволжьеВ восточные регионы страны из прифронтовых районов направлялся гигантский поток людей, промышленного оборудования, материальных и культурных ценностей. За июнь– декабрь 1941 г. на восток РСФСР были переправлены 1523 промышленных предприятия, 1,5 млн вагонов с оборудованием, сырьем, топливом, эвакуировано 17 млн человек. Среди них много творческих коллективов, видных деятелей культуры. Только за осень 1941 г., основные тыловые регионы страны (Поволжье, Урал, Западная и Восточная Сибирь, Средняя Азия, Северный Казахстан) приняли 60 ведущих российских театров, более 500 членов ССП, 189 композиторов и 754 художника Москвы, Ленинграда, Украины.


НКИ в годы Великой Отечественной воины и послевоенное восстановлениеГоды эвакуации были годами тяжелых лишений и их преодолений, годами предельного напряжения сил, выполнения коллективом института своего патриотического долга. Институт - высшее учебное заведение - был сохранен. Всего за эти пять военных лет (1941-1945 гг.) Николаевский кораблестроительный институт выпустил 477 специалистов (из них 157 кораблестроителей, 225 механиков, 95 технологов). Это были годы напряженной борьбы коллектива за сохранение института, за выпуск специалистов, столь необходимых отечественной промышленности, работавшей тогда под девизом „Все для фронта, все для победы!".


Ученый совет ВНИИМ в годы Великой Отечественной войныВ условиях суровой блокадной зимы 1941-1942 гг. Совет вынужден был приостановить свою деятельность. С включением ВНИИМ Ленинградским горкомом ВКП(б) в список действующих оборонных учреждений и возобновлением подачи электроэнергии работа всех подразделений Института активизировалась, в том числе, Метрологического бюро, Научно-технической библиотеки, где было организовано получение книг по межбиблиотечному обмену «для лабораторий и сотрудников, работающих на оборону».


Из истории партизанской борьбы в Московской битвеОтправной точкой подготовки СССР к партизанской борьбе все авторы единодушно считают середину 1921 г., когда в первом номере журнала «Армия и революция» появилась статья М.В. Фрунзе «Единая военная доктрина и Красная Армия». При упоминании данной статьи обычно цитируется абзац седьмого раздела, где речь идет о партизанских действиях. Но цитирование только этого абзаца не совсем правильно. Если откроем первый том «Собрания сочинений» М.В. Фрунзе или «Сборник избранных произведений», то обнаружим непосредственную связь содержания седьмого раздела статьи с последним абзацем раздела шестого. Составители вынуждены принести читателю извинения за столь длинную цитату, но сделать это мы считаем необходимым.


Поле боя — Москва30 сентября 1941 г. немецкие войска начали «последнее» наступление своей «Восточной кампании» — операцию «Тайфун», имевшую главной целью охват и взятие Москвы. Над столицей нашей Родины нависла угроза непосредственного вторжения противника. С 19 октября 1941 г. в Москве было объявлено осадное положение. Защитники города изготовились встретить врага на подступах к Москве, на окраинах и улицах столицы. Но даже гарнизон Кремля не был последней линией, последним резервом Московской зоны обороны.


Танки «малютки»Постановлением ГКО 222 от 20 июля 1941 года выпуск 10000 танков Т-60 организовывался, кроме завода № 37, на ГАЗе и ХТЗ. Бронекорпуса и башни для них поставлялись с Ворошиловграде кого завода имени Октябрьской революции. Муромского паровозоремонтной) завода. Новокраматорского машиностроительного завода, Выксунского завода дробильно-размольного оборудования и Таганрогского завода «Красный котельщик». Чертежами и техпроцессом эти предприятия обеспечивали завод № 37 и завод имени Орджоникидзе, причем это были чертежи машины с упрошенным корпусом и башней.


Модернизация танка  Т-60В ходе серийного производства Т-60 неоднократно делались попытки улучшить характеристики танка - все прекрасно понимали, что его боевая ценность весьма невысока. Так, еше в августе 1941 года конструкторское бюро завода № 92 в Горьком по своей инициативе приступило к проектированию пушки ЗИС-19, предназначенной для вооружения танка Т-60. Она представляла собой 37-мм орудие со стволом в 66,7 калибра, начальной скоростью снаряда 915 м/с и баллистикой 37-мм зенитки образца 1939 года.

партнеры


СООБЩЕНИЕ ДИРЕКТОРА ЗАВОДА № 644 А.Л. ЭСТРИНА В НОВОСИБИРСКИЙ ОБКОМ ВКП(б) И.Д. ЯКОВЛЕВУ

дата: 22-01-2011, 21:57 просмотров: 267 раздел: Оборонная промышленность
23 ноября 1944 г.
В обком ВКП(б) т. Яковлеву
При сем препровождаются сведения о выполнении программы завода за 1943 год и 10 месяцев 1944 года и накопление сверхплановой экономии за 1943 год и 4 месяца 1944 года около 26 млн. рублей. Ошибочно думать, что эти результаты достигнуты путем использования всех имевшихся ранее резервов и что дальше нет путей для дальнейшего роста выпуска и улучшения качественных показателей комбината. За цифрами увеличения выпуска и улучшения некоторых экономических показателей скрывается огромное количество недостатков и пробелов в работе комбината, которые в данное время становятся тормозом в дальнейшем улучшении производственно-экономических показателей, которые в ряде случаев сводят к нулю весьма ценные мероприятия, проведенные за это время. Основное большинство работающих размещено в общежитиях. В общежитиях грязно, много клопов, есть случаи завшивленности, часто не бывает света. В течение зимы многие общежития очень плохо отапливались. В течение марта, апреля и мая месяцев кипятком рабочих почти не обеспечивали. Постельных принадлежностей у многих нет, а имеющиеся - безобразно грязные. Прачечные не работают из-за отсутствия мыла. Дрова для приготовления пищи не подвозятся. Для того чтобы избавиться от клопов, рабочие вынуждены спать где попало - в коридорах, на лестницах и других местах. Переселением и расселением занимаются, когда вздумается, причем это без издевательства не обходится. Работница цеха № 27 т. Зацепина Клавдия Александровна работает с 1942 года, жила в юнгородке, как переростка ее решили переселить в дом № 22 5-гo квартала, но там почему-то решили ее не прописывать и другого общежития не предложили. В результате она вынуждена ночевать в коридоре, на лестничной клетке в завкоме профсоюза и других неудобных местах. Обратилась за помощью к начальнику цеха т. Зильбергу, но помощи не получила. Работница того же цеха № 27 ударница Поливкина Антонина Харитоновна работает с 1942 года, поселена была в 68 квартале в доме № 15, затем ее решили переселить на подселение в дом № 35. Она эвакуирована из г. Ленинграда, в связи с чем у ней своего буквально ничего не было, ЖКУ ей не помогло. Обращалась к начальнику цеха т. Зильбергу - тоже не помог. Около 3 месяцев ... [жила], где придется — в цехе, в коридоре, на лестничной клетке. За это время чрезмерно ослабла и сейчас не выполняет нормы. До сих пор на комбинате продолжает не выходить на работу по разу-тости и раздетости ежедневно до 100 человек. В юношеском городке проживает сейчас 1 000 человек юношей и девочек, из них ежедневно не выходит на работу из-за отсутствия обуви и одежды 20-30 человек. У большинства отсутствует нижнее белье. Имеющееся белье никогда не стирается и не меняется, а у многих от белья остались одни лохмотья. Не лучше дело и с верхней одеждой. На летний сезон ребята почти не получали летних костюмов, поэтому многие из них до сих пор ходят в ватных грязных брюках и фуфайках. Некоторые из них для того, чтобы облегчить свою судьбу и уменьшить изнеможение от жары, вырезают вату, а другие - разрезают специальные отверстия для доступа воздуха. На их и многих других жалобы мало реагируют, а это, в свою очередь, отталкивает рабочих от руководителей. Рабочие цеха № 40 Яфаев, Маньков, Шимановский работают босые, нет ни обуви, ни одежды. Работница цеха № 20 т. Смирнова раздета и разута, не выходит в течение 4 месяцев из цеха. Начальник цеха решил ей «помочь» и вместо того, чтобы одеть ее и обуть, решил направить совершенно голую в отдел найма. Рабочие цеха № 17 Бурулиева, Жадушкина, Шумилова, Аржинова (все эвакуированы) ни обуви, ни одежды не имеют. О таком положении с одеждой и обувью знают и в парткоме, и в завкоме профсоюза, и в комитете комсомола. Однако проверить правильность раздачи промтоваров и устранить злоупотребления только сейчас думают заняться. Питание работающих на комбинате организовано, главным образом, на территории комбината, и только небольшое количество столовых обслуживает вне территории, как, например, в зоне немцев, в юн-городке, в соцгородке. Во многих столовых отсутствуют кладовые для хранения продуктов (столовые № 2, 20). Особенно плохо с подсобными помещениями обстоит дело в столовой № 20. В этой столовой разделка чистых продуктов, грязных продуктов и закладка их производится на кухне. Столовая № 40 по площади не соответствует количеству обслуживаемых рабочих, поэтому зал всегда переполнен ... обеды часто затягиваются. Такое же положение в столовых № 39 и 24. Все без исключения столовые транспортом не обеспечены, в результате при перевозке продуктов всегда нарушаются санитарные правила. Дополнительное питание, организованное вне площадки, исключительно плохое. Так, например, в столовой № 15 юнгородка вместо завтрака по дополнительному питанию выдается стакан молока или тарелка плохих щей, а ужин состоит из одной ложки каши. В результате такого питания сейчас в юнгородке имеется около 200 человек дистрофиков. Рабочие часто по разным причинам остаются без карточек (потери, воровство и другие), после такого случая рабочие вынуждены совершенно голодать или питаться разными отходами. Так, например, работница цеха № 18 освобождена из Сиблага и 18 февраля 1944 года поступила на работу. Проработав два месяца, износила обувь, с 18 по 28 апреля 1944 г. не работала из-за отсутствия обуви. Вместо оказания помощи начальник цеха лишил ее продуктовых карточек, в результате чего она в течение месяца собирала гнилой картофель и им питалась. Работница (немка) Гаур, у нее украли хлебную карточку. Она ходила по мусорным ящикам и собирала разные отходы. В то же время вместо соли набрала нитрит натрия и меняла его на хлеб. Молодежь юнгородка в этом году решила улучшить свое питание за счет посадки картофеля на коллективном огороде. Для этого было отведено 10 га, и, несмотря на полное рвение молодежи, освоить его, из-за бездушных руководителей, полностью не удалось (засеяли только 4,5 гектара). В числе оздоровительных мероприятий в сезон 1944 г. должны быть открыты два дома отдыха, но до сих пор ни один дом отдыха не работает, несмотря на то, что половина сезона уже прошла. В течение 2 лет комбинат оборудует поликлинику для рабочих, которая до сих пор не оборудована, медперсоналом не укомплектована. Рабочий часто при тяжелых заболеваниях лишен возможности получить нормальную медпомощь, и поэтому на комбинате ежедневно по болезни не выходит на работу до 1 000 человек. О том, насколько пренебрежительно относятся к судьбе молодых рабочих, свидетельствуют следующие факты: Вонилов Тихон Михайлович, 1927 года рождения, прибыл в 511-й] цех комбината в 1943 году из Кемеровского Р.У., по 7 мая 1944 года разряда не имел, так как работал на различных работах. Заработок его составлял 200—250 руб. в месяц. 7 мая получил увечье (утерял руку). У него нет ни денег, ни обуви, ни одежды. Из руководителей цеха ни т. Могулов, ни т. Зазноба у него не были и помощи до сих пор ему не оказали. Тетерин Филипп Егорович, 1926 года рождения, эвакуирован из Смоленской области. С октября 1943 года работает на комбинате в цехе № 59 (начальник Алексеев). До марта 1944 г. работал маркировщиком по 3[му] разряду, т.е. без квалификации. 9 марта в связи с приездом какой-то комиссии т. Метлин решил скрыть свободный простойный фрезерный станок. Вез ознакомления со станком и без присмотра мастера дали т. Тетерину работу, в результате 10 марта ему поломало пальцы левой руки. Он раздет, без обуви, без денег, и вместо помощи т. Метлин решил избавиться от него - направил в отдел найма для перевода на другую работу. Контаев Павел, 1930 года рождения. Пудиков Александр, 1930 г.р., Литвинов Федор, 1930 г.р., Кожуров Николай, 1929 г.р., Князев Александр, 1929 г.р., Солдатов Павел, 1929 г.р., Щеглова Клавдия, 1930 г.р., КадауровЛ., 1929 г.р., Слепаева Л., 1930 г.р.. Говор Н., 1930 г.р., Жуков Н., 1930 г.р., Высоцкая Л., 1930 г.р. - все работали на тарном производстве чернорабочими, заработок их равнялся 50—100 руб. Ослабли, утеряли продовольственные карточки и по две недели не работали. За это время на прием не могли попасть к т. Зельманзону. Видя, что дело может кончиться плохо, политрук их отряда решил сам пойти к Зельманзону, который заявил, что такие рабочие ему не нужны, направьте их в отдел найма. Т. Дергунов и т. Логинов работали у т. Зильберга в цехе Хи 27 на станках. Оба рождения 1927 года. Зарабатывали по 200-300 руб. Эвакуированы - один из Тамбовской, второй - из Воронежской области без родителей. Вследствие тяжелого материального положения просили у т. Зильберга помощи, но не получили. Сейчас оба дистрофики. Азаров А.Т., 1928 года рождения, комсомолец, бригадир молодежной бригады. Эвакуирован из Брянска. Делегат 1-го съезда молодых рабочих. Работая в 59[й] цехе токарем на метчиках, норму выполнял на 500 и 1 000 процентов. Три раза приказом премирован, но премий до сих пор не получил. Оказался совершенно голым и в течение недели на работу не выходил. Начальник юнгородка достал ему фуфайку, он начал работать. Затем порвались брюки. Он неоднократно обращался за помощью к т. Метлину, но последний его изругал и чуть ли не выгнал от себя. Не получил даже ласкового слова. Обидевшись, он прогулял полтора месяца, занялся воровством, в настоящее время взят под стражу как дезертир. Не получая в цехе от руководства помощи и наставлений, многие рабочие теряют надежду на улучшение своего положения, так как убеждены, что жаловаться на заводе больше некому. К директору не доберешься, а если и доберешься, то все равно бесполезно. Завком и партком до рабочих не доходят. Поэтому рабочие решают дезертировать с предприятия.
Инструктор отдела промышленности боеприпасов Горлов
ГАНО. Ф. П-4. Оп. 8. Д. 491. Л. 48-57. Копия.
комментарии: 0 | просмотров: 267 | раздел: Оборонная промышленность

Добавление комментария

Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт