Битва за Дон и Волгу 25.07-31.07

дата: 20-01-2011, 21:17 просмотров: раздел: Битва за Дон и Волгу
25 июля
Для моего доклада важно, чтобы с высоты птичьего полета дать представление о событиях на участке, в котором будет происходить операция. Дайте мне развернуться! В петле, которую описывает приток Дона, располагается аэродром самолетов-разведчиков тактической разведки типа «Фокке-Вульф». Получив рекомендацию из вышестоящего армейского штаба, я представляюсь авиационному командиру, и он приглашает меня на совещание, которое происходит в тени густых кустарников. Я хорошо осознаю, что втайне я подвергаюсь проверке и что постепенно дела склоняются в мою пользу. «Ну, тогда полетите в экипаже в качестве кормового стрелка!» Взлет в 15 часов, направление — Дон. Когда время подходило к 3 часам дня, под темными тучами, стремительно надвигающимися с запада, началась песчаная буря. Везде — с дорог, берегов, лесных прогалин — поднялись клубы пыли и песка, они кружились, образуя вихри. Эти пылевые вихри двигались по дорогам, словно ходоки на ходулях. Это продолжалось до тех пор, пока не пошел сильный дождь, который пропитал влагой сухую землю, и пыль на время исчезла. Приказ на взлет удалось получить только в 5 часов. Небо снова было голубым, лишь на востоке виднелись вихри поднятых пыли и песка — в том направлении уходила буря. Но именно туда нам и надо было лететь. Мы должны были осуществить разведку с воздуха, осуществить самым внимательным образом. Речь шла об оборонительных позициях, наличии танков у противника, войсковых колоннах, над которыми мы пролетали, о которых сообщалось, что одни из них являются вражескими, а другие — нашими. Мне стоило большого труда определить, о чем шла речь. Мы поднимаемся на высоту 2 тысячи метров. На севере виднелась широкая излучина Дона. Темное кольцо подмывало меловой берег, а на другом, низком, берегу виднелись темно-зеленые заросли. Сквозь равномерный гул двигателей я вдруг услышал ясный сильный хлопок, похожий на удар кнутом. Это указывало на огонь зенитных орудий противника. В глубине обороны русских я обнаружил дульное пламя и стволы зениток. С высоты нашего полета до горизонта простирались необозримые поля зерновых государственных хозяйств (совхозов). Темная полоса раскинувшейся большой излучины Дона, в которую впадали притоки, сверху напоминала ручьи. Все производило впечатление большой физической карты, только здесь стирались нюансы, колебались очертания. Но именно поэтому возрастало значение добытой нами информации. Здесь нужны были гибкость восприятия и предельная внимательность. Зенитная артиллерия русских обстреляла нас с позиции, которая располагается далеко в тылу наших продвинувшихся вперед танковых авангардов. Чтобы выйти из зоны обстрела, машина пикировала с большой высоты на многие сотни метров. Растущее атмосферное давление так давило на барабанные перепонки, что мне казалось — они могут лопнуть в любой момент. Нас настигла гроза, которая удалялась на восток. Стало холоднее, дождь на высоте сменился снегом, пальцы на спусковом крючке пулемета онемели, возникла угроза обледенения. Было нецелесообразно пробиваться сквозь облачный покров, поскольку мы находились далеко за линией фронта, под Калачом-на-Дону, где была сосредоточена зенитная артиллерия противника. Поэтому следовало возвращаться на базу. Вновь под нами попеременно чередовались поля, зернохранилища и степи. Линии недавно вырытых траншей противника выделялись зигзагами, словно нарисованные трясущейся рукой. Поля сельскохозяйственных культур испещрены черными воронками: малыми — от разрыва снарядов, большими — от бомб. Мы летели в западном направлении, на солнце, стало тепло. В течение всего времени я не наблюдал других самолетов. Затем я увидел, как два бомбардировщика «Хейнкель» возвращались на свои временные аэродромы. Какое-то время мы летели параллельно с ними. Потом их фюзеляжи сверкнули на солнце, и они выполнили вираж к земле. Когда мы вылезали из приземлившейся машины, я был почти без чувств. Служба на самолетах-разведчиках тактической разведки, как никакая иная, проходит под девизом «Быть более значительным, чем кажется на первый взгляд». Разведывательные самолеты изо дня в день, час за часом, находятся под угрозой и несут большие потери. Самолеты эти не обладают большой скоростью и почти безоружны. При имеющемся «вооружении» их действия направлены не на ведение воздушного боя. Главное — визуальная разведка и корректировка огня артиллерии, выбор целей для бомбардировочной и штурмовой авиации. Воздушный бой может быть только вынужденным и ведется в целях необходимой обороны.
26 июля
Умывание в речке, которая течет, почти окружая полуостров, на котором располагаются палатки временного аэродрома, как защитный ров вокруг крепости. Мне удалось увидеть новую красивую по цвету птицу — щурку золотистую. До сих пор она проносилась только на горизонте, находясь в поле моего зрения, но здесь, в обрыве противоположного берега, находилось гнездо самки и самца в гнездовой норе, из которой они вылетали и в которую влетали для корма птенцов. Золотистая щурка весит 50—60 граммов, длина крыла 14—15 сантиметров. Это сказочные гастролеры в наших бедных на краски широтах. (Гнездится в южной части Европы, к югу от устья Луары, Северной Италии и Австрии. В России — южнее Курска, Тамбова, устья Камы. Зимует в Африке южнее Сахары, в южной части Аравии, в восточной части Индии). Самец и самка без устали носят в своих длинных клювах мотыльков, насекомых и гусениц для своего выводка. Пчелы, как говорят, особенно приходятся по нраву этим птицам. Они постоянно летают, проявляя искусную ловкость. Они то напоминают в полете соколов, то парят, как ласточки, то, как сойки и дятлы, выписывают длинные дуги в воздухе. Мне удалось также увидеть маневры удода. Бесспорно, ему стоило немалого труда, невзирая на опасности, добраться до гнезда, находящегося в дупле ивы на другом берегу. Но рядом была разбита палатка, к иве была приставлена шина. Соскочив вниз с берега, самцу или самке удода приходилось сначала миновать палатку, затем перескакивать на шину, после чего, испытующе осмотрев местность, скрываться в темном дупле.
27 июля
Чем дальше мы продвигаемся вперед по излучине Дона, тем однообразнее кажется местность. Это те участки, над которыми я летал позавчера. Необозримые степи, где отсутствуют какие-либо деревья, то обработанные поля, то покрытые высокой травой участки. В степи отсутствие деревьев обусловлено недостаточным количеством осадков. Человек может селиться только в редких низинах у речек. Вместо красивых селений, оставшихся позади нас, мы видим здесь лишь убогие постройки барачного типа, в которых ютится сельский пролетариат крупных государственных хозяйств.
28 июля
По маршруту наступления танкового корпуса (XIV танковый корпус), которое началось в излучине Дона на севере, мы проехали вчера 150 километров и прибыли в составе одной из дивизий, фронт которой сформировался на холмах у Дона севернее Калача. Обстановка была непонятной. Сильный противник располагается еще у нас в тылу. (В окружение к северо-западу от Калача попали до 3 стрелковых дивизий и 1 танковая бригада Красной армии; позже они с боями отошли к востоку). И никак нельзя понять, кто отрезан, противник или мы. Под Калачом по мосту непрерывно движутся русские танки, ибо нам не удалось захватить мост внезапным атакующим ударом, и все это произошло по той причине, что нашим танкам не хватило горючего и они встали. В результате ливня дороги в день решительных действий раскисли, поэтому подвоз всего необходимого не осуществлялся. Теперь превосходящие силы русских, которые увеличивались ежечасно, перешли в контратаку. Противник предпринимает попытки установить связь со своими частями, находящимися в нашем тылу. В настоящий момент маршрут наступления, по которому я еще вчера беспрепятственно добрался сюда, перерезан русскими танками. Как сильно изменилась обстановка в районе Дона после событий в Коротояке, по течению реки! Вниз под склоном ржаного поля внезапно возникает глубокая синева полоски реки. Местность снова стала плодородной, поля под паром встречались все реже. За необъятными полями пшеницы открываются горизонты полей подсолнечника, золотых цветков, повернутых к солнцу, вплотную друг к другу. Когда в стороне от дороги в сильный полуденный зной мы пересекли каменный откос, рядом с дорогой была видна стая розовых скворцов. Они также обитатели степей. У розового скворца светлая грудь, которая отливает розовым цветом. Тот же воздушный оттенок цветка персика проявляется на спине, тогда как оставшиеся перья блестят черным цветом. Розовый скворец мне хорошо знаком. Он летает очень быстро, часто взмахивая крыльями и проносясь невысоко над землей. Повадками, размером и громким скрипучим голосом он напоминает обыкновенного скворца. Везде, подобно бдительным охранникам, видны хищные птицы, которые висят над степью. Вид и шум от прохождения моторизованной армейской части, колонна которой тянется по местности, поднимая пыль, кажется, не удивляет и не пугает их. На них не повлияло вмешательство военных действий в вечный покой просторов степи. Эти птицы занимаются охотой на мышей. Постоянно видишь изящного сизого кобчика, который с радостью садится на телефонные провода. Безбоязненно, почти равнодушно он разглядывает со своей позиции машины с запыленными солдатами. Место обыкновенного канюка, который делает свои церемониальные круги в родном небе, здесь занимает коршун, парящий на большой высоте над холмами и лощинами. Реже я наблюдаю лугового луня, в оперении которого светло-серый и белый цвета, стремительно летящего на низкой высоте над степью. Вчера рано утром, когда наш автомобиль приближался к позициям дивизии, с гребня только что преодоленной высоты открылся вид на широкую ровную ложбину, где были разбросаны и рассредоточены многие сотни немецких самолетов. Ими был усеян и поднимающийся склон на другой стороне. Перед нами, у ручейка, располагались несколько жалких строений барачного типа. В духоте солнце пробивало себе дорогу сквозь слои поднимающейся пыли, которые были неподвижны, словно облако над горизонтом. Медленно опустились сумерки, а когда солнце село, на синеватом небе взошла луна бледно-красного цвета. Штаб моторизованной дивизии функционирует в палатках и автобусах, которые постарались прикрыть кустарниками, на возвышенности, поднимавшейся на востоке. Отсутствует какое-либо прикрытие на случай усиливающихся воздушных налетов, существует только надежда, что из четырехсот целей противник,, может быть, выберет другую цель. Обеденный перерыв является излюбленным временем для противника для совершения воздушных налетов. Под покровом кучевых облаков, которые сгущаются к этому времени и заслоняют часть неба, русские бомбардировщики появились и сегодня, чтобы внезапно беспорядочными группами, что является их манерой, осуществить налеты на самолеты, в то время как высоко над ними в синеве выполняли виражи русские истребители. Мы своевременно прыгнули в близлежащую траншею. Среди немецких солдат раздаются восторженные возгласы. Тут что-то от древней охоты, когда убивают опасного хищного зверя. Но это не исключает и вздоха, когда внезапно появившиеся в небе парашюты возвещают, что экипаж ускользнул из горящего факела. Полк оборудовал свой командный пункт на позициях, оставленных русскими. Роты располагаются, далеко рассредоточившись, на холмах, которые выдвинуты вперед полукругом с юга на восток до Дона. Здесь, на холмах, стоят десятки подбитых русских танков. Они всегда поднимались примерно на одно и то же место и, достигнув гребня возвышенности, останавливались на несколько минут, а потом становились хорошей мишенью для наших танков и 88-мм зенитных орудий. Выстрелы имеют большое значение, когда следует беречь каждый снаряд, ибо вместе с горючим заканчивались и боеприпасы, многие танки уже не могут двигаться и способны вести бой только с места. По дороге в полк, к батальону из его состава на левом фланге, за мной то по ковылю, то по переспевшим зерновым высотой в человеческий рост, тянулся телефонный провод. Одиночные окопы пехотинцев находятся на склоне узкой балки, в не-простреливаемой для артиллерии противника зоне, однако потери вызваны стрельбой минометов, мины которых падают почти отвесно в окопы. Дивизия сражается, основной фронт находится на юге, сосед слева — на востоке. Мы образуем клин, выдвинутый выступом вперед с севера, посредством которого можно было бы устранить угрозу, исходящую от занятого противником моста, и овладеть исходной позицией для продолжения немецкого наступления. На нас двигаются прямо со Сталинградского танкового завода на Волге, одного из крупнейших в Советской России, совершенно новые русские танки, они идут через донские степи по мосту и пытаются осуществить охват наших позиций. Фронтальное наступление противника до сих пор не имело успеха, несмотря на ввод в бой крупных сил. Однако беспокойство вызывает то, что танки противника внезапно появились на нашем правом фланге, то есть на юго-западе, а также в тылу корпуса. Со вчерашнего дня русские использовали здесь, на северо-востоке, большие паромы для перевозки пехоты и танков через Дон.
29 июля
День я провел в расположении корпуса, который был атакован русскими танками и в результате был вынужден покинуть занимаемые позиции. Жертвами танковых атак стали десятки самолетов, которые были уничтожены. Сейчас штабные машины стоят на обратном склоне господствующей высоты, с которой ведется широкое наблюдение, чтобы противник не мог во второй раз подойти незаметно и внезапно. Прибыл в расположение 16-й танковой дивизии. Она представляет собой огневую мощь и собственно основу корпуса. Хотя у 16-й дивизии есть свой постоянный участок фронта, тем не менее в зависимости от наличия горючего ее танки вступают в бой всякий раз на опасных направлениях и противодействуют противнику в местах его вклинения. Дивизией командует генерал Хубе2. Я докладываю генералу о прибытии. Он коренаст, энергичен. Из рукава униформы выступает черная перчатка протеза. Хубе потерял руку в годы Первой мировой войны. 1 16-я танковая дивизия сформирована в октябре 1940 г. в Германии путем переформирования 16-й пехотной дивизии; в конце декабря 1940 г. в качестве учебного соединения находилась в Румынии, в апреле 1941 г. — в Болгарии, с июля 1941 г. — на Восточном фронте; в феврале 1943 г. уничтожена под Сталинградом, с марта 1943 г. восстановлена вновь на Западе, с июня 1943 г. — на Восточном фронте. 2 X у б е Ханс Валентин (1890—1944) — генерал-полковник вермахта; в армии с 1909 г. Ветеран Первой мировой, под Верденом лишился правой руки. 15 мая 1940 г. полковником (оберет) принял командование 16-й пехотной дивизией в ходе Французской кампании; с большим профессионализмом действовал во Франции, с 1 июня произведен в генерал-майоры. На Балканах дивизия Хубе вошла в Белград. В 1941 г. принимал участие в ликвидации Уман-ского котла, в сражениях за Киев и Ростов-на-Дону, зимой 1941/42 г. на р. Миус и под Харьковом. 1 апреля 1942 г. произведен в генерал-лейтенанты. Позже стал командиром XIV танкового корпуса, воевавшего в Сталинграде. Буквально силой по приказу Гитлера был вывезен из котла. В марте 1944 г. вывел из окружения 1-ю танковую армию. Погиб в 1944 г. в авиакатастрофе на подлете к ставке фюрера в Берхтесгадене. Генерал-фельдмаршал Манштейн называл Хубе одним из выдающихся полководцев Второй мировой войны.
30 июля
Флайсснер и я переночевали в своих спальных мешках под открытым небом в одной деревне, на некотором удалении от штаба дивизии, располагавшегося в долине. Машину мы оставили в стороне, в лощине. Мой глубокий сон нарушает разрыв снаряда. У меня звенит в ушах, и я вижу, как в следующее мгновение в самый большой дом в селении на противоположном склоне попадает еще один русский снаряд. Огонь был открыт с косогора, и снаряд пролетел над нашими головами. Это могло означать следующее: мы были увлечены натиском «на большое скопление сил противника», тем первоначальным движением, к которому второпях стремится часть или соединение, оказавшиеся оторванными от главных сил. Когда мы подъехали к деревне, застали незавидное зрелище: беспорядочное движение автомобилей всех видов, обгонявших друг друга. Полный газ и паническое бегство! Противник, на удивление хорошо проинформированный о планах нашего командования, снова улучил момент вчера рано утром, используя под покровом темноты танковое подразделение, и, когда на рассвете солнечные лучи ярко осветили селение, русские танки атаковали с востока. Однако на этот раз наши части в обороне быстро среагировали, и после кратковременного боя 6 танков Т-34 было подбито на окраине болотистой долины, куда они продвигались. Как говорили, экипаж другого русского танка погубила безрассудная смелость. Он вклинился в колонну немецких грузовиков и продолжал движение до центра населенного пункта. Только здесь его опознали немецкие танкисты, и в результате прямого попадания танк противника буквально взлетел на воздух — сдетонировал боезапас. «Отправляйтесь на фронт, там более безопасно»,— говорит Хубе. По дороге на юг мы проезжали мимо болота, где еще дымились подбитые русские танки. «Мерседес» съехал задним колесом на бревенчатую гать. Для устранения неисправности нам потребовалось два часа. Три русских истребителя атаковали нас на бреющем полете, и мы заползли под корпус сгоревшего танка Т-34. От него все еще исходил палящий зной. Однако потом я внезапно почувствовал запах горелого мяса. Только одна волна, которая пришла и исчезла. Однако инстинктивное чувство ужаса, охватившее меня, долго не проходило.
31 июля
Бои стихли, я вернулся в корпус, автомобили которого все еще стояли на солнцепеке на холме. Здесь, в штабе, изучая оперативную карту, я узнал о положении дел. Сражение в этом районе завершилось, оно закончилось в нашу пользу. Только теперь стала ясна картина гигантских усилий, которые предприняли Советы, чтобы широкомасштабным натиском уничтожить наши три дивизии. Со вчерашней ночи ослабел натиск русских, была установлена связь с тылом, противник начинает отступление. Также делается статистический отчет. Приблизительно тысяча русских танков, входящих в состав 18—20 танковых бригад, перешли за последние восемь дней через Дон. Из них 600 танков были уничтожены и остались стоять на линии соприкосновения с нашими войсками и перед ней. С немецкой стороны боевые действия вели лишь 250 танков, которые были вынуждены экономить боекомплект и из которых часть была лишена способности к маневру. (Контрудары 1-й и 4-й советских танковых армий, несмотря на потери, сделали свое дело. Немцам, имевшим большой перевес в живой силе, авиации и артиллерии, не удалось окружить и уничтожить 62-ю армию, позднее сыгравшую вместе с 64-й армией основную роль в обороне Сталинграда. Не удался немцам и быстрый прорыв к Сталинграду, их 6-я армия перешла к обороне. 30 июля германское командование было вынуждено повернуть с Кавказского на Сталинградское направление 4-ю танковую армию — то есть стали рушиться планы прорыва на Грозный и Баку).
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Битва за Дон и Волгу
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт