Обстановка на волховском участке фронта

дата: 10-04-2011, 20:57 просмотров: раздел: Битва за Орел
Общая обстановка
Кроме создания сильно укрепленной системы обороны на подступах к Волхову, противник превратил сам город в неприступный бастион. Все церкви бывшего купеческого города и большинство зданий (особенно их первый этаж) — из красного кирпича, с толстыми (до одного метра) стенами. Практически все строения имели полуподвальные помещения. С юга и востока Волхов охватывала цепь высот, расположенных в излучине реки Нугрь (шириной 40—50 метров, с отвесным левым берегом). А с севера и запада город прикрывали глубокие овраги. Таким образом, он представлял собой исключительно выгодный в тактическом отношении рубеж для круговой обороны. Волховские высоты господствовали над всей окружающей местностью, которая просматривалась на значительную глубину. Этому способствовало и большое количество довольно высоких церквей города. Противник в должной мере использовал все преимущества местности. Немногие танкодоступные места были густо заминированы, и поэтому при предстоящем штурме акцент делался в основном на стрелковые части. Окопы с большим количеством орудийных и пулеметных площадок и дзотов опоясывали Волхов по скатам высот, и в случае необходимости могли накрыть многослойным огнем все подступы к городу. Каменные дома, террасами расположенные по склонам высот и приспособленные к обороне, дополняли надежность защиты. Таким образом, город Волхов представлял собой крепость, отвечающую всем требованиям современной обороны. Не ликвидировав этот ключевой узел обороны, наши войска не могли двигаться ни на запад, ни на юг. И этот бастион предстояло штурмовать войскам 61-й армии генерала Белова.

Обстановка на волховском участке фронта


К северо-западу от Волхова
В конце второй декады июля 1943 года немецкая объединенная группировка, находившаяся на Орловском плацдарме, оказалась в глубоком кризисе. Наступая навстречу войскам Центрального фронта, соединения левого крыла Западного фронта на Хотынецком направлении продвинулись более чем на 70 км. Ударная группа 11-й армии Баграмяна уже 17 июля находилась в 10—5 км от Хотынца и в 25 км от Карачева. Важнейшая коммуникационная линия всей орловской группировки врага оказалась под серьезной угрозой. 162-я танковая бригада полковника Волынца из 25-го танкового корпуса, действуя основными силами, «смелыми и решительными атаками, разгромив контратакующие части пр-ка, к утру 19.07 перерезала ж.д. Орел - Брянск в районе Красная Новь, разрушила 7 км полотна и телефонно-телеграфную линию...». Надвигающаяся катастрофа стала неожиданностью для Гитлера. В ноябре 1942 года подобное развитие наступления советских войск привело к окружению и уничтожению 6-й армии у Сталинграда. Однако 11-я гвардейская армия растянула свои подразделения на 150-километровом участке и не могла одновременно атаковать и Хотынец, и Волхов. Поэтому наступление не получило должного развития. Армия Баграмяна, уже не имея сил, больше не могла атаковать, чтобы ворваться в тыл 9-й армии, а 4-я танковая армия Баланова находилась далеко от места генерального сражения и не имела возможности развить обозначившийся успех гвардейцев. Для усиления обороны по линии реки Вытебеть Модель спешно подвел к месту прорыва новые подразделения, снятые со всех участков советско-германского фронта, тем самым ликвидировав кризис, который возник в начале финального этапа битвы за Орловский плацдарм. Только Модель, находясь, как всегда, на месте, в самом центре клокотавшего котла сражений, понимал, какая опасность грозила всей его группировке. В критической обстановке ему помог генерал-полковник фон Грейм. Он сконцентрировал усилия своего 6-го воздушного флота на Хотынецком и Болховском направлениях. Самолеты, специально предназначенные для борьбы с танками — Ю-87, Хс-129 и истребители-бомбардировщики ФВ-190 - 3, 9 и 52-Й штурмовых эскадр 8-го воздушного корпуса, базирующегося в Карачеве, непрерывно штурмовали танковые части 11-й гвардейской и 61-й армий. Под прикрытием своих истребителей они атаковали танковые колонны и в пикировании бронебойным оружием уничтожали их. В то же время бомбардировщики Xе III и Ю-88 атаковали с горизонтального полета сосредоточения наших бронетанковых сил. Позднее генерал-полковник Вальтер Модель признается: «Впервые нам удалось остановить вражескую танковую атаку, направленную в тыл двух армий, только силами люфтваффе». Как видим, лишь благодаря немедленному вводу в бой мощных сил люфтваффе удалось задержать советский танковый клин (1,5 и 25-й танковые корпуса) до подхода немецких дивизий с юга с тем, чтобы закрыть образовавшуюся брешь и стабилизировать фронт по реке Вытебеть. Замысел Ставки ВГК — взять в клещи немецкие войска на Орловском плацдарме — был разгадан, а план — атаковать Орел и освободить его с ходу — был сорван немецким командованием. Генерал Отто фон Кнобельсдорф сообщал: «Начиная с 21 июля противник больше не предпринимал столь мощных наступлений. Он понес чудовищные потери в атаках и стоял полностью истощенным перед фронтом. На следующий день были только мелкие, но поддержанные танками атаки. Места глубоких вклиниваний были локализованы одно за другим», И тем не менее «лед тронулся», советские войска оказались в пятнадцати километрах от главной транспортной артерии Орел — Брянск. Сдержать их натиск одной авиацией было невозможно. В район боевых действий из-под Белгорода срочно перебрасывается моторизованная дивизия «Великая Германия». Ей ставилась задача наглухо закрыть «хотынецкие ворота». Надолго ли? Понимая «щекотливость» сложившейся ситуации, начальник транспортной службы орловской объединенной группировки врага полковник Теске в четверг 12 июля отдал приказ о частичной эвакуации с Орловского плацдарма. Прежде всего начался отвод на запад железнодорожных ремонтных мастерских, технического оборудования и работоспособного местного населения. Несколько позже Теске заявил: «Эвакуация с Орловской дуги удалась благодаря настойчивым просьбам высшего командования группы армий «Центр», обращенным к Гитлеру. Если бы эвакуация была проведена не вовремя и неуспешно, то получился бы второй Сталинград. Как видим, еще за несколько дней до приказа о полной эвакуации начался отвод немецких войск, который обрушился лавиной начиная с 28 июля.

Обстановка на волховском участке фронта


К северу от Волхова
Во второй декаде июля 1943 года болховская группировка противника в результате упорного наступления наших войск оказалась охваченной с двух сторон. С северо-запада к Волхову подходили левофланговые части 11 -й гвардейской армии, угрожая перерезать дорогу Волхов — Хотынец. Ударная же группа 61-й армии — 9-й гвардейский стрелковый корпус — вышла на Кривцовские высоты и с помошью 20-го танкового корпуса медленно, но упорно пролвигаласьпо водоразделу рек Березуйка и Нугрь, заходя своим левым флангом с востока к окраинам Волхова. Создалась непосредственная угроза окружения Волховской группировки и перехвата основных коммуникаций врага — шоссе (Орел — Волхов) и узкоколейки (ст. Оптуха — Волхов). Вместе с войсками 11-й гвардейской армии, наступавшими на город с запада, соединения 61 -й армии охватили его с севера и северо-востока, создав тем самым угрозу окружения болховского узла обороны. К этому времени все резервы, которые находились внутри Орловского плацдарма, противник уже использовал. Оставалось одно: снимать войска с других, более спокойных участков фронта. Тогда немецкое командование направило в этот район с центрального участка Курской дуги (г. Сумы), свободного от боевых действий, 26-ю пехотную дивизию с целью: удержать Волхов- ключ к северным воротам Орла. Ее задача: совместно с частями 112-й пехотной и 12-й танковой дивизий повторным контрнаступлением отбросить русских и выйти на юго-западный берег реки Нугрь и вынудить наши войска отойти на прежний рубеж — за реку Оку. 18 июля усиленная группировка врага перешла в контрнаступление в общем направлении Анчаково, Карагашинка. Два дня пехота и танки противника непрерывно контратаковали наши части. Вой носили исключительно ожесточенный характер. Все населенные пункты, расположенные в междуречье Нугря и Березуйки, были превращены в танконеприступные опорные пункты, и их приходилось штурмовать. Войска 61 -й армии, сравнительно легко захватив в первый день наступления небольшой плацдарм на западном берегу Оки, в дальнейшем встретили упорное противодействие противника, который начал перебрасывать сюда резервы. Немцы силами 25-й мд, 208, 112, 34-й пд, 12-й тли 270-го дивизиона штурмовых орудий продолжали оказывать ожесточенное сопротивление на участке 9-го гвардейского стрелкового корпуса и под прикрытием арьергардов, штурмовой и бомбардировочной авиации организованно отводили свои части на фронте наступавшего 46-го стрелкового корпуса. Упорно обороняясь на каждом промежуточном рубеже и контратакуя (до девяти раз в сутки), противник все же был не в состоянии сдержать наступление войск правого фланга 61-й армии, и к исходу 20 июля части 46-го корпуса вышли: 356-я стрелковая дивизия — на рубеж Житные Дворы — Кривчиково — Крещенский; 97-я стрелковая дивизия — на рубеж Есина — Будолбино — отм. вые. 144,0; 415-я стрелковая дивизия — на рубеж 500 метров северо-западнее Новолутовиновский — Бекетово. Чтобы улучшить тактическое положение на участке фронта к юго-западу от Волхова, гитлеровцы отошли на более выгодный рубеж, проходивший по командным высотам, и 21 июля начали закрепляться на этой линии: Хотетово- Ямская —Лутовиново — Мартыновка — Осино — Рыбино — Анохино. С 22 июля начались упорные, ожесточенные бои на дальних и ближних подступах к городу, а также за сам Волхов. В итоге напряженных боев войска 9-го гвардейского, 46-го стрелкового и 20-го танкового корпусов 61-й армии, прогрызая оборону врага, в ожесточенных схватках с непрерывно контратакующим противником, продвинулись к Волхову всего на 15 км и охватили болховскую группировку с северо-востока. Темп наступления наших войск оказался очень низким — всего 1 км в сутки. Для того чтобы все же удержать город Волхов - северную цитадель Орловского плацдарма, - командующий объединенной группировкой врага генерал Модель проводит существенные структурные изменения: части 25-й моторизованной, 18- й танковой и 208-й пехотной дивизий объединяет в самостоятельную группу генерал-майора фон Шлифена (командир 18-й тд); части же 26-й пехотной и 12-й танковой дивизий были объединены в отдельную группу генерал-майора Визе (командир 26-й пд). Группе генерала Шлифена была поставлена задача: подвижной обороной как можно дольше сдерживать советские войска и недопустить их прорыва к Волхову с северо-запада, а также предотвратить захват дороги Волхов — Карачев; т.е. группа защищала Волхов от наступающей 11-й гвардейской армии Баграмяна с северо-запада. Группа генерала Визе должна была обеспечить отход соединений Шлифенаи прикрыть их от флангового удара наших войск. Одновременно она должна была как можно дольше удерживать за собой шоссе Волхов — Орел, т.е. защищать город от удара войск 61 -й армии с северо-востока. Опираясь на заранее подготовленную систему обороны вокруг Волхова и укрываясь в зданиях, церквях и подвалах в самом городе, гитлеровцы, контратакуя группами автоматчиков и используя огонь снайперов, упорно обороняли Волхов, обеспечивая отход своей группировки с фронта северо-западнее и западнее города. Следует отметить успешные боевые действия соединений 110-й и 336-й стрелковых дивизий 61-й армии, которые, продвигаясь по левому берегу Оки, освободили многие населенные пункты: Пашинково, Малое Дежкино, Сонино, Тельчье и др. Части 110-й дивизии вышли к мосту через Оку у Карандаково. В результате успех этих дивизий и наступление навстречу им войск 3-й армии Горбатова, которые вот-вот должны были сомкнуть кольцо окружения вокруг мценской группировки у Тельчье и Карандаково, вынудили немецкое командование 20 июля оставить важный опорный северо-восточный узел Орловского плацдарма — город Мценск и вывести отгула свои войска к Орлу. Командующий 3-й армией генерал Горбатов решил использовать достигнутый успех (освобождение Мценска) и на плечах отходящего противника форсировать р. Оку на участке Жуково — Какуринка, а затем, обойдя Орел с севера и северо-запада, завладеть им.

Обстановка на волховском участке фронта


К востоку от Волхова
Соединения армии вечером 20 июля получили приказ: 283-й стрелковой дивизии с 13-м гвардейским танковым полком утром следующего дня форсировать Оку на участке Жуково — Ломовеи и захватив плацдарм на западном берегу, наступать в направлении Борняково, Балдуево.
308-й стрелковой дивизии со 114-м танковым полком — форсировать Оку на участке Ломовец — Какуринка и наступать в направлении Паслово, Замезенский, северо-западная окраина Орла. 342-й и 186-й стрелковым дивизиям с 253-м и 82-м танковыми полками — захватить плацдарм на западном берегу Оки в районе Хрыки, а также переправы на реке Оптухе в районе Снецкая Лука, Калиновка, Лунево, Ермолаево для наступления на Орел с северо-востока; главную группировку сил иметь на фронте Хрыки — Парахино. 380-й стрелковой дивизии — с рубежа Ермолаево — Дерюжкино форсировать реку Оптуху и наступать на Орел с востока и юго-востока через Разуваево, Лужки. На пути наступавших войск правого крыла 3-й армии имелся крупный водный рубеж — река Ока, форсирование которой без предварительной подготовки и при отсутствии необходимых для этого переправочных средств было затруднено. В пределах Орловского стратегического плацдарма это был последний оборонительный рубеж противника, с потерей которого дальнейшая оборона всего плацдарма немцами становилась невозможной. Естественно, на этом водном рубеже нужно было ожидать серьезного сопротивления врага. В это же время командующий Брянским фронтом генерал Попов, следуя указаниям Генерального штаба и Ставки ВГК, изменил направление удара 3-й танковой армии. Теперь она должна была вернуться почти на свой исходный рубеж, с которого начала наступление 19 июля, и наступать на Орел. 21 июля, в 3.00, командующему 3-й танковой армией была поставлена новая задача: сделать резкий поворот в юго-западном направлении и, наступая на Золотарево — Становой Колодезь, овладеть рубежом Хотетово (Свердловский р-н) — Куликовка (Орловский р-н), в дальнейшем действуя в обход Орла, или в северо-западном направлении на Нарышкино, или в юго-западном — на Кромы. К вечеру 21 июля соединения армии Рыбалко заняли исходное положение. «Боевой и численный состав 3 ТА на 22.07.43 г. был следующим: танков Т-34 - 324, Т-70 -173,122-мм САУ - 27, около 300 пушек разного калибра, в том числе 36 противотанковых 85-мм, около 350 минометов разного калибра и 13 гв. минометов М-13, «катюш». 22.07 к 12 часам 91-я тбр овладела нп Собакино, дав войскам возможность переправиться через р. Оптушка. В районе р. Оптушка оборонялись силы 8-й тд, 262-я и 78-я шд, имея в своем составе танков и САУ — 60, орудий разного калибра — 250, м минометов — до 200». Обладая колоссальным, как видим из документов архива 3-й танковой армии, преимуществом перед противником, танкисты Рыбалко вместе с пехотинцами 63-й армии Колпакчи не смогли «прошить» всю глубину обороны врага в междуречье Оптушки и Оптухи и выйти на оперативный простор, с тем чтобы с ходу ворваться в Орел с юго-востока. После 14 км, пройденных с боями и большими потерями, движение 3-й танковой армии к Орлу было остановлено на правом берегу р. Оптуха. Задача, поставленная командованием Брянского фронта перед танковыми и механизированными соединениями Рыбалко, оказалась невыполненной.

Обстановка на волховском участке фронта


К югу от Волхова
24 июля войска 132-й и 211-й стрелковых дивизий 70-й армии после многодневных кровопролитных боев при поддержке танковых и артиллерийских частей освободили районный центр Троена. В полосе наступления 48-й армии ожесточенные бои шли за овладение участком железной дороги Змиевка — Борисог-лебскос. В ночь на 25 июля в результате упорных боев воины 137-й и 73-й стрелковых дивизий армии генерала Романенко освободили районный центр и железнодорожную станцию Змиевка. Теперь напряженная борьба разгорелась на Кромском направлении, где наступали соединения 13-й, 2-й танковой и 70-й армий. Этот целенаправленный удар в сочетании с ударом Западного фронта в направлении Хотынеи с севера при успешных боевых действиях мог привести к окружению орловской группировки немецких войск. Поэтому против войск Центрального фронта были брошены главные силы 46-го и 47-го танковых корпусов, усиленные гренадерскими противотанковыми батальонами, а также отдельными дивизионами штурмовых установок. Отвоевывая буквально метр за метром, войска Центрального фронта упорно продвигались вперед. 25 июля Рокоссовский, согласовав перед тем свои действия с командующим Западным фронтом генерал-полковником В.Д. Соколовским, приказал наступать войскам 2-й танковой армии с задачей: рассечь оборону 46-го танкового корпуса врага. Войска генерал-лейтенанта танковых войск А.Г. Родина вклинились на 5 км в позиции 102-й пехотной дивизии, которая находилась в районе Муравчик, Золотое Дно, и на этом их движение на север застопорилось. Противник оказывал упорное сопротивление войскам Центрального фронта, наступавшим на Кромеком направлении. Имея в первом эшелоне 6-й и 7-й гвардейские танковые корпуса генералов М.И. Зиньковича, Героя Советского Союза Ф.Н. Рудкинаи 91 -ю отдельную танковую бригаду полковника Якубовского, армия форсировала в верховье реку Малую Рыбницу и вышла в район Реутово, Философово, Никольское. На этом ее движение на запад было остановлено противником.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Битва за Орел
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт