Кризис операции «Кутузов»

дата: 10-04-2011, 19:44 просмотров: раздел: Битва за Орел
Итак, лень 25 июля 1943 гола должен был стать решающим днем борьбы за Орловский плацдарм, но он не стал таковым. На Орловском направлении 25 июля, в воскресенье, войска левого крыла Брянского фронта начали наступление с форсирования рек Ока и Оптуха. Крупные силы немецких дивизий оказывали упорное сопротивление, переходя на некоторых участках в контратаки. Наступление на Орел армий генералов Горбатова, Колпакчи и Рыбалко было остановлено. Решающий штурм областного центра был отложен на неопределенное время. Прикрывая шоссе Орел — Волхов, по высотам западного берега Оки держали оборону части 26-й, 112-й, 34-й пехотных, 20-й моторизованной и 8-й танковой дивизий. Далее на восток и юго-восток, по берегу реки Оптуха оборонялись части 56-й пехотной, 2-й и 12-й танковых дивизий противника. Они же прикрывали Орел с севера от удара войсками нашей 3-й армии. На Карачевском и Хотынецкоч направлениях противник силами 296, 134, 183, 211, 95, 707, 253-й пехотных дивизий, 5-й танковой, моторизованной дивизии «Великая Германия», сдерживая наше наступление, сумел оттеснить войска Баграмяна от железной дороги на пере гоне Хотынец — Карачев, а затем создал прочный рубеж обороны по реке Вытебеть. На Волховском направлении мощные подвижные силы противника в составе 9-й танковой, 10-й моторизованной, 20-й, 18-й танковых и 25-й моторизованной дивизий, ведя активные оборонительные бои, сумели закрепиться на рубеже Волобуево — Высокая — Корентяево - Лучки — северо-западная окраина Волхова. Создав на этом рубеже прочную и глубокую оборону, усиленную вкопанными в землю танками, немцы оказывали упорное сопротивление, прикрывая левый фланг и тыл болховской группировки. Далее на восток и юго-восток, прикрывая шоссе Орел — Волхов, оборонялись части 26, 112, 34-й пехотных, 20-й моторизованной, 56-й пехотной, 2-й и 12-й танковых дивизий противника. Они же прикрывали Орел с севера от удара войск нашей 3-й армии. На Кромском направлении противник предпринял ряд мощных контратак и соединениями XXXXVII и XXXXVI танковых корпусов, усиленных подвижными гренадерскими и бронетанковыми частями, остановил продвижение сил 13-й и 2-й танковой армий, а также вынудил части 3-й танковой армии Рыбалко отойти на правый берег реки Малая Рыбница. Движение войск Центрального фронта на север — к Хотынцу — застопорилось. В наступательных действиях войск Красной Армии на Орловском направлении наступил кризис.

Кризис операции «Кутузов»


А теперь попытаемся ответить на вопрос: что было его причиной? Почему войска Центрального фронта, также как Брянского и Западного фронтов, не взломали на всю глубину оборону немецких войск на участках фронта Орловской дуги, предназначенных для прорыва: не окружили и не уничтожили немецкую группировку не только на пятый день с начала Орловской наступательной операции, как это было предусмотрено планом, но и на 15-й день, а дали ей возможность почти в полном составе к середине августа 1943 года отойти на запад, на заранее подготовленный рубеж обороны — рубеж «Хаген». Советское командование при планировании наступательной операции «Кутузов», и в том числе при постановке задач войскам Западного и Центрального фронтов (им ставилась задача: прорвать фронт на своих участках, затем, двигаясь навстречу друг другу, соединиться в районе Хотынца и тем самым «замкнуть в клещи» войска Моделя), допустило три грубых просчета. О двух из них Рокоссовский упоминает в своих мемуарах. Ошибка, о которой предпочитает умалчивать советское военное руководство, в том числе и Рокоссовский, заключалась в абсолютном игнорировании того факта, что 9-й армией (а с 14 июля 1943 г. и всеми войсками орловской группировки противника) командовал генерал-полковник Вальтер Модель — военный специалист высочайшего класса, прозванный в военных кругах «львом обороны». Имея непререкаемый авторитет у Гитлера, он мог иметь у себя столько войск, сколько считал нужным, в соответствии с обстановкой, сложившейся на его участке фронта. Именно поэтому в июле 1943 года снимались дивизии с белгородского, смоленского участков фронта и перебрасывались на Орловский плацдарм. Целесообразность такого оперативного маневрирования войсками вермахта в это время определялась не Гитлером, а Моделей. Были и другие негативные факторы, которые сказывались на темпах наступления наших войск. Способ боевых действий, выбранный советским командованием на этом участке фронта, заключался в нанесении противнику фронтального удара. Учитывая многочисленные исторические примеры, можно утверждать, что ничем не может быть оправдано нанесение лобового удара по противнику, прочно удерживающему свои позиции. Субъективная ошибка Рокоссовского заключалась в том, что он не настоял на переработке плана операции «Кутузов» хотя бы для своего фронта. Вероятно, он, как и все представители высшего командного состава, был уверен в успехе своих войск на своем участке фронта, так же как и все советское командование — в успехе операции «Кутузов» - за 4 дня «окружить орловскую группировку противника, рассечь ее на части и уничтожить». В своих мемуарах Константин Константинович Рокоссовский также заметил, что в этой операции, как и во всех остальных, составляющих в целом Орловскую стратегическую наступательную операцию. Войска Центрального фронта, сдвинув с места засевшего в прочную оборону врага, начали медленно продвигаться на северо-запад и только к началу августа подошли к форпосту обороны юго-восточного участка Орловского плацдарма — город Кроны. Теперь ни о каком окружении и уничтожении орловской группировки не могло быть и речи. Окружать и уничтожать войска противника в это время было некому и нечем вследствие больших потерь. В непрерывных и кровопролитных боях войска Красной Армии понесли значительно больший урон, нежели войска вермахта. И не только потому, что наши три фронта наступали, а наступающая сторона всегда имеет гораздо большие потери, нежели обороняющаяся. Потерн были огромны еще и потому, что войска Соколовского, Попова и Рокоссовского наступали в лоб, проламывая многополосную и хорошо продуманную фортификационную оборонительную систему врага, непрерывно штурмуя его мощные узлы обороны, созданные почти на всех командных высотах. В результате таких боевых действий, когда маневр — как стратегического, так и тактического характера — отсутствовал, советские войска несли огромные потери. К примеру, дивизии 61 -й армии с 11 по 25 июля включительно потеряли 29 033 человека, из которых 5548 убитыми и 23 485 ранеными. Значительные потери в вооружении понесли танковые части 61-й армии в наступательных боях на Волховском направлении.

ПОТЕРИ ТАНКОВ И САУ В 61-Й АРМИИ С 11 ПО 20.07.1943 Г.

20-й тк: потеряно безвозвратно — 82 танка
СУ-122 — 8
Подбито — 73 танка
СУ-122 — 2
68-я гбр: потеряно безвозвратно — 18
подбито — 28
36-й тп: безвозвратно — 15
1539 сап- САУ152 — 3


Особенно большой урон понесли стрелковые соединения и части. Возьмем, к примеру, потери 110-й стрелковой дивизии. Непрерывно наступая и днем, и ночью, упорно продвигаясь вперед, она с 11 по 31 июля потеряла 4326 бойцов и командиров, из них убитыми — 1075, пропавшими без вести — 48 и ранеными — 2399 человек, что составляло 52 процента первоначального состава (8020 человек); 1289-й морской стрелковый полк этой дивизии потерял в боях 1662 воина (соответственно: 346 + 25 + 1291 человек). Потери полка за неполный месяц непрерывного наступления превысили его первоначальный состав - 1497 человек. Приблизительно такие же потери несли стрелковые соединения 11-й гвардейской армии. С 11 по 20 июля десять дивизий ударной группировки армии Баграмяна потеряли 3467 человек убитыми и 17 231 ранеными. В среднем каждая дивизия потеряла только за первые 11 дней боев по 2000 «активных штыков», т.е. наиболее подготовленных бойцов стрелковых батальонов. Безвозвратные потери личного состава 3-й армии с 11 по 23 июля составили 4755 человек, по ранению выбыло еще 13 337 человек. Стрелковые дивизии левого крыла Западного и всего Брянского фронтов в боях с 11 по 31 июля потеряли 165 867 воинов, из которых безвозвратно — 40 445 и ранеными — 125 422 человека, что составляло почти 39 процентов от их суммарного первоначального состава — 428 361 человек. Огромные потери понесла 3-я танковая армия Рыбалко. В боях на Орловском плацдарме танкисты с 19 по 31 июля потеряли убитыми и пропавшими без вести 3808 и ранеными — 5783 человека. За это время армия безвозвратно потеряла половину своего танкового парка, а именно: 209 средних танков Т-34 52 % от первоначального состава) и 100 легких Т-70 (или 50 %). Войска Центрального фронта, штурмуя оборону южного участка Орловского плацдарма, несли такие же существенные потери. Вероятно, именно по этой причине архивы 13-й армии до сих пор закрыты, поэтому обнародовать точные повременные данные потерь соединений Центрального фронта до сих пор не представляется возможным. Как было отмечено выше, вермахт в оборонительном сражении на Орловском плацдарме понес несравнимо меньшие потери, нежели советские войска. Тем не менее урон двух немецких армий был весьма внушительным и максимальным с начала Второй мировой войны — 1 сентября 1939. В данных не учтены потери 3-й танковой армии и 2-го гвардейского кавалерийского корпуса, а они были очень существенные года. Так, за последнюю декаду июля 1943 года войска орловской объединенной группировки врага потеряли 62 035 солдат и офицеров, из которых убитыми — 11 279. пропавшими без вести (большей частью попавшими в плен) — 7557 и ранеными —43 199 человек.

Кризис операции «Кутузов»


Результаты операции «Кутузов» к 26 июля
И все же замечу, что основной итог первых пятнадцати дней битвы за Орловский плацдарм состоял в том, что, несмотря на упорное, хорошо продуманное и организованное сопротивление крупнейшей немецкой группировки, были созданы предпосылки для нанесения удара с целью окружения и последующего уничтожения не только основного-болховского, — но и орловского узлов обороны. Нашим войскам представилась возможность нанести удар с севера во фланг и выйти в глубокий тыл главных сил орловской группировки противника, находившейся в обороне. К 11 июля 1943 года Орловская дуга (длиной 400 км) своей полуокружностью уходила от прямого фронта к востоку на 180 км, нависая над ним так называемым «Орловским балконом» (площадью 25 000 кв. км). К 26 июля 1943 года в результате согласованных боевых действий трех фронтов только третья часть территории Орловского плацдарма была очищена от гитлеровских войск, освобожден всего один форпост обороны врага — город Мценск, который находился почти на линии фронта. В начале операции «Кутузов» наиболее успешными были действия войск левого крыла Западного фронта — 11-й гвардейской армии, усиленной 1 -м и 5-м танковыми корпусами. Их продвижение из района Кирова на юг было максимальным и к 25 июля составило до 70 км. Войска армии Баграмяна вышли к берегам Вытебет и угрожая перерезать коммуникации у Хотынца. Войска 61-й армии и 20-го танкового корпуса (правое крыло Брянского фронта) подошли непосредственно к Волхову, вдавив огромную «вмятину» в обороне противника. Войска 3, 63 и 3-й танковой армий Брянского фронта продвинулись от Зушина восток и вышли к берегам рек Ока и Оптуха. Войска Центрального фронта имели к этому времени наименьшее из всех фронтов продвижение — всего 15—20 км от реки Свапа к северо-западу до рубежа Становой Колодезь — Нестеров — Никольское — 10 км северо-западнее нп Троена. Ставка ВГК поставила вопрос ребром: срезать Орловский выступ — и точи. Эта необходимость была продиктована обстановкой на всем советско-германском фронте. Ни одна наступательная операция Красной Армии теперь не могла начаться до того момента, пока нависавшая над нашими войсками орловская группировка немцев, находящаяся в самом центре советско-германского фронта, не будет сдвинута с места и отброшена далеко на запад. И вот почему. При успешном наступлении — будь то на Смоленском направлении (к северу от Орла), будь то на Киевском направлении (к юго-западу от Орла) — наши войска попадали под фланговый удар орловской группировки врага — сильнейшей, мобильной (12 танковых и моторизованных дивизий, а также 10 отдельных противотанковых дивизионов, полк САУ и 2 отдельных танковых полка), с опытнейшим, годами сколоченным управлением, возглавляемым «генералом обороны» Вальтером Моделей. Как это осуществить: сдвинуть такую мощную гитлеровскою махину с места и в конечном итоге выпрямить Орловскую дугу? В Оперативном отделе Генерального штаба искали ответ на этот вопрос, чтобы предложить его Верховному Главнокомандующему — товарищу Сталину. Кроме того, необходимо было выходить из кризиса, в котором оказались войска трех фронтов Красной Армии 25 июля 1943 года. А вариант ответа был один: использовать резерв Ставки ВГК — 4-ю танковую армию и 2-й гвардейский кавалерийский корпус. Думаю, в Кремле не было иного варианта, кроме как задействовать этот последний резерв. Видится мне, что первоначально весь этот «запас» готовился для Смоленской наступательной операции под кодовым названием «Суворов».
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Битва за Орел
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт