Пролог Бориловского сражения. Рейд по тылам врага

дата: 10-04-2011, 16:39 просмотров: раздел: Битва за Орел
Утром 16 июля 25-й танковый корпус получил задачу: «Действовать совместно с 1 тк и к утру 17.07 овладеть ст. Хотынец, а затем занять район обороны фронтом Орел — Волхов». Танкисты двинулись двумя колоннами по маршрутам: правый: Шваново, Каменка, Хомяково, Шарапово, Ждимир, Мощеное, Хотынец; левый: Ягодное, Городок, Столбчее, Долбилово, Локно, Селихово, Сорокино, Кр. Рябинки, Кр. Новь. Приступив к выполнению задачи, корпус совершенно не имел оперативной ориентировки о подходящих соединениях группировки противника. Совершая тяжелый ночной марш полесистой местности, головные бригады корпуса, выйдя из лесов юго-восточнее р. Вытебеть, рано утром 17 июля вошли в соприкосновение с противником и были вынуждены вести бой головными батальонами в районе Городок, Коптево в явно невыгодных условиях, не имея возможности развернуться главными боевыми силами—бригадами. Несмотря на это, танкисты Аникушина, сломив сопротивление противника, вышли из лесов и во второй половине дня продолжили марш, стремясь овладеть ст. Хотынец. Вечером 18 июля, когда головной батальон 162-й танковой бригады достиг нп Локно, соединения корпуса получили фланговый удар противника с востока и юго-востока силой до трех моторизованных полков при поддержке 50—60 танков и до 10 самоходных орудий. Удар пришелся по хвосту 162-й, голове 175-Й танковых и левому флангу 20-й мотострелковой бригад. Из «Справки о боевом пут 162-й Новоград-Волынской ордена Кутузова танковой бригады (25тк) за периоде 5.06.42 г. по 10.08.43 г.»: «В 20 часов 14 июля 162-я танковая бригада полковника И.А. Волыниа была поднята по боевой тревоге. Получив задачу: в составе 25-го танкового корпуса совершить 140-км марш и сосредоточиться в р-не нп Минин — Попов, быть в готовности к наступлению на Хотынец. 16 июля в штаб бригады поступил приказ: «Наступать в направлении: Ягодная, Городок, Вязовая, Столбчее, Горки, Кузьминка, Локно, отм. 220,7; 231,8; 235,0; 223,7, Красные Рябинки, Красная Новь с задачей: перерезать ж.д. Орел — Брянск и перейти к обороне в р-не: Кр. Новь, Веселый Остров, Кр. Нива, удерживать р-н до подхода пехоты. 16 июля, в 20 часов, бригада перешла в наступление. Сбивая главными силами оборонявшиеся группы противника, соединение продолжило движение на Хотынец. Все же остальные части развернулись для отражения контрудара противника и были вынуждены вступить в тяжелый бой, а затем в течение четырех суток отражать непрерывные контратаки противника (до 10— 12 раз в сутки), которые не дали возможности всем остальным соединениям корпуса пробиться к железной дороге. 1-й танковый корпус генерал-лейтенанта В.В. Буткова в это время был скован и также не мог продвигаться в южном направлении. Таким образом, в район Хотынца 19 июля прорвалась только 162-я танковая бригада, которая прервала здесь движение по железной дороге и, захватив станцию Хотынец, заняла круговую оборону. 18 июля, в 20.00, с выходом бригады на рубеж Шарапове — Локно бригада получила фланговый удар двух пехотных полков 293-й пд и 50 танков 9-й тд. Противник нанес удар по хвосту колонны и отрезал часть подразделений и тылы. Главные силы бригады, не ввязываясь в бой, смело и решительно, несмотря на выход крупных сил врага в свой тыл, продолжали выполнять поставленную задачу; с выходом в тыл противник контратаками танков и пехоты неоднократно пытался расстроить боевой порядок бригады и остановить ее наступление. При этом был выведен из строя передатчик радиостанции, и бригада осталась без связи с корпусом. Тремя танками с десантом была захвачена ст. Хотынец, и в течение суток отважная группа советских танкистов и автоматчиков, отражая атаки противника, удерживала станцию. Действуя из засад вдоль основных дорог, питающих фронт, бригада уничтожала проходивший автотранспорт и колонны противника. Появление бригады в оперативной глубине обороны врага вызвало панику среди немецких войск и местных гитлеровских властей. Данные о действиях советских танков в районе Хотынца послужили причиной для усиленной эвакуации раненых и вооружения войск, взрывов промышленных предприятий и железнодорожных мастерских в районе Орла, а с восстановлением движения по стальной магистрали немецкое командование продолжил о эвакуацию тылов. По данным местных жителей, немцы говорили, что в их тылу действует крупная танковая армия, имеющая до 350 танков. Для ликвидации бригады немецкое командование стягивало силы из Орла и Карачева, а также подвергало район, занимаемый бригадой, бомбежке с воздуха. Несмотря на это, бригада, уклоняясь отбоя с основными силами противника, наносила ему удары. «В течение 19, 20, 21 июля, ведя напряженные бои, без тылов, без связи со штабом корпуса, имея на исходе боеприпасы и горючее, остатки бригады вторично прорвали оборону врага в районе Хомяково и утром 22 июля соединились с частями корпуса. За время действий в тылу бригада отразила ряд яростных атак крупных сил противника. Так, например, 19 июля в районе нп Красная Новь она отразила шесть контратак пехотного полка с танками и артиллерией, поддержанных огнем бронепоезда и бомбежкой авиации. Следует учесть, что во время рейда были серьезно ранены командир бригады полковник Большей и его заместитель по политчасти гвардии подполковник Сыропятов. Характерная черта боевых действий в Орловской операции — массовый героизм бойцов, командиров и политработников. Люди дрались до последнего дыхания, но живыми не сдавались врагу. Например, старший помощник начальника штаба по спецсвязи капитан Поспелов (он же парторг управления штаба бригады) 22 июля с группой бойцов и командиров в количестве 9 человек, выполняя боевую задачу на танке Т-70, в нп Красные Рябинки наскочил на немецкую засаду — завязался неравный бой. Танк подорвался на мине и дальше двигаться не мог. Отстреливаясь до последнего патрона, многие пали смертью храбрых. Младший лейтенант Чупахин отбивался гранатами. Когда гранаты закончились, чтобы не попасть в плен, последней гранатой он взорвал себя. Капитан Поспелов, будучи раненным, не мог держать в руках оружие и начал рвать зубами пытавшегося взять его в плен немецкого офицера. Встретив яростное сопротивление, немцы добили капитана. Возвращаясь из рейда, танк Т-34 остановился из-за технической неисправности у нп Локна. Группа немцев стала окружать танк и обстреливать его. Экипаж танка и десантники открыли ответный огонь. Когда в танке закончились боеприпасы, экипаж взорвал его и с группой десантников отполз в рожь. На группу отважных бойцов и командиров немцы бросили в атаку до роты пехоты. Подпустив их на близкое расстояние, пулеметчик Краснокутский открыл из своего пулемета уничтожающий огонь. Оставшиеся в живых немцы поспешно отступили. Вторая атака пехоты врага была поддержана танком, но и на этот раз гитлеровцы не смогли сломить сопротивление небольшой горстки отважных храбрецов. Неравный бой длился до ночи. В результате героически погибли командир пулеметного взвода лейтенант Яковлев, старшина Попов, сержант Тарасов, красноармеец Морозов. В живых остался один Краснокутский. Расстреляв все патроны , он закопал свой пулемет и в течение шести дней, питаясь одной рожью, пробивался к своим. Героической смертью в тылу врага погибли командир 2-го танкового батальона капитан Пантелеев, трижды орденоносец командир 2-й роты 1-го танкового батальона лейтенант Загородников и ряд других бойцов и командиров».

Пролог Бориловского сражения. Рейд по тылам врага


Во время работы с архивными материалами танковых соединений было обнаружено письмо Волынца на имя неизвестного генерал-полковника. Бывший командир 162-й танковой бригады подробно изложил ход и результаты рейда танкистов по тылам врага в районе станции Хотынец. Этот лаконичный документ заслуживает того, чтобы его без сокращений воспроизвели.
Здравствуйте, товарищ генерал-полковник
После тяжелого черепного ранения в июле сего года я только сейчас несколько оправился и решил обратиться к Вам. Дело в том, что 162 тбр 25 тк за успешный рейд на тылы врага с 18 по 22.07.43 г. в Орловской операции была представлена к званию гвардейской. Судьба этого представления мне как бывшему командиру этой бригады неизвестна. Я беспокоюсь, что представление может быть забыто и бригада останется не отмеченной. В ночь с 17 на 18.07.43 г. 162 тбр была поставлена задача: следуя из р-на Городок (30 км зап. Волхов) в р-н Крутицкие Хутора, войти в прорыв на уч-ке Красниково, Кузьминка, Локно и, обеспечивая левый фланг маршевого корпуса, перерезать жл. Брянск — Орел в 7 км ю.-в. Хотынец. Обстановка была следующая: в канун 17.07 бригада весь лень подвергалась авиабомбежке. По р-ну расположения бригады и 107 сд противником было произведено не менее 700—800 самолето-вылетов. Бригада 17.07 потеряла от авиабомб 13 автомашин и 6 расчетов из 9 зенитных расчетов. С утра 18.07.43 г. и до вечера на 25 тк было сделано противником не менее 1000 самолето-вылетов. Наземный противник рвался вперед с целью эагнать корпус обратно в болотистые леса, на север. К 15.00 18.07 разведкой бригады было установлено, что направление Красниково, Кузьминка, Локно слабо прикрывается противником. Восточнее Кузьминка в 3 км в лощине противник сосредоточил 70 танков и ю.-з. Кузьминка — до 30 «тигров». В 15.30 заместитель командира 25 тк гвардии полковник Елисеев поторопил меня с вводом в прорыв. Ровно в 16.00 бригада двинулась в прорыв в направлении Красниково, Кузьминка, Локно, Кр. Рябинки, Кр. Новь в следующем маршевом порядке: разведка — 5 танков Т-34 во главе нач. разведчасти. Головная застава 5 танков Т-70 и боковые — левая 5 Т-70 и правая 3 Т-70. В колонне главных сил: I тб, 45-мм батарея на «виллисах», 2-й танковый батальен, 76-мм противотанковая батарея, минометная рота. Мотострелковый бат-н и рота ПТР были на танках 1-го и 2-го танковых батальонов в качестве танкодесанта. Опергруппа штаба бригады и радист. В 16.00 бригада двинулась в прорыв, встречая слабое сопротивление ПТО и нескольких автоматчиков по пути Красниково, Кузьминка, Локно. Это сопротивление было подавлено орудиями танков с маршевой колонны. В 16.40 бригада достигла Локно, пройдя 12 км в тыл пр-ка и избежав столкновения с танками пр-ка, находившимися недалеко, на обоих флангах бригады. По достижении Локно был оставлен 1 танк с танкодесантом в Локно для охраны моста до подхода следовавшей сзади 175 тбр. 162 тбрк 17.00 вышла в р-н Четырех Могил 4 км ю.-з. Локно на большую хорошую дорогу. В этот момент с юга следовало до 200 бомбардировщиков пр-ка в сопровождении «мессершмитгов» в направлении Кузьминка, Коптево на север. Видя опасность быть разбитым авиацией пр-ка, я дал 3 белых ракеты вверх, т.е. обозначил себя немецким сигналом, сообщенным мне накануне командиром 25 тк. Сразу же отделилось 10 «мессеров» от этой авиагруппы и сопровождали нас до самых сумерек, охраняя нас с воздуха. Дорога была исключительно хорошая. Колонна главных сил бригады развивала скорость 40—45 км, в результате чего сильно растянулась и подняла пыль над собой. Как следствие этого, жители, видевшие прохождение колонны, уверяли, что наша колонна была не менее 150—200 танков. Эти сведения, очевидно, стали известны пр-ку и сыграли потом свою положительную роль. При достижении Подвалиево, колонна бригады была обстреляна оттуда 2 артбатареями и 1 — 1,5 ротами пехоты. Имея над собой 10 «мессеров» и следуя на головном танке, я не решился свернуть на Подвалиево для атаки пр-ка и приказал батальонам увеличить скорость хода в прежнем направлении по дороге, огонь всех танковых пушек вести влево по Подвалиево. Т.е. колонна бригады разгромила в Подвалиево, не раскрыв себя в глазах немецких сопровождающих с воздуха истребителей, следовательно, не дав повода для вызова бомбардировщиков пр-ка на колонну бригады. Можно было бы еще много интересного рассказать об этом рейде, но боюсь долго занимать Ваше внимание. Вынужден остановиться только на результатах этого рейда. В общем, 162 тбр в течение 4-х суток с 18 по 22.07 вела бои с противником в его тылу и в ночь с 21 на 22.07 ночной атакой в том же месте, где входила в прорыв, вышла из него, достигнув следующих результатов:
1. Боями уничтожено:
а) пехоты в р-не Кр. Новь, 7 км ю.-в. Хотынеи до 600 человек, в других местах до 200 человек;
б) бронепоезд — 1, орудий до 3-х батарей; подбито больше 50 автомашин пр-ка;
в) танков, в т.ч. «тигр», в р-не ж.д. 13 шт., в р-не Локно, Кузьминка при возвращении из рейда 8 шт., убит 1 генерал — командир 29 пд. (Требуется уточнение, вероятно, это командир 129-й пд.)
2. Разобрана ж.д. Брянск— Орел на 500 м.
3. Порваны телеграфные провода, и танками свалены телеграфные столбы в нескольких местах на ж.д.
4. Немецкий штаб орловского фронта в панике улетел на самолетах в Гомель.
5. Оттянуто из-под Курска в р-н Знаменское более 3-х тд и не менее 3-х пд для охраны ж.д. Брянск — Орел. (На самом деле сюда было переброшено десять различных немецких дивизий с разных участков советско-германского фронта, в том числе из-под Белгорода. Вокруг Курска, в радиусе 90 км, немецких, также как и советских, дивизий не было ввиду того, что этом районе боевые действия вообще не велись. Все сражения в этот момент проходили на территории Орловского плацдарма, а также на юге — на рубеже реки Миус
6. Немцами разрушены все депо и др. сооружения на станциях от Орла до Хотынец.
7. Разбежались все старосты, полицаи и гестапо в окрестностях рейда и больше до прихода наших войск не собрались.
8. По словам жителей г. Орел, 20.07 в Орле начали стреляться немецкие офицеры, говоря, что «прорвалась на Брянск русская танковая армия и нам будет «второй Сталинград».
Состояние бригады после возвращения из рейда:
1. Тяжело ранены комбриг и его зам. по политчасти. Убиты начоперчасти, начсвязи, начшифротдела и командир 2 тб-на.
2. Осталось в бригаде на 12.00 22.07: 24 испр. танка, из них 3 Т-70 и 21 Т-34, мотопехоты 60%, или 350 чел., в полном составе мин. рота и бригадная противотанковая батарея.
3. Потери бригады в рейде: танков— 33, убитых, раненых и П Б В — около 120 чел.
Прошу Вашего ходатайства перед Наркомом обороны о присвоении 162 тбр звания гвардейской. (Вероятно, ввиду больших потерь, которые понесла ударная бронетанковая группа Баданова в Бориловском сражении, ни одному из корпусов, а также ни одной бригаде не было присвоено званий гвардейских).
Заместитель командира 25 тк построевой части полковник Волынец».
В «Справке о боевом пути 162-й танковой бригады за период с 5.06.42 г. по 10.08. 43 г.» данные результатов рейда уточнены:
Боевыми действиями в тылу врага бригада нанесла ему следующие потери:
убито солдат и офицеров — до 70 чел.,
взято в плен, затем расстреляно— 194 чел.,
разгромлено штабов — 4,
уничтожено танков— 11 (в т.ч. Т-6 —4 шт.),
бронемашин —6,
автомашин —95,
орудий —21,
минбатарей — 5,
самолетов М-ПО — 1.
Взорвано 7 км путей.
23.07. 43 г. бригада в составе корпуса вновь вступила в боевые действия.
Командир 25 тк генерал-майор танковых войск Анишкин
Начальник штаба полковник Воронченко»

Пролог Бориловского сражения. Рейд по тылам врага


Опыт Великой Отечественной войны показывает, что первым и важнейшим условием ведения и успешного завершения операции является нанесение мощного внезапного удара по врагу. Только такой удар мог быстро сокрушить тактическую зону обороны противника, нанести ему крупные потери и создать условия для стремительного развития операции в глубину и в стороны флангов. Анализируя боевые действия ударной группировки войск Баграмяна, следует признать, что войска 11-й гвардейской армии нанесли внезапный и сокрушительный удар по войскам противника, который пришелся в основном на стык участка обороны 211-й и 293-й пехотных дивизий. И в самом деле, тактическая оборона врага на участке прорыва Глинная — Ожигово была полностью разрушена, наши войска устремились на юг. Но, просчитывая общий план операции, наше командование и, главное. Оперативный отдел Генштаба не учли двух очень важных моментов. Во-первых, система обороны противника на Орловском плацдарме была создана по принципу узлов сопротивления, находящихся в глубине обороны (ими стали крупные населенные пункты, в данном случае — Ульянове, Кирейково, Сорокине, Крапивна, Ягодный, Уколица и др.), а также опорных пунктов, расположенных на командных высотах. Во-вторых, не было учтено то обстоятельство, что немецкое командование располагало резервы в некотором отдалении от линии фронта. И эти резервы, обладая большей мобильностью, нежели наши, быстро перемещаясь, оказывались у локальных мест прорыва, парируя удары. В результате ударной группировкой Баграмяна не были созданы условия для стремительного развития операции в глубину и в стороны флангов, и операция приняла затяжной и кровопролитный характер. Трех танковых корпусов не хватило для стремительного продвижения на юг к Хотынцу. Их силы были распылены по двум направлениям. И к тому же танковые корпуса, ввязавшись в штурм и преодоление узловых и опорных пунктов, потеряли драгоценное время. Немцы, быстро и решительно предприняв контрмеры, перебросили к северо-западу от Волхова крупные резервы и остановили хорошо начатое наступление наших войск.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Битва за Орел
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт