За день до Бориловского сражения

дата: 10-04-2011, 15:21 просмотров: раздел: Битва за Орел
Выполняя директивные указания Ставки ВГК, армия Баданова к исходу 23.7 сосредоточилась: 6 МК — Большая Слобода, Гутнево, Покровка, Гордиково, Киреевское, Хряпкино, 11 ТК — Алымовский, Слаговиши, выс. 179, 3, Дмитровский. ЗОТК — Сосенки, выс. 198,4. 209,4, южн. окраина Стеннша, Козельск. После сосредоточения войска армии перешли в подчинение командующего Западным фронтом и передислоцировались в выжидательный район. Совершив 60 км марш, в 24.00 24.7 4 ТА заняла положение:
11 ТК — Жбаново, Подлесная, Свобода, Ягодная.
30 ТК — Середичи,лес Зкм сев. (иск.) Чекряк.
6 Гв. М К — Передель, Кирейково, Шпилево».
При внимательном изучении документов командования Западного фронта и 4-й танковой армии обращаешь внимание на разницу в приказах на наступление, которые касались места ввода армии Баданова в прорыв и направления удара. В частности, Военный совет Западного фронта поставил перед армией задачу: утром 26 июля «войти в прорыв на участке 8 т. С К 11 гв. А, ударом в юго-западном направлении перерезать основные коммуникации противника в районе Хотынец и к исходу 26.7.43 г. выйти в район: Красная Поляна, Хотынец, Маяки, Оболешево, Богдановка, Нарышкине Быково, Бунино, создав условия для окружения орловско-болховской группировки противника». В соответствии с приказом командующего фронтом и планом операции командующий 4-й танковой армией генерал лейтенант В.М. Баданов своим приказом поставил войскам следующую задачу: «11 ТК войти в прорыв и действовать в полосе: справа — Смол. Красниково (иск.), Хотетово, Коробеикая (иск.), Студенка (иск.), Аболмасово. Слева — Новоигинский, Васильевское, Локна, Бол. Рябинки — все пункты исключительно — и к исходу дня выйти в район Коневка, Маяки, Баздрево, Савинки, имея усиленный отряд на рубеже Хотьково — Сколенко. 6 гв. М К — войти в прорыв и действовать в полосе: справа граница с 11 ТК, слева — Плащанское (иск.). Лучки, (иск.) Дулебина, (иск.) Сухачево, и к исходу 26.7 выйти в район: Квасово, Оболешево, Богдановка, Нарышкино. 5 ТК двигаться на 11 ТК в готовности к действию из-за его правого фланга и к исходу 26.7.43 года выйти в район: Красная Поляна, Хотынец, Гремячий, Дуброво. 30 ТК — двигаться за 6 гв. М К в готовности действовать из-за его левого фланга и к исходу дня выйти в район: Большие Рябинки, Краен. Рябинки, Бабиново, Бунино. Резерв: 30 ТБР, 1545 ТСАП, 51 ОМЦП, 51 бронебатальон — двигаться за 6 гв. МКг. Как видим, основные силы 4-й танковой армии, предназначенные для ввода в прорыв (который должны были осуществить соединения 8-го гвардейского стрелкового корпуса), наступали не в юго-западном направлении на Хотынец. а в юго-восточном направлении — в обход прочного хотынецкого узла обороны противника с выходом на коммуникации врага на участке Шахово — Нарышкино. Такое решение генерала Баданова было оправданно, потому что в 10 км к северо-западу от участка коммуникаций Хотынеи — Карачев, прикрывая его, уже заняли свои позиции соединения группы Шмаль (дивизии «Великая Германия». 208-я, 253-я, танковые и артиллерийские части усиления). Удар бронетанковой группы Баданова в направлении Шахово имел две цели: первая — ликвидировалась угроза контрудара в западном направлении со стороны танково-механизированной группы Гарпе; вторая — ударом в южном направлении с выходом в глубокий тыл противника, с перехватом коммуникаций на участке Нарышкино — Шахово отсекалась вся орловская группировка противника, и при условии успешного наступления с юга на север сил 2-й и 3-й советских танковых армий она замыкалась в кольцо. При выборе места удара группы Баданова в Генштабе офицеры оперативного отдела, вероятно, предлагали другой вариант — место наибольшего продвижения войск 11-й гвардейской армии Баграмяна: участок Ильинское — Жудре — Алехине. Отсюда до железной дороги оставались считанные километры. Мощный удар — и дорога перехвачена. Но от этого варианта отказались. Во-первых, потому, что этот участок уже был блокирован дивизией «Великая Германия», усиленной 51-м тяжелым танковым полком «пантер». Во-вторых, удар в этом месте был бы только на руку немцам. Прорыв в глубокий тыл противника, без обеспечения флангов обескровленными дивизиями 11-й гвардейской армии, ставил под угрозу полного окружения 4-ю танковую армию. Она сама загоняла себя в «котел». Сконцентрированный удар в западном направлении сосредоточенных в одном узком месте сил группы Гарпе отсекал от основных сил и тыла армию Баданова, которая, несомненно, подверглась бы удару с фронта мощными бронетанковыми силами группы Шмаль. В этом случае группа Баданова была бы окружена и полностью уничтожена. Для ее спасения Ставка ВГК к этому времени не имела резервов — они были уже полностью исчерпаны. Именно поэтому был выбран участок фронта в 17 км к западу от Волхова. Здесь, на месте густо расположенных древнейших русских поселений, развернулось гигантское, невиданное до сей поры сражение, в котором с обеих сторон приняло участие 1362 единицы подвижной бронированной техники (танков и САУ) новейших систем. Такой концентрации бронетехники на одном километре фронта (80 единиц) до сих пор еще нигде не достигалось, даже 12 июля 1943 года под Прохоровкой. 4-я танковая армия генерала Баданова. усиленная 5-м и 25-м танковыми корпусами, наступала. Немецкая группа Гарпе, как уже отмечалось, находилась в глубокой обороне. Она занимала 17-километровый участок фронта, проходившего по господствующим высотам в 5—7 км к западу от реки Нугрь.

За день до Бориловского сражения


6-й гвардейский механизированный корпус
Время начала наступления, направление главного удара и полоса действий корпуса ставились в зависимость от успеха соединений 8-го стрелкового корпуса. Местонахождение его штаба и штабов его дивизий точно известно не было. Данные о противнике были очень скудные — только о начертаниях его переднего края.
Из Отчета о боевых действиях 6-го гвардейского мехкорпуса с 26.07 по 10.08.43 г[/b]
Для выполнения поставленной задачи было необходимо:
а) уточнить задачу 8 ск и его дивизий;
б) произвести командирскую разведку переднего края обороны противника и исходного положения для наступления;
в) организовать двадцатикилометровый марш и вывести корпус в исходный район в течение ночи по одной дороге, допускающей только одностороннее движение.
Для решения этих задач корпусу оставалось 10—12 часов, из них 3 часа светлого времени. В течение оставшегося светлого времени произвести командирскую разведку и согласовать действия с командиром 8 ск не представилось возможным, и решение этих вопросов состоялось с утра 26.07, т.е. в день начала боевых действий». В состав 6-го гвардейского мехкорпуса, кроме трех бригад, входили еще 29-й гвардейский, 56-й отдельные танковые полки и 1-й гвардейский самоходно-артиллерийский полк. «25.6.43 г. 29 отд. гв. танковый полк передислоцировался в г. Загорск, где поступил в распоряжение командира 6 гв. МК. 20.7.43 г. полк, имея 510 человек личного состава, 32 танка Т-34 и 10 танков Т-70, по железной дороге прибыл в район выгрузки г. Белев, откуда совершил марш и сосредоточился в районе с. Сурьянино. В периоде 25.7 по 12.8.43 г. полк в составе 6 гв. МК вел бои на Орловском направлении»2.

За день до Бориловского сражения


[b]11-й танковый корпус

25 июля после получения устного предварительного распоряжения командующего 4-й танковой армией генерала Баданова, в 6 часов утра, штаб 11-го танкового корпуса совместно с командирами частей и соединений приступил к рекогносцировке маршрутов для выхода в район исходных позиций, районов исходных позиций, подступов к переднему краю, а также к увязке взаимодействия с частями 8-го гвардейского стрелкового корпуса. Времени для отработки всех вопросов совместных действий с пехотой и артиллерией было крайне недостаточно — всего одни сутки. Рекогносцировка направлений группой командиров взводов, машин и механиков-водителей совершенно не проводилась. Сразу после выбора района исходных позиций части начали занимать его, совершая марш днем, мелкими группами. 25 июля к 22 часам корпус в полном составе сосредоточился в исходном районе — нп Кругины. Здесьже находились части 5-го танкового корпуса. По данным стрелковых частей, имевших соприкосновение с противником (26-я и 83-я сд), на участке которых предстояло наступление корпуса, перед ними оборонялись части 18-й и 20-й танковых немецких дивизий. За неделю противостояния противник успел закрепить за собой и превратить в опорные узлы сопротивления населенные пункты: Хомяково, Булгакове Шемякина, Горки, Ветрово, выс. 232,1, Лунево. Местность перед передним краем открытая. Командные высоты, в том числе господствующая — выс. 232,1, находились в руках противника, и все подступы к его переднему краю просматривались и находились под воздействием артминогня. Точных сведений об огневой системе и расположении огневых точек противника, хотя бы на переднем крае, не имелось. Разведсводок из штаба армии к началу наступления корпус не получал. Направленная вперед своя разведка из-за недостатка времени не смогла дать подробных данных о противнике и местности. Перед началом наступления прошли сильные дожди, которые сделали дороги непроходимыми для колесных машин, в балках образовались большие пробки. Саперный батальон занимался ремонтом дорог, но ввиду их большой протяженности он был не в состоянии обеспечить нормальное движение. Итак, корпус своевременно достиг района сосредоточения и вышел в район исходных позиций. Однако времени для подготовки к наступлению и отработки всех вопросов взаимодействия, а также изучения характера и системы обороны противника было явно недостаточно. 146

ПЕРЕД НАСТУПЛЕНИЕМ КОРПУС ИМЕЛ СЛЕДУЮЩИЙ БОЕВОЙ СОСТАВ

За день до Бориловского сражения


30-й Уральский добровольческий танковый корпус
Следует отметить, что 30-й УДТК вступил в боевые действия на сутки позже. В ночь с 26 на 27 июля соединения и части Уральского корпуса перешли в исходный район для ввода в прорыв, но в связи с тем что 6-й гвардейский мехкорпус не сделал прорыва, 27 июля в 16.30 был получен приказ: «обогнать 6 гв. МК и наступать на его участке»1. Ввиду того что впереди действовал мехкорпус, разведчасти Уральского корпуса (88-й мотоциклетный и 64-й автобронетанковый батальоны) разведку боем не вели. Сведения о противнике поступали из действующих частей и в результате наблюдения. На основании устного приказа командующего 4-й танковой армией соединениям и частям корпуса было отдано боевое распоряжение о готовности к совершению марша с 6.00 24.07.1943 г. в район Песоченка, Сорокине. В 17.0024.07.1943 г. командир корпуса генерал Родин отдал боевой приказ № 4:
«1. 30 ТК с 24.00 24.07.43 совершает и к 4.00 26.07.43 выходит в выжидательный район.
2. Марш совершать двумя маршрутами:
Правый: городок Киреевское, Чернышино, Вейно, Грынь, Сорокино, Уколицы.
Левый: Красный Клин, Калиновка, Карачево, Березово, Большак, Кстнше, Вязовка, Ретюнь, Грынские Дворы, Мо-новскнй, зап. окр. Кнрейково, Ленинское».
В течение 25—26.07.1943 г. корпус совершал марш и сосредоточивался в выжидательном районе, затем в течение 26.07.1943 г. передислоцировался в исходный район для ввода в прорыв: Новоселка, Плашанское, (иск.) Гнездилово, Середичи и лес севернее. 243-я и 244-я танковые бригады, которые выступили последними из района сосредоточения после выгрузки, выжидательного района не занимали, а сразу были направлены в исходный район. По приказу командующего соединения и части корпуса ночью 27 июля переходили из выжидательного района к переднему краю и «к 8.00 сосредоточились:
а) 243 тбрс 1513иптап и 1621 сап — Новоселки, Игинои лес сев. Новоселки;
б) 244 тбр —Ивановский;
в) 197т6рс 742 иптд — Плашанское, Алексашинский;
г) 30 МСБрс299 минп — Морозовский, Буденновский, Гремучий.
30 МСБр в связи с некомплектом колесных машин совершала переход в пешем строю.
В связи с тем, что дороги после сильных дождей были разбиты, в соединениях и частях много горючего израсходовано на переход. В среднем по корпусу осталось около 0,25 заправки. Из исходных районов по приказанию командира корпуса командиры соединений и частей организовали рекогносцировку маршругов к переднему краю и переднего края».

25-й танковый корпус
Боевой приказ штаба корпуса за № 008/оп от 25 июля предписывал частям и подразделениям: «быть готовым к боевым действиям с утра 26.07.43 г.». 162-я танковая бригада после возвращения из рейда по тылам врага (на 22.07 имела 21 танк Т-34, 3 — Т-70, 350 человек мотопехоты, минометную роту и противотанковую батарею) находилась на отдыхе и доукомплектовывалась личным составом и техникой. Танковые и мотострелковые батальоны 175-й танковой бригады находились на исходных позициях: кустарник 500 м Юрковский, ведя разведку в направлении: Узкое, Первомайское, переправы через ручей Грязный на участке Анниково. Высокое. 27 июля был получен приказ № 009/оп: «Бригаде с 20 мсбр, 459 мп быть готовым с утра 28.07 наступать в направлении: Первомайский, Лазинка, отм. выс. 201,3, овладеть сев. окр. Знаменское и удерживать ее. 27.07 в 20.00 получено предварительное распоряжение штаба: быть готовым к действиям к 4.00 28.07.1943 г.». О состоянии 111-й танковой бригады ничего не известно, поскольку документы в архив не поступили. В целом 25-й танковый совместно с 8-м гвардейским корпусом 26 июля находились на рубежах, которых они достигли еще 23 июля, и, отбивая контратаки противника, далее не продвигались ввиду больших потерь.

За день до Бориловского сражения


5-й танковый корпус
24-я танковая бригада находилась в районе нп Столбчее. По приказу комкора 41 -я танковая бригада 22—26.07.1943 г. находилась в районе нп Дворики с задачей «пополнения материальной части и личного состава, приведения в боеготовность частей и подразделений. На 25.07 бригада имела: 928 чел. личного состава; танков: МК-3 - I0,T-34-46,T-70-6,T-60-8»J. В 70-й танковой бригаде на 26 июля числилось: танков Т-34 — 5, М4-А-2- 29, МК-3-19. В донесении о боевом и численном составе за 26 июля отмечено, что «На 26.07 экипажи были слабо обучены, плохо стреляли». 5-я мотострелковая бригада «в ночь с 24.07 на 25.07 отведена в район леса 500 м зап. Крутицкий». К этому времени боевой и численный состав бригады: «стрелков и автоматчиков — 180 чел., стрелков ПТР — 65, пулеметчиков— 148, минометчиков— 175, артиллеристов — 154 чел. 28.07. В 19.00 получено распоряжение выступать в р-н Крутицкий, Ячное, Ячный, Столбчее, в исх. р-н — овраги В. Столбчее и по сигналу перейти в наступление за танками 24 тбр». Таким образом, соединения танковой группы генерала Баланова заняли свои исходные рубежи (одни с утра 26-го, другие на рассвете 27 июля) и ждали сигнала для перехода в наступление.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Битва за Орел
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт