Первый этап Бориловского сражения. День первый

дата: 10-04-2011, 13:12 просмотров: раздел: Битва за Орел
Боевые действия войск по прорыву первого рубежа обороны противника на участке Лучки — Шемякино— И влево с 26 по 28 июля 1943 года. Штурм первого рубежа обороны противника на реке Овс.
26 июля, понедельник. Погода: ночью и утром преимущественно дождь, пасмурно, облачно, прохладно. На этом участке глубиной 25—30 километров противник перед фронтом объединенной танковой группы Баданова имелтри рубежа обороны с узлами сопротивления и опорными пунктами между ними. Об этом моменте в «Докладе Лелюшенко» сказано: «Войска 4 ТА, выполняя приказ Военного совета Западного фронта в 12.00.26.7 перешли в наступление в общем направлении: Свистова, Знаменское, Саморядова. На рубеже: Булгаково Прилепы, Лунево, Мал. Чернь, Дмитров соединения и части армии встретили сильно развитую оборону противника. В районах: Долбилово, Су рьян и но, Руднево было обнаружено до 25—30 танков в каждом. Преодолевая упорное сопротивление противника, войска армии к исходу дня 26.7 продвинулись вперед на 2—4 км». Итак, мы наблюдаем разницу в Докладах об одних и тех же действиях. Во-первых, группы немецких танков Лелюшенко увеличил вдвое, во-вторых, у Лелюшенко «войска в первый день наступления продвинулись на 2—4 км». Сравним с исходным документом. В «Докладе 4-й ТА» зафиксировано: «армия имела незначительный успех». Но и в том и в другом случае танкисты группы Баданова в этот день имели незначительный успех, точнее сказать, успеха не имели, если учитывать конечную цель первого дня наступления: выход в район Нарышкино, Бунино, Хотынец, — а это в 50 км от линии первого рубежа обороны врага. Но самое главное — прорыв обороны врага не состоялся. Боевые действия на берегах рек Орс и Нугрь приняли затяжной характер. Теперь по документам соединений, входящих в состав 6-го гвардейского механизированного, 11 -го танкового и 30-го Уральского танкового корпусов, по воспоминаниям участников боев проследим, как же прорывалась, вернее сказать, «прогрызалась» оборона противника, и чего это стоило нашим войскам? Какая каша заварилась в этот день в кипящем котле сражения? Горькая и соленая, перемешанная с потом, кровью и слезами, пролитыми по поводу потери товарищей по оружию.

Первый этап Бориловского сражения. День  первый


11-й танковый корпус
25 июля командующий 4-й танковой армией генерал Баданов отдал генерал-майору Н.Н. Радкевнчу устный приказ: утром 26 июля корпусу совместно с частями и соединениями 8-го стрелкового корпуса прорвать оборону противника на участке Корентяева — Ветрова и перейти в наступление в общем направлении: Горки, Долбилово, Кузьминка, Знаменское, Хотынец. В дальнейшем, действуя по тылам противника, разгромить еготанковую группировку н выйти в район Кокевка, Маяки,Челгацево, Красная Новь. Справа, в направлении Шемякино, Кузьминка, Знаменское, наступает 26-я гвардейская стрелковая дивизия. Слева, в направлении Шемякино, Селихово, Шахово, наступает 6-й гвардейский механизированный корпус.
«Выполняя приказ командующего 4 ТА в 10.0X126.07.1943 г. корпус перешел в наступление двумя эшелонами по двум направлениям. Правое направление: Лесник, отм. 208,3, в обход Горки с запада, Серпилово, Кузьминка, Пролетарский, западная окраина Знаменское и далее вдоль по шоссе на Хотынец. Левое направление: Ячное, сев. окраина Столбчее, выс. 221,2, зап. окраина Руднево, отм. 206,3, Цымбулово, Цкань, сев. окраина Локна, Шарапово, вост. окраина Знаменское, Китаево, Мошеная. В первом эшелоне 65 и 20 тбрс 1493 сап, во втором-36 тбр и 12 мсбр».
15-минутная артподготовка по переднему краю противника, в дальнейшем артиллерия работала по заявкам. За 10 минут до начала наступления на НП прибыл командир 8-го стрелкового корпуса генерал-майор П.Ф. Малышев, который заявил, что в 10 утра начать наступление он не может, хотя к этому времени уже был дан сигнал двум бригадам 11-го танкового корпуса — атаковать передний край обороны противника. Генерал Баграмян — командарм II-й гвардейской армии подтвердил заявление генерала Малышева и просил вернуть танки в исходное положение, но сделать этого было нельзя, ибо танки уже вступили в бой. Танкисты и мотострелки корпуса генерала Радкевича встретились с хорошо организованной противотанковой обороной противника, которая сочеталась с действиями автоматчиков, располагавшихся вне населенных пунктов — во ржи и других укрытиях. Противотанковые узлы обороны были в районах: Шемякино, Горки, Ветрова, Руднева В течение дня части корпуса, без поддержки пехоты 26-й и 83-й гв. стрелковых дивизий, вели ожесточенные бои на рубеже: Шемякино — Горки — Ветрова, (иск.) Ветровский, нанося главный удар в районе Шемякино, Горки. В этот день часть наших самолетов, потеряв ориентировку, бомбила и обстреливала боевые порядки частей корпуса. Артиллерия 26-го и 83-го гвардейских стрелковых дивизий оказывала хорошую поддержку, но огневые точки не подавляла (вела огонь по площадям). В полдень противник с направления Шемякино силами до батальона пехоты, при поддержке 10 танков и до 5 самоходных орудий, контратаковал боевые порядки корпуса. Контратака была отбита, противник отошел в исходное положение. Корпус, понеся большие погери, к исходу дня закрепился на рубеже: вые. 208,3 — Красный. В течение ночи части производили перегруппировку сил и приводили себя в порядок. Известно, что танковый корпус образца 1943 года имел в своем составе три танковые, одну мотострелковую бригады и вспомогательные части (части усиления): артиллерийские, противотанковые и минометные полки.
Рассмотрим, как действовали в первый лень Бориловского бронетанкового сражения отдельные части танковых корпусов, документы которых наиболее полно представлены в военном архиве г. Подольска. Остановимся на примере боевых действий 12-й мотострелковой бригады (далее — 12-я мсбр) 11-го танкового корпуса. К моменту вступления в бой комплектование 12-й мсбр было закончено полностью. 24 июля бригада получила боевое распоряжение командира 11 -го танкового корпуса о выступлении в направлении 1 км сев. Городок, затем продолжила марш в район нп Круши а и уже в ночь на 25 июля выслала разведку в направлении Ветрова. 26 июля, в 2.00, бригада получила боевой приказ о наступлении. Задача бригады: наступать за 20 тбр в направлении Яч-ное, сев. окр. Столбчее, выс. 221,2, зап.окр. Руднево, отм. 206,3, Цымбулово, Цкань, сев. окр. Локи, Шарапово, вост. окр. Знаменское, Бельдино, Китаево, Мощеное и, овладев ж/дст. и ри Хотынец, выйти в р-н ю.-з. окр. Меловое». Бригада в составе 3032 человек, имела на вооружении: пулеметов ручных — 111, станковых — 45, зенитных — 9, ПТР — 81, пушек 76-мм — 12, 45-мм — 12, минометов 120-мм — 6,82-мм — 30; более половины бригады быловоо-руженоавтомагачи (1552 ед. ППШ или ППД). Кроме того, в бригаде имелось 7 бронемашин с пулеметами, 10 бронетранспортеров, 15 мотоциклов и 254 грузовых автомобиля. Боеприпасами, ГСМ и продовольствием бригада была обеспечена полностью и за времябоев перебоев в снабжении не имела. В 5.00 бригада заняла исходное положение. Фронт наступления составил приблизительно 2,5—3 км. Противник (59-й мп 20-й тд) занимал оборону на рубеже Шемякине — Ветрово — Войново, блокируя прорыв на своем левом фланге и выход наших частей на коммуникации: ж.д. Орел — Брянск, шоссе Орел — Карачев, большак Волхов— Карачев. Перед наступлением в 9.45 был нанесен 30-минутный авиаудар по врагу, но сначала из-за плохой видимости штурмовики «обработали» порядки своей бригады, затем, поняв свою ошибку, пытались ее исправить. В это же время началась 15-минутная артподготовка. В 10 часов пехота и танки пошли в атаку. Через час, сбив усиленное боевое охранение, подошли на 400—500 м непосредственно к переднему краю обороны противника, но, прижатая мощным артиллерийским и пулеметным огнем, пехота залегла. Используя время огневых налетов нашей артиллерии, к 13.00батальоны продвинулись вперед еще на 100—200 м и, понеся большие потери убитыми и ранеными, вновь залегли на рубеже дороги от центра Столбчее на нп Красный. В 15.30 с южной окраины Ветрово начали движение вражеские танки. Батальоны 12-й мсбр приняли меры предосторожности, выдвинув вперед ПТО и ПТР. В 16.00 противник силой до роты мотопехоты и 7 танками контратаковал правый фланг бригады. Контратака была отбита, противник потерял 2 танка и не менее взвода офицеров и солдат. При отражении контратаки отличился расчет ПТР — сержанты Тарасов и Куликов. Своими меткими выстрелами отважные бронебойщики в самом начале контратаки один за другим подбили 2 вражеских танка, а остальные повернули вспять. Пехота тоже отошла. «В итоге первого дня боев 3 мсб-н занял Красный и вышел на 300 м сев.-зап. его, а I мсб-н вышел на рубеж 1,2 км сев. Столбчее». Потеряв за первый день боев 295 человек убитыми и ранеными, 12-я мотострелковая бригада для перегруппировки своих сил и приведения в порядок участвующих в бою подразделений заняла на ночь оборону на достигнутых рубежах.

6-й гвардейский механизированный корпус
25 июля в 17.30 командующий 4-й танковой армии устно поставил командиру 6-го гвардейского мехкорпуса следующую задачу: -6 гв. мк, действуя на левом фланге Армии, частью сил совместно с 8 ск с утра 26.07.43 г. прорвать оборону противника на рубеже Коноплянка — Лунево — Мал. Чернь. С прорывом обороны ввести главные силы и к исходу дня выйти в район Шахово, Горки, Лунино, перерезав железную дорогу Брянск — Орел в районе Шахово». Командир корпуса генерал-лейтенант А.И. Акимов решил: «Прорыв обороны осуществить силами 49 мсбр, усиленной двумя батареями I гв.сап и Збтппри поддержке 51 гв. лап и 240 мннп, с последующим вводом в прорыв 16 и 17 мбр, имея в резерве 3 мсб 17 мбр, одну батарею I гв. сап и 29 тп. 49 мбр получила задачу, наступая с рубежа Егино, вые. 211,6, прорвать фронт и в дальнейшем наступать в направлении Руднево, Рожкова. 16 и 17 мбр сосредотачивались в районе Ивановский, Кудиновский. Верх. Радомка, Плащанское с задачей — с выходом 49 мбр на рубеж р. Орс войти в прорыв и в огневом взаимодействии с 11 тк наступать в направлении Сурьянино, Градуновка, Мартыновский, Муратовой к исходу дня выйти в район Шахово, Бунино, платформа Беднота, Сальково, Городище. Наблюдательный пункт командира корпуса (совместный с командиром 5-й гвардейской стрелковой дивизии) находился на опушке рощи в I км к югу от нп Турьи. Имелась прямая телефонная связь с командиром 8-го стрелкового корпуса, КП которого был оборудован на восточной опушке рощи в 1,5 км к западу от нп Ивановский. Командир корпуса с НII мог связаться со штабом, частями корпуса, в том числе артиллерийскими, по телефону, рации и через офицеров связи. К началу боевых действий части корпуса, участвующие в прорыве, начали развертываться с хода на рубеже Егино — вые. 211,6, имея для организации взаимодействия 3—4 часа. Несмотря на сжатые сроки полготовки наступления, 6-й гвардейский мехкорпус в 11.45 начал атаку. К исходу дня части корпуса продвинулись на глубину 3—4 км, выйдя передовыми частями на рубеж р. Орс в районе Войновский. В течение дня противник, маневрируя резервами шесть раз контратаковал части корпуса силой до батальона пехоты при поддержке до 20 средних танков. К концу дня стало очевидно, что в полосе наступления корпуса обороняются части 18-й и 20-й танковых дивизий и что на этом рубеже противник создал сильную противотанковую оборону, преодолеть которую с ходу не представлялось возможным.

Первый этап Бориловского сражения. День  первый


Из воспоминаний участника боев немца Хинца Рольфа
Новое направление советского наступления
Наряду с направлением восточнее Орла получило развитие новое направление — левее 20-й танковой дивизии, таким образом, ситуация на этом участке фронта осложнилась. Требовалась отвлекающая атака в отвлекающей атаке. На помощь 20-й танковой дивизии пришла справа is я танковая дивизия. 26.07 поступило сообщение: на подходе 50 танков противника, предполагаемое направление удара — правый участок соседней дивизии. Вестовой офицер 21-го танкового полка, направлявшийся в командный пункт, чтобы доложить о ситуации полковнику Веберу, увидел на расстоянии 100 м три прорвавшиеся Т-34. К счастью, ему удалось спастись, и он известил командира полка о танках противника. В это время с тыла зашли еще несколько танков. В бой сразу же вступили наши танки, и положение удалось стабилизировать. Вокруг повсюду были танки противника. В этот момент немецкие танки открыли огонь. Вскоре на поле боя стояло несколько подбитых советских танков. Из 50 машин было повреждено 32, преимущественно танкистами 4-й роты. Пехота, наступавшая с танками, была рассеяна либо отступала. Танковое наступление противника провалилось. Только под Шемякино у 109-го моторизованного полка ситуация оставалась напряженной. Поэтому туда в срочном порядке были отправлены танки T-IVHT-III. В Сурьянино неожиданно появился прорвавшийся танк Т-34, однако вскоре он застрял на заболоченном участке. Наши танкисты вытащили танк, нарисовали на нем крест и ввели его в бой против своих же войск. Танкисты отметили прекрасные ходовые качества Т-34, однако прицельное приспособление и внутреннее оснащение танка... оставляли желать лучшего. На другой день наши танки находились в засаде вокруг Ветрово: 4-я танковая рота западнее, а другие части восточнее Ветрово. В 11.15 начался сильный артобстрел с участием реактивных установок. Через 15 минут русские танки с пехотой начали наступление с обеих сторон дороги Красный — Ветрово. Танкисты подпустили танки противника на расстояние нескольких сотен метров и открыли по ним шквальный огонь. Четыре танка Т-34 загорелись сразу, пятый, охваченный огнем, несся полным ходом на танк нашего командира, чтобы протаранить его. Таран не удался, в нескольких метрах от цели советский танк взорвался. 4-я танковая рота после этого развернулась вправо и обстреляла наступавшую пехоту, которая отошла на прежние позиции. Таким образом, наступление было отбито. Во время этих боев наша мотопехота находилась в тяжелом положении. Немецким танкам приходилось сражаться с многочисленными танками противника. Артиллерийский обстрел сменялся танковыми боями. В это время мотопехотинцы, которые оказались в самом эпицентре боя, были вынуждены залечь и подвергались жесточайшему обстрелу артиллерии, танков и реактивных установок, к тому же их обстреливали с воздуха. При этом пехоте, несмотря ни на что, предстояло остановить наступление русских мотострелков, следовавших за танками. Это оказалось вдвойне опасным. После успешного отражения вражеской атаки командир танковой части противника предпринял контрмеры: последовал прямой обстрел пехоты. Еще большей опасности подверглась пехота в тот момент, когда ей пришлось отражать особенно мощный удар противника без поддержки собственных танков. Постепенно основная тяжесть боев переносилась на подвижные крепости, т.е. танки. После боев под Ветрово поступило сообщение о прорыве значительных сил русской пехоты южнее Войново. Перед расположением 3-й танковой роты появились несколько танков, два из которых были сразу же подбиты. В 14.45 один из танков противника, очевидно разведчик, с завидным хладнокровием поднимался на высоту, расположенную перед нашим подразделением. Как только он поднялся на высоту — он был подбит прямым попаданием снаряда и загорелся. После полудня 4-я танковая рота предприняла контрнаступление с южной части Ветрово против пехоты противника. После этого боя поступил приказ оказать поддержку в Войново. Прийти на помощь не удалось, поскольку танки, расположенные в нп Красный, предприняли новое наступление в юго-западном направлении — на Шемякино. Здесь оборону держала 3-я танковая рота, подбившая с небольшого расстояния несколько танков. С наступлением темноты советские войска вновь предприняли наступление 50 танками по всему фронту в юго-восточном направлении через высоту 233,0. Несмотря на сумерки, нам удалось подбить 12 танков. Однако был подбит и один немецкий танк, который, несмотря на повреждение, оставался на ходу. Наших танков становилось все меньше, необходимо было подкрепление. Для этого танковая дивизия выделила группу танков из 21 -го танкового полка под командованием Бауэра. Она заняла позиции юго-восточнее Ветрово, левый фланг подразделения примыкал к населенномупункту. На рассвете на высоте 233,0 показались 45 танков противника. Обе стороны вначале выжидали. После потерь, понесенных накануне, русские стали осторожнее. Когда советские танки приблизились, обе наши танковые группы открыли сильный огонь. Один из батальонов 21-го танкового полка подбил 9 танков, из них 4 — американского типа «Генерал Шерман». Затем в 12.00 началось новое наступление русских на высоту 233,0. За танками следовала пехота. Завязался небольшой бой с вражескими танками, находящимися северо-восточнее Ветрово. О танке «Шерман» рассказывали удивительные истории. Говорили, что его пушка обеспечивает предельную точность попадания, а броню не могут пробить танки Т- IV. Однако после сражения оказалось, что эти машины так же легко поражаются, как и танки Т-34. Более того, Т-34 при наличии хорошего экипажа превосходит по качеству танки «Шерман». В Ветрово стояли еще несколько подбитых танков противника, которые после нашего отхода не должны был и попасть в руки врага. Специальная команда полностью вывела эти танки из строя. В Столбчее советские войска готовились к новому наступлению. Наши бомбардировщики и штурмовики атаковали их, чтобы прикрыть наш отход на новую линию фронта. Русские, догадавшись о нашем маневре, атаковали из Столбчее 60 танками и подвижной артиллерией наши отступающие части. Прежде чем 4-я танковая рота оставила свои позиции, ее танки открыли огонь и остановили наступление противника. На поле боя остались 20 вражеских танков, потери немецкой стороны незначительны. При отступлении войска с удовлетворением отмечали, что на дорогах нет заторов. Это заслуга генерала Моделя, который всегда на маршах большое значение придавал дисциплине. Такие пробки означали потерю времени и, более того, человеческие жертвы и материальный урон, поскольку эти скопления были прекрасной целью для артиллерии и бомбардировщиков». Позже, когда эту мощную первую полосу обороны наши танкисты и мотострелки все же преодолели, оказалось, что глубоко эшелонированная система состояла из опорных узлов, которые, как правило, находились на командных высотах. Их гарнизоны имели батальон автоматчиков с артиллерийскими и минометными средствами усиления. Каждый узел имел 4—6 орудий калибра 105,150 мм, не менее трех — четырех 37-мм орудий, выполнявших специальные задачи противовоздушной и противотанковой обороны. На танкоопасных направлениях находились батареи самоходных пушек и танки. Кроме того, местность перед передним краем и в промежутках обстреливалась из глубины артиллерийским и минометным огнем, вся мощь которого направлялась на уничтожение живой силы. Непосредственно за вторыми эшелонами обороны располагались резервы силой до батальона и больше, поддерживаемые группами танков от 10 до 50 машин. Эти резервы использовались для контратак, направленных, как правило, во фланг нашей атакующей пехоте. Узлы обороны специальных инженерных сооружений не имели, за исключением небольших минных полей. Одной из сильных сторон обороны врага явилось то, что гитлеровцы имели возможность расположить и хорошо замаскировать огневые средства (главным образом противотанковые орудия и противопехотное автоматическое оружие) в ржаных полях. Это давало противнику возможность подпускать атакующую пехоту и расстреливать ее в упор. Танки также расстреливались в упор огнем укрытой во ржи артиллерии.

Из журнала боевых действий 10-й моторизованной дивизии противника
Секретно Понедельник 26.07.43 Цель: оборона КП дивизии — Большая Чернь
Утреннее донесение в XXIII армейский корпус.
Ночь прошла без особых происшествий.
Незначительный вражеский артиллерийский огонь по участку дивизии.
08.00. Из района Столбчее наблюдалось оживленное движение моторизованных колонн и танков к северо-западу от Булгакове и Красный.
09.00. 40 танков перемешаются в походном порядке от Столбчее к Булгакове
09.10.1а (оперативный отдел) предлагает корпусу подвод противотанкового подразделения 20-го моторизованного полка к юго-востоку от Ветрово.
09.20. Задание la. Переместить 10-ю восточную роту и боевую единицу из службы тыла к мосту у Локна.
09.35. После сильной артиллерийской подготовки противник на широком фронте между Ветрово и Булгакове переходит в наступление.
По всей вероятности, противник предпримет жесткие меры. После артиллерийской подготовки в 09.35 по переднему краю обороны дивизии он перешел в наступление. Главный удар направлен на правый фланг дивизии и на левый фланг 20-й танковой дивизии.
09.50.1а сообщает командиру в штаб корпуса о положении.
Командир дивизии согласился на подвод бронированных боевых частей (группа Циммерманна), состоящих из одного танкового подразделения.
Противник предпринял попытку наступления, нанеся главный удар по правому флангу дивизии, с применением танков и пехоты для прорыва переднего края обороны. До 10.30 эта атака была успешно отражена. Отдельные подбитые танки были уничтожены перед фронтом обороны.
11.10.20-й моторизованный полк сообщает об обнаружении мощной группы с танками и пехотой к югу от Столбчее.
11.15.2-м батальоном 20-го моторизованного полка отражена атака.
13.00. Отдельные подбитые боевые машины противника были уничтожены у переднего края обороны; общее число потерь русских к моменту написания донесения составляет около 30 танков. Сейчас противник снова занимает исходные позиции перед левым флангом дивизии.
Сказывается дефицит артиллерийских снарядов, особенно если учесть, что на подвоз боеприпасов приходится рассчитывать только к вечеру.
14.20. Вновь получено сообщение о скоплении танков в северной части Столбчее.
14.30. Начальник оперативного отдела (1а) направляется в XXIII армейский корпус для получения указания о заранее запланированном переносе переднего края обороны к югу. В составе многих немецких дивизий, расположенных по периметру Орловской дуги имелось подразделение (рота или батальон) из числа добровольцев — советских граждан. Для дивизии важно знать, как можно согласовать ее отвод с соседними подразделениями, а также на каком участке дивизия должна занять оборону. После уточнения передний край нового участка обороны проходит приблизительно по линии Руднево — Сокольники — высота к северу от Шемякине — Булгакове (юг).
18.30. Донесение за сутки в XXIII армейский корпус:
26.07. противник свежими подведенными мощными танковыми силами и мотопехотой (основные силы XI танкового корпуса) в 09.30 после мощной артиллерийской подготовки и при поддержке штурмовой авиации наступает по всему фронту дивизии. Главный удар направлен на правый фланг дивизии. Все атаки были отбиты с тяжелыми потерями для противника. Отдельные подбитые танки были уничтожены у переднего края обороны. На участке дивизии число подбитых русских танков, по последним донесениям, составляет 61 машину, из них 3 — из зенитного орудия. После полудня противник вновь силами батальона пехоты при поддержке танков продолжал наступление в нескольких местах, особенно в полосе обороны двух батальонов 41-го и 20-го пехотных полков. Эти атаки захлебывались под прицельным огнем всех орудий, когда танки не достигали 100 м от переднего края. Линия обороны оставалась неизменной в течение всего дня повсюду, резерв не потребовался. Собственные потери, учитывая жестокий характер боев, в пределах допустимой нормы». В документах 49-й мехбригады и 29-го отдельного танкового полка, хранящихся в военном архиве г. Подольска, подробно отражены события первого дня наступления.
49-я механизированная бригада
К началу боевых действий 49-я мбр полполковника В .В. Жабо имела в своем составе 3364 человека с вооружением: ручных пулеметов — 114, станковых — 45, крупнокалиберных ДШК - 9; ПТР —97; минометов 120-мм — 6, 82-мм — 30; орудий 76-мм — 12,45-мм — 12; танков Т-34— 32, Т-70 — 7; БТР и БМ — 17; 203 ед. грузовых автомобилей. 25 июля комкор отдал приказ бойцам бригады Жабо совершить прорыв совместно с частями 8-го стрелкового корпуса в районе нп Лунево. В 10 часов 26 июля 6 самолетов Ил-2 пробомбили ближнюю оборону противника на участке Долбилово — Прилепы. В 11.00 артиллерия и минометы произвели 15-минутный налет по переднему краю обороны противника.

ИЗ ДОКУМЕНТОВ ОТДЕЛА РАЗВОДКИ (1С) 18-Й ТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ ПРОТИВНИКА
Приложение N 477 от 27.07.43 г. КП дивизии — Дулсбино
Отчет о допрос с № 31
Во второй половине дня 26.07 к югу от Лунево были взяты в плен:
1. Чернов Алексей, 1909 г.р., рядовой, русский, крестьянин из Краснодарской обл.;
2. Баев Тимофей, 1906 г.р., рядовой, русский, крестьянин из Тамбовской обл.;
3. Абдурахманов Мухтар, 1915 г.р., рядовой, аварец, крестьянин из Махачкалы (Кавказ);
4. Зинов Иван, 1924 г.р., сержант, крестьянин из Мордовской республики (Саранская обл.);
5. Тинтибаев Каир, 1921 г.р., рядовой, казах, работник железной дороги из Новосибирской обл.
Они дали следующие показания:
Служат в составе 1-го и 2-го взводов 4-го мотострелкового батальона 49-й механизированной бригады. Структура бригады: танковый полк, 6 мотострелковых батальонов (в каждом потри рош), кроме того — разведрота, рота автоматчиков и батарея (калибр пушки 4,5 см). Численность стрелковой роты: 120 человек рядового состава; большинство мужчин в возрасте старше 35 лет, многие из них — политические преступники. Мотострелковый батальон, входящий в состав 49-й механизированной бригады, так же как и танковый полк, был сформирован весной этого года в Загорске под Москвой, а именно: вместо ранее существовавшей стрелковой бригады, которая почти полностью была уничтожена на другом участке фронта. Вновь сформированная бригада получила название «49-я гвардейская механизированная бригада» в память о героической борьбе ее предшественницы. Большая часть рядового состава стрелкового батальона набрана из резервистов Дальнего Востока, а именно: из 820-й резервной бригады (Рязановка). Последняя партия прибыла в Загорск в конце июня. Второй батальон также прибыл в июне из состава учебного снайперского стрелкового полка (Песочные лагеря Ярославской обл.). Последний резервный полк получил название от одной из своих рот, где готовят только снайперов; в других ротах готовят обычных стрелков. Часть стрелкового батальона прибыла из Загорска на грузовиках, а часть — до Белева в товарных вагонах поезда, а затем — на грузовиках. Второй батальон отправился на фронт пешком. Все подразделения бригады вечером 25.07 прибыли непосредственно к линии фронта и уже к полудню 26.07 были введены в бой при атаке на Лунево. При этом большая часть рядового состава впервые участвовала в боевых действиях. Задача бригады: наступление на Лунево, уничтожение противника и захват данного населенного пункта. О дальнейших целях стрелки проинформированы не были. Точные сведения о потерях смог дать лишь один пленный: в ею отделении погибли 6 солдат. Все допрошенные утверждали, «по потери убитыми и ранеными были значительно выше. Ни один пленный не дал показаний о соседних подразделениях, об отношении к подчиненным, а также сведений об именах высшего командования. Адрес полевой почты 2-й роты 1-го стрелкового батальона: 35725 Ю. Адрес полевой почты 2-й роты 2-го стрелкового батальона: 43036 (буква неизвестна).
Допросил переводчик обер-лейтенант
Подпись.

Первый этап Бориловского сражения. День  первый


Вспоминает Михаил Радупш, боец 16-й гвардейской мехбригады: «Немецко-фашистские войска занимали оборону по южным берегам рек Орс, Нугрь и Моховица. Глубина всех трех оборонительных рубежей достигала 25—30 километров. Каждая естественная складка местности противником использовалась для опорных пунктов, узлов сопротивления и засад, в которых таились самые различные средства уничтожения живой силы и техники: противотанковые орудия, танки, закопанные в грунт, пулеметы, минометы и т.д. На каждом километре враг сосредоточил до двух батальонов пехоты, по 10 танков, 4 орудия крупного калибра, 11 противотанковых орудий, 10 минометов, 12 станковых пулеметов и 76 ручных пулеметов. С воздуха позиции прикрывались крупными силами авиации. На пути к Воскресенскому комбриг — полковник В.М. Артеменко собрал командиров батальонов и рот. Справа и слева желтели ржаные и пшеничные поля, впереди виднелась высота, перед которой темным оскалом зиял большой овраг. С прокосов, сделанных на хлебных полях, раздалась стрельба. Разорвалось несколько бризантных снарядов. Чтобы избежать потерь, батальон рассредоточился в линию ротных колонн и ускорил движение. Овраг помог укрыться отогня противника. Когда офицеры возвратились от полковника Артеменко, майорСеменовсразу поставил перед взводом задачу: скрытно подойти к реке Орс и в районе населенного пункта Дуле-бино разведать брод для переправы батальона на противоположный берег. Разведчики шли более часа — по оврагам и буеракам. Со стороны реки послышались выстрелы. Взвод рассредоточился, окопался и стал вести наблюдение. Впереди оврага простиралась неширокая долина, по которой вилась темно-голубая ниточка Орса. На южном берегу хорошо просматривалось в бинокль Дулебино. Перед ним желтело ржаное поле, на котором были сделаны прокосы до самой реки. В глубнне прокоса — снопы, сложенные в крестцы. Стало быть, и здесь используются выкошенные полосы для веления огня из-за укрытия. Слева от села шоссейная дорога на Волхов. Разведчик Прытков заметил, что вся долина впереди оврага испятнана разрывами снарядов и мин. Значит, местность пристреляна, потому что именно здесь на карте значится переправа. Обо всем замеченном было доложено командиру батальона гвардии майору Семенову, который поставил задачу на разведку боем.
Семенов тут же приказал командиру роты:
— Роте быстро выйти к броду, скрытно переправиться на правый берег Орса, окопаться и быть в готовности поддержать выход танков. Учтите, идете первыми, а первым всегда трудно.
Здесь, в трех километрах от переднего края противника, бойцы рассредоточились, готовились к бою танки, экипажи которых ожидали приказа на форсирование реки. Едва рота Жилина поднялась для стремительного броска через Орс, как с противоположного берега гитлеровцы открыли такой плотный, сосредоточенный огонь, что пришлось немедленно залечь. Старший лейтенант выждал немного и повторил попытку, но тут же упал, подкошенный вражеской пулей. Видно, для каждого — своя огненная дуга. Для Ефима Петровича она во всей своей жестокости предстала вот здесь, на 6epeiy невзрачной речушки, против населенного пункта Дулебино. Противник, должно быть, заметил скопление мотопехоты и танков, потому что усилил артиллерийский и минометный огонь, а затем пустил в ход и авиацию. Зенитных средств в батальоне не было, они прикрывали сосредоточение главных сил бригады в 5—6 километрах позади батальонов. Там воздушные стервятники кружили высоко, опасаясь быть сбитыми, а над пехотой летали совсем низко, обстреливая из крупнокалиберных пулеметов и сбрасывая осколочные бомбы. На НП подвели телефонную связь, и командир батальона гвардии майор Семенов, связавшись с комбригом, доложил обстановку и получил одобрение на подготовку к ночному бою. Проводя рекогносцировку с командирами своих рот и приданных средств, комбат указал на местности, где надо расположить огневые точки, минометы, орудия. Мотострелки воочию убедились в подлинном мастерстве командира экипажа лейтенанта Барабанова. За треть часа он уничтожил два вражеских танка, три орудия, два станковых пулемета и до взвода гитлеровцев. Когда же наша артиллерия перенесла огонь в глубину обороны противника, Петр Барабанов первым ворвался в Дулебино. Фашисты, укрывшиеся в ходах сообщения, продолжали яростно огрызаться. И тогда Петр Барабанов открыл люк башни и крикнул:
— Эй, пехота, привяжите-ка вот эту разбитую пушку к моей машине! Сейчас я буду давить гитлеровцев, как тараканов.
Бойцы затянули станину тросом, и тридцатьчетверка поволокла ее вдоль хода сообщения. Немецкие солдаты тоже, конечно, были «обкатаны» танками, но такого трюка им, должно быть, не приходилось видеть. Впрочем, долго созерцать барабановский прием не пришлось: одни тут же оставались лежать бездыханными, другие, покалеченные и окровавленные, ошалело выскакивали из хода сообщения и попадали под огонь стрелков, остальные во весь дух улепетывали на противоположную окраину Дулебина. Впереди показался немецкий танк с устрашающим названием «тигр». «Тигр» уже подбил три наших танка и теперь нацеливался на машину Барабанова. Тридцатьчетверка раздавила очередную вражескую пушку и, сделав небольшой разворот, укрылась на ее огневой позиции. Экипаж танка продолжал разить гитлеровцев. Били по ним из карабинов и автоматов и солдаты взвода. Но вот «тигр» огненно рыгнул, снаряд угодил в башню машины лейтенанта Барабанова, однако не пробил ее. В глазах Ракитина небо сначала полыхнуло красным, потом красное перемешалось с желтым, зеленым и черным. Завертелся небосвод, закачалась земля под ногами, и Ракитин упал, ощущая жгуч ую боль в правом бедре. А как же взвод, рота, танкисты? Дулебино?.. Ожесточенно сопротивляясь, враг пятился от берегов Орса ко второму рубежу обороны, проходившему перед населенным пунктом Знаменское, что на южном берегу реки Нугрь. Но туда удалось ускользнуть лишь нескольким «тиграм» и небольшим группам гитлеровских солдат и офицеров. Дулебино стало могилой для 700 фашистов, свалкой для 30 танков, 80 орудий, для множества пулеметов и автоматов. Над дулебинскими хатами снова затрепетали красные флаги, овеваемые теплым июльским ветерком. Для дулебиниев снова взошло красное солнце, а вместе с ним возвратились милые сердцу заботы о жилье и хлебе». «Танкисты 127-го тп, — отмечено в журнале боевых действий 49-й мбр, — пошли в атаку, своим огнем и гусеницами подавили огневую систему пр-ка на переднем крае. Пехота и танки в тесном взаимодействии огня с движением уничтожили пр-ка на переднем крае и в II час. 30 мин. захватили Лунево. Пр-к начал обходить Боровое. Преследуя его. танки вышли на сев.-зап. окр. Боровое. Пр-к в Боровое подбил 4 Т-34. Танки в 13.30 возвратились за пехотой в Лунево. В 14.30 1 и 2мсб совместно со 127 тп перешли в атаку и овладели Боровое в 15.20. В 15.00 56 тп совместно с 3 мсб начали наступать в направлении Бессоновский, но в 16.00 были встречены сильным огнем артиллерии и минометов и, потеряв 12 танков, были остановлены. В 16.00 пр-к сконцентрировал до 20 танков в р-не Сурьянино, после массированного артминобстрела нашими частями эти танки по магистрали Орел — Волхов были брошены на Лучки. Нами своевременно был прикрыт левый фланг. В 20.00 в результате контратаки пр-ка 1 и 2 мсб, 127 тп из Боровое были выбиты и закрепились на высоте сев.-зап. Боровое. В этот день зам. ком. 1 мсб гв. капитан Горшков под арт-миногнем поднял бойцов в атаку: «Гвардейцы! За Родину, за Сталина, вперед!» Голос любимого командира был услышан всеми. Немцы цеплялись за выгодные рубежи, они подтянули свежие силы, сосредоточив до 10 танков и батальон пехоты. Гв. капитан Горшков быстро связался с командиром АД капитаном Носковым: «Друг! Дай огонька по танкам, а томы упустим момент расправы с ними. Артиллеристы мощным огнем накрыли танки. Капитан Горшков во второй раз повел роту в атаку, и снова немцы были отброшены. Недалеко от капитана разорвалась вражеская мина. Ее осколком гв. капитан Горшков был убит. Бойцы с гневом и местью разили врага за любимого офицера. Поле битвы было покрыто грудам и вражеских убитых тел. Похоронили его с честью, какой достоин был верный сын Родины, до последних дней высоко державший честь Сталинской Гвардии». В ходе первого дня боев за деревню Боровое потери бригады составили в людях: убито — 64, ранено — 240; в вооружении: 12 танков Т-34, из них 2 безвозвратно, одно 76-мм орудие и 2 автомобиля.

Первый этап Бориловского сражения. День  первый


Из документов федерального военного архива Германии
Совершенно секретно 20-я -танковая дивизия Оперативный отдел (1а). № 807/43.26.07.43.
К Н П дивизии — Скородумка.
Касательно частей дивизии.
Приказ № 6
1. В первой половине дня 26.07. на участке дивизии при мошной поддержке танков было отражено новое крупное наступление по разгрому наших войск на северном участке фронта Орловской дуги. Только в радиусе действия 20-й танковой дивизии, по последним подсчетам, было уничтожено 40 вражеских танков, примерно такое же количество было уничтожено двумя соседними дивизиями.
2. Согласно приказу дивизия должна отвести свой правый фланге прежнего переднего края обороны и отойти на следующий рубеж: Орс — овраг 500 м юго-запалнее Войново (здесь — стык с левым флангом 25-й моторизованной дивизии) — I км северо-западнее Моисеевки — около 500 м севернее Ветровской — высота 233,0 — высота 221,2 (здесь — стык с правым флангом 10-й моторизованной дивизии).
3. Эти рубежи должны занять: правый — 101-й мотополк (18-я тд), левый — 59-й мотополк.
Разделительная линия между 59-ми 101-м моторизованными полками: Сурьянино (север) — Шемякино (центр) — низина южнее Войново — западная часть Коноплянки (для 101-го полка).
4.0 передислокации:
а) 26.07 в 21.00 вывести с переднего края обороны сражающиеся войска; отряды, находящиеся в тылу, до 2 часов ночи 27.07 расположить на линии обороны;
б) высоты западнее Войново 59-й моторизованный полк должен удерживать до тех пор, пока 18-я танковая дивизия, двигаясь на юг, переправится через р. Орс. Приказ к отступлению с этой позиции отдает дивизия.
5. Саперные роты должны оборудовать новые позиции и уничтожить все находящееся на занятой местности оружие, прежде всего боевые машины, а также взорвать переправы. До 2 часов ночи 27.07 роты должны находиться в расположении дивизии южнее Сурьянино.
6.0 согласованных совместных действиях.
В распоряжении дивизии остаются: 21-й танковый батальон (без 2-й роты) — в Сурьянино; 2-й противотанковый дивизион (капитан фон Раухгаупт) 92-го артполка — западная окраина Селеменево; танково-саперный батальон — низина южнее Сурьянино.
7.92-й артполк с наступлением темноты выходит из боя. На рассвете он должен быть готов к ведению огня на новом участке обороны. Основной удар направить на участок 233,0—221,2, а также в район Войново и южнее.
Взаимодействие артиллерии с обоими соседями необходимо согласовать.
8. Об отходе транспорта будет телеграфирован дополнительный приказ.
9. 112-й моторизованный полк необходимо вновь соединить с 18-м танковым полком, идо угра 27.07 он должен достичь участка Калинино — Селеменево — Градуновка. На следующую ночь этот полк должен обеспечить отход 101-го моторизованного полка.
10.92-й противотанковый полк обеспечивает радиосвязь.
11. КНП со второй половины дня 26.07 — низина южнее Грядуновки.
Распределяющий: 1-й офицер-квартирмейстер 101 -го мотополка (18-я тд)
Подпись.
Итоги первого дня сражения
В этот день, 26 июля, генерал Баданов ограничился вводом в боевые действия по прорыву обороны противника на участке фронта Кареньтяево — Прилепы — Лунево — Мал. Чернь протяженностью в 9 км только двух корпусов: 6-го гвардейского и 11 -го танкового. 30,5 и 25-й танковые корпуса и отдельные части усиления (например, 29 отп, I -й гв. сап 6-го гв. мк и др.) находились в резерве.
Принимая такое решение, генерал Баданов рассчитывал, что силами двух его соединений, с участием трех ослабленных стрелковых дивизий 8-го гвардейского корпуса, удастся прорвать оборону противника в первые часы боя, а затем во второй половине дня ввести в прорыв остальные соединения своей армейской группы. В результате таких действий к исходу первых суток, а может, на второй день. Баданов планировал выйти к основным коммуникациям врага — шоссейной и железной дорогам на участке Шахово — Хотынец. Следует отметить, что 6-й гвардейский мехкорпус генерал-лейтенанта А.И.Акимова был самым крупным соединением в армейской группе Баланова. По численности он в полтора раза (16 030 чел.) превышал танковые корпуса Радкевича (11-йтк) и Родина (30-й тк). Вооружение гвардейцев также было внушительным: во всех трех механизированных бригадах (16, 17 и 49-й) имелись танки. Кроме того, в его состав входили два отдельных танковых полка (29-й и 56-й), 1-й гвардейский самоходный артполк и части, имевшие противотанковую артиллерию. Если подводить итоги первого и, как представлялось всем от Сталннадо Баданова, - решающего и переломного дня в боевых действиях за Орловский стратегический плацдарм, то день 26 нюля таковым не стал. Цели и задачи наступления не были выполнены. Прорыв обороны противника и выход танковых корпусов в его глубокий тыл не состоялся. Соединения II-го танкового корпуса только приблизились к первому рубежу обороны и не приступили к его штурму. Части 6-го гвардейского мехкорпуса взломали на небольшую глубину первый рубеж и закрепили за собой отдельные узлы сопротивления врага: Лунево, Боровое, вые. 163,6, Войново и форсировали реку Орс, тем самым обозначив успех наступления. Рассматривая причины, которые помешали выполнению целей и задач наступления, в первую очередь следует отметить то, что советское командование, как всегда, недооценило силы и возможности противной стороны:
а) не имелось достаточных сведений о структуре и составе группировки, ее вооружении;
б) не была вскрыта система обороны врага.
В немалой степени продвижению советских танкистов мешала погода.
Из боевого донесения штаба запад ного фронта начал ьнику генерального штаба о ходе наступления:
27 июля. 02 ч 10 мин № 247
3. 11-ягв. армия. Войска армии, продолжая наступление, на отдельных участках продвигались вперед. Во второй половине дня части армии совместно с 4-й танковой армией овладели опорными пунктами противника Ветровский, Вой ново, Лунево.
5. 4-я танковая армия. Силами 6 мк и 11 тк в 12.00 26.7 совместно с частями 8 гв. ск 11-й гв. армии после артподготовки атаковала противника на фронте Карентяева, — Коноп-лянский. Атакующие части встретили организованную систему противотанковой обороны, состоящую из артиллерии, танков и самоходных орудий. К исходу дня части танковой армии находились:
11 тк — овладел Булгакове и одной бригадой вышел на дорогу Шемякино — Долбилово. 6 мк — овладел Войново, Боровое, Лунево и отразил контратаку противника силой до 20 танков с направления Лучанский. 30 тк — в районе Куди-ново, Каверзнево, Асеева.
5 тк — в прежнем районе.
С утра 27.7 4-я танковая армия продолжает выполнять поставленную задачу.
7. 1-я воздушная армия. Минувшей ночью войска армии ввиду плохой погоды боевой работы не вели. Днем с наступающими войсками на левом крыле фронта действовала штурмовая авиация, уничтожая живую силу и технику противника. Произведено 260 самолето-вылетов, уничтожено до 25 танков, до 150 автомашин, разбито 6 артиллерийских батарей противника, рассеяно и частично уничтожено до батальона его пехоты. Авиаразведкой установлено движение пехоты и танков противника по дорогам от Павловские Хутора на Гнездилово, Знаменское и далее на Кузьминку. На этой дороге отмечено движение до 50 танков и до 150 автомашин. Танки противника авиацией установлены: в районах Булгакова, Красной Поляны, Злыни, Струково — до 230 танков и до 800 автомашин; в первой половине дня в районах Волосатово, Рагозино, Павловских Хуторов до 70 танков н 300 автомашин; на аэродроме Озерской - 30 одиночных самолетов против инка.
Боевых действий авиации противника в течение 26.7 на фронте армий не отмечалось. Одиночные самолеты вели разведку поля боя и ближних тылов. Учтено 11 самолето-пролетов.
8. В течение истекш их суток на левом крыле фронта идуг проливные дожди. Дороги в крайне тяжелом состоянии для движения всех видов транспорта и материальной части.
9. Военный совет фронта — на ВПУ.
Петров.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Битва за Орел
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт