Второй день Бориловского сражения

дата: 10-04-2011, 12:17 просмотров: раздел: Битва за Орел
27 июля, вторник. Погода: переменная облачность, незначительное улучшение погодных условий. С целью развития наметившегося успеха 6-го гвардейского механизированного и 11-го танкового корпусов в 3 часа утра из-за левого фланга 6-го гвардейского механизированного корпуса командир 4-й танковой армии вводите бой 30-й Уральский добровольческий танковый корпус.

11-й танковый корпус
В ночь на 27 июля, производя перегруппировку, корпус генерала Радкевича продолжал выполнять ранее поставленную передним задачу. Командир корпуса отдал устный приказ: «3 бтбрс 12 мсбр наступать в направлении Красный, обходя Ветрово с севера, и далее на северную окраину Руднево, с задачей к исходу дня выйти на рубеж р. Цкань, захватив и обеспечив за собой переправу. 65 тбр наступать в направлении отм. 221,2, юго-западная окраина Ветрова, западная окраина Руднево, с задачей к исходу дня выйти на рубеж р. Цкань. В 11.00 27.07.1943 г. началось артиллерийское наступление по переднему краю обороны и по артиллерийским позициям противника. Выполняя приказ, в 1.30 27.07.1943 г. части корпуса выступили в указанном направлении. В течение дня без поддержки пехоты 26 и 83 гв. са вели ожесточенные бои за Горки, Ветрова. Противник оказывал сильное огневое сопротивление с направлений: Шемякино, Горки, Ветрово, Рулнево. В 15.5027.07.1943 г. противник с направления Ветрова, силою до роты и 5 танков контратаковал боевые порядки 12 мсбр-контратака отбита, противник отошел в исходное положение. Части корпуса неоднократно подвергались воздействию бомбардировочной авиации противника, всего в течение дня было 61 самолето-вылетов. 27 июля, в 10 часов, после перегруппировки 11-я мотострелковая бригада вновь перешла в наступление на Ветрово. Неоднократные атаки нашей пехоты, поддержанные танками 20-й и 36-Й танковых бригад, следовавшие в течение дня, успеха не имели. «Противник, чувствуя наше явное превосходство в технике и живой силе и угрозу выхода наших частей на большак Волхов — Карачев, вызвал свою авиацию, которая группами в 12—25 машин непрерывно бомбила наши боевые порядки. К исходу дня в районе севернее Ветрово развернулся большой танковый бой, который также не смог решить судьбу Ветрово. 12-я мсбр во взаимодействии с 36 тбр овладела Ветрово. 65 тбр овладела Горки, но, понеся потери, под давлением контратак противника части вынуждены были отойти, оставив эти населенные пункты. В течение ночи части приводили себя в порядок и эвакуировали с поля боя подбитую боевую технику. В этом бою участвовали и части 36-й танковой бригады. К началу боевых действий в бригаде числилось 1144 человека личного состава, на вооружении которых имелось: автоматов ППШ — 349, винтовок — 370; пулеметов ручных — 20, станковых — 4, ДШК— 2, ПТР— 24, минометов 82-мм — 6; орудий 76-мм — 4,37-мм — 4; танков Т-34 — 32, Т-70 — 2, БТР — 3, мотоциклов — 12, автомашин — 61. В боях за опорные пункты Ветрово и Руднево 27 июля 36-я танковая бригада имела потери среди личного состава и в вооружении. 26 и 27 июля соединения 11-го танкового корпуса имели следующие потери:
1. В личном составе:
«12 мсбр — убито 52 чел., ранено 188чел. 20 тбр — убито 7 чел., ранено 36 чел. 36 тбр — убито 20 чел., ранено 30 чел. 65 тбр — убито 30 чел., ранено 90 чел.».
2. В материальной части:
«20 тбр - танков Т-34 - 29; Т-70 - 17. 36 тбр - танков Т-34 - 24; Т-70 - 15. 65 тбр - танков Т-34 - 19; Т-70 - 6. 1493сап-СУ-122-9.
Потери танков были в основном от противотанкового огня противника».

Второй день Бориловского сражения


6-й гвардейский механизированный корпус
27 июля командир корпуса гвардии генерал-лейтенант А.И. Акимов решил ввести в бой свой резерв — 17-ю гвардейскую мехбригаду. Он приказал: «17 мбрсбатареей 1 сап наступать в направлении Асеево, Лунево, Войново с задачей овладеть дорогой на участке Сурьянино — Уткин; в дальнейшем овладеть переправами через р. Нугрьвсев. части Бол. Чернь. 49 мбр с 56 тп и двумя батареями 1 сап наступать в направлении Войновский, Уткин с задачей овладеть дорогой на участке Калининский — 2-й Щигровский; в дальнейшем овладеть переправами через р. Нугрь на участке Рожково — Воскресенский. 16 мбр наступать за 49 мбр уступом влево, прикрывая левый фланг корпуса. 29 тп и 3 (батальон) 17 мбр — резерв, наступать за 17 мбр. 17 мбр в ночь на 27.07. перешла в район Рылово, Коноплянка и заняла исходное положение для наступления. 49 и 16 мбр находились на достигнутых накануне рубежах». Наступление началось в 11 часов. Уже к 12 часам 17-я мехбригада полковника Н.Е. Щербакова овладела Войново, но затем, встретив упорное сопротивление противника, дальнейшего успеха не имела. Ее повторные атаки в 16.00 и в 20.00 также ни к чему не привели. Танкисты и мотострелки 49-й мехбригады подполковника В.В. Жабо и приданного ей 56-го танкового полка форсировали р. Орс и атаковали с востока опорный пункт противника в роще сев.-пост. Моисеевка. Мотострелки 49-й бригады под сильным пулеметным, минометным и артиллерийским огнем залегли и отстали оттанков (56 тп). которые, потеряв 10 машин сожженными, отошли в исходное положение. В 13.00 командир корпуса из-за левого фланга 49-й мех-бригады решил ввести в бой части 16-й мехбригады полковника В.М. Артеменко. Бригада вышла на рубеж р. Орс на участке Бессоновский — Дулебино и, встретив сильное огневое сопротивление с южного берега р. Орс, дальнейшего продвижения не имела. 49-я механизировали ая бригада Во второй день наступления комбриг решил силами 127-го и 56-го танковых полков, ударив во фланг противника в направлении нп Дулебинский, выйти к нп Шемякино. Для этого готовился танковый десант на танках, но ввиду сильного артминогня десант на танки посадить не удалось. «В 12.00 без артобработки переднего края обороны пр-ка танки 56-го гп форсировали р. Орс. Танкистам 127-го тп не удалось Форсировать реку, и они остановились перед нп Ясная Поляна, ведя огонь с места. Пехота мотострелковых батальонов поднялась за танками 56-го тп. Противнике целью отсечь ее от танков открыл сильный артминогонь. Наши мотострелки залегли, и танки ушли вперед. В 12.30 артиллерия пр-ка открыла огонь по танкам, загорелось 12 танков 56-го тп. Остальные танки возвратились на исходные позиции. В 19.00 атака повторилась, но успеха не принесла. Задачу дня бригада не выполнила». - зафиксировано в журнале боевых действий 49-й гвардейской механизированной бригады - В эти первые два дня наступления активную и даже, судя по журналу боевых действий, ведущую роль в прорыве первого рубежа обороны противника сыграли танкисты 56-го танкового полка майора Селиванчика. После 25-километрового марша полк к вечеру 26 июля находился в выжидательном районе — в рошс 200 м южнее п. Ивановский. В ночь на 26 июля получен приказ: -...во взаимодействии с 49 мбр прорвать оборону пр-ка в р-не нп Лунево — Боровое и овладеть опорными пунктами обороны немцев Лунево, Боровое, Войново и. в дальнейшем развивая успех наступления, овладеть переправой — Вое кресе некое*2. «Полк в составе Т-34 — 29 шт., Т-70 — 7 шт. с участием роты автоматчиков и роты ПТР обходным маневром сломил сопротивление пр-ка и овладел сильно укрепленными опорными пунктами обороны пр-ка Луневой Боровое. В журнале боевых действий 56-го отдельного танкового полка так отражены события второго дня сражения на берегах реки Орс: «При наступлении на нп Войново пр-к силой доб- на пехоты с поддержкой артиллерии и 13танковлважды контратаковал боевые порядки полка. Контратаки пр-ка были отбиты с большими для него потерями. После отражения контратак полк под прикрытием артогня, форсируя реку Орс и обхватом справа, с боем овладел нп Войново, высотой 163,6, тем самым обеспечил успех наступления 49 мбр».

Из журнала боевых действий 10-й моторизованной дивизии
27.07.43, вторник.
Цель: оборона.
КП дивизии — Большая Чернь
04.00. Утреннее донесение в XXIII армейский корпус. В течение ночи активных боевых действий не велось. Артиллерийский огонь по всему участку дивизии.
05.30. 41-й моторизованный полк сообщает: наступление пехоты противника с танками; атака противника при поддержке трех бронированных машин с целью разведки была отбита путем подрыва одного танка.
09.00. Перед всем фронтом обороны наблюдается оживленное движение. 20-й моторизованный полк сообщает, что перед участком обороны 110-го подвижного противотанкового батальона находится до одного батальона пехоты с танками. 41-й моторизованный полк сообщает: 20 танков и пехота противника сосредоточились в низине.
09.05. XXIII армейский корпус ставит в известность 1а о том, что отвод с переднего края обороны переносится в ночь на 28.07.
10.15. Командир корпуса прибыл на КП и обсудил с командиром дивизии предстоящие планы.
10.25. Мощный оборонительный огонь по всему участку дивизии. Подвод сил противника в район к северо-западу от Булгакове позволяет предположить, что главный удар направлен именно на этот участок. Поэтому дивизия приказывает произвести перегруппировку сил танковых подразделений в район у моста Цкань к северу от Кузьминки.
10.45. Корпус дает согласие на подвод танковой роты 20-го саперного подразделения. Дивизия намеревается перевести стоявшую до сих пор за 41-м моторизованным полком роту к 20-му моторизованному полку.
10.50. 20 -й моторизованный полк сообщает: обнаруженные перед участком 110-го противотанкового дивизиона танки противника перемешаются к правому флангу дивизии вдоль низины к востоку от Столбчее.
11.45.41-й моторизованный полксообшает: атаки пехоты на участке полка отражены.
12.45.41 -й моторизованный полк сообщает: замечено перемещение 40 танков от Столбчее в Красный.
13.20. Промежуточное донесение в XXIII армейский корпус
В ранние утренние часы обнаружен противник на исходных позициях в низине к востоку от Столбчее. Позже наблюдалось значительное скопление сил противника в районе к северо-западу от Булгакове. Под прикрытием артиллерийского огня по участку дивизии противник перебросил эти и новые силы из низины (к востоку от Столбчее) к северу — в район стыка флангов 10- й моторизованной и 20-й танковой дивизий. К этому моменту наблюдается оживленное движение от Ячного к Столбчее, от Столбчее к Красный подходят 40танков.
13.35.41-й моторизованный полк сообщает: левый фланг 20-й танковой дивизии вынужден оставить передний край обороны. Командование дивизии принимает решение предоставить в распоряжение 41-го моторизованного полка саперную роту для укрепления правого фланга.
19.05. Распоряжение оперативного отдела штаба корпуса: передислоцировать бронетанковые части группы Циммерман на в Руднево для стабилизации положения на стыке с 20-й танковой дивизией. Все противотанковые орудия 18-й танковой дивизии (отведена в ночь на 27.07) находятся в боевой готовности.
19.15. Донесение за сутки в XXIII армейский корпус.
В ранние утренние часы перед 41-м моторизованным полком была отражена разведывательная атака, поддержанная 3 танками, один из которых подорван. Перед Булгаково охотники за танками «J.G.-Feuer» уничтожили на исходной позиции 20танковс Под прикрытием артиллерийского огня по позициям дивизии противник продолжил наступление. Атаки силами роты или батальона, поддержанные танками, были отбиты. Проведенный после полудня налет пикирующих бомбардировщиков на низину к востоку от Столбчее, по-видимому, был результативным. Исходные позиции артиллерии противника, о которых сообщалось дивизии, в низине к северу от Я много при этом не были уничтожены. Поздней ночьюснова наблюдался непрерывный подход подкреплений: танков, артиллерии и пехоты из района Яч-ногов районы Столбчее и Красный. Таким образом, четко обозначилось направление главного удара — перед левым флангом 20-й танковой дивизии. Штурмовая авиация противника на бреющем полете сбрасывала бомбы на шоссе и временные убежиша в зоне обороны дивизии. Низкий уровень активности собственных истребителей.
20.30. Боевая группа Циммсрманна вместе с танковым подразделением ведет наступление в районе Ветрово на участке с отметками высот 233,0—221,2, где прорвался противник. Высота 233,0 должна быть захвачена еще сегодня вечером. 21-Й танковый полк 20-й танковой дивизии в настоящий момент ведет бой станковыми силами противника вокруг высоты 233,0, а высоту 221,2 прочно удерживает 10-я моторизованная дивизия. Запланированная атака русских не состоялась из-за наступившей темноты, поэтому боевая группа Циммерманна группируется в районе к востокуот Ветрово. чтобы 28.07 отразить предполагаемую танковую атаку противника.
22.20. Командир дивизии анализирует с командирами частей сложившееся положение и указывает на то, что следующим утром следует ожидать новых мощных атак.

Второй день Бориловского сражения


30-й Уральский добровольческий танковый корпус
Так случил ось, что в боях за село Борилово участвовал 30-й Уральский добровольческий корпус, речь о котором шла ранее. О колоссальных потерях этого корпуса в Бориловском сражении знает местное население, потому что боевые действия проходили на глазах у этих людей, ввидутогочтоони не были эвакуированы заранее, как это обычно делалось в прифронтовой полосе. Народная молва о сражении разнеслась далеко окрест, и большинство жителей, не зная фронтовой ситуации, пришли к мнению, что в этом танковом побоище виноват командуюший корпусом генерал Родин. На самом деле все было гораздо сложнее. Как мы уже знаем из воспоминаний командующего 3-й армией генерала Горбатова, командующие дивизиями, корпусами, армиями в боевой обстановке были в таком положении, когда изменить ситуацию или внести существенную корректировку в ход боевых действий было невозможно. От них практически ничего не зависело — все было расписано директивами и приказами: выполняй и не думай. Остановить наступление нельзя, отходить нельзя, совершить маневр в бою — нужно согласовать это с целой чередой вышестоящих инстанций. Что же оставалось командирам и командующим? Подгонять, торопить, упрашивать, умолять: давай, ребята, давай! Изредка подбрасывать артиллерийского «огонька», просить вышестоящих начальников помочь авиацией. Так было и здесь. За вводом танковой армии следили все инстанции огромной пирамиды военно-политической власти — от командующего армией до Верховного Главнокомандующего и все ждали добрых вестей и последующих за ними наград. А тут - страшное разочарование. По существу, угроблена целая танковая армия. Как такое могло случиться? Да разве это первый и последний случай? Так, в конце февраля 1943 года под Харьковом почти целиком «сгорела» 3-я танковая армия Рыбалко. 12 июля 1943 года, не добравшись до Прохоровки, почти полностью исчезла в пыли, дыму и огне 5-я танковая армия Ротмистрова. К этому времени на восточном направлении, при движении от Новосиля к Орлу, на рубеже реки Олешня «подорвались на минах,сгорели от авиационных бомб», взорвались от прямых попаданий снарядов, выпущенных из немецких танков, штурмовых и зенитных орудий,танки все той же 3-й танковой армии будущего дважды Героя Советского Союза гвардии генерал-полковника Павла Семеновича Рыбалко.
Ответ на вопрос: почему же так часто и помногу горели советские танки, дадим немного позже. А сейчас подробно разберем Бориловское сражение, на примере участия в кем 30-го танкового корпуса. Скупая и сжатая информация журнала боевых действий дает нам такую возможность. Обратимся к тем дням, когда на берегах рек Орс и Нугрь горели, взрывались и разлетались в клочья вместе с броней отважные уральцы. Лаконичные записи отчетного документа позволяют нам узнать хронологию боевых действий, развернувшихся в последних числах необычайно холодного и дождливого июля (средняя температура — 19,2 градуса тепла). А воспоминания участников сражения дополнят картину тех напряженных дней грандиозного сражения. В течение 26 и 27 июля части корпуса, как уже было сказано, совершали марш и сосредоточивались в исходном районе для ввода в прорыв. Из-за сильных дождей части и соединения продвигались по маршруту медленно, по разбитым дорогам, по пересеченной оврагами местности, что сильно тормозило движение. Необходимо было оборудовать переправы и улучшить проходимость некоторых участков дорог. Ограниченное количество дорог к линии фронта не давало возможности быстро сосредоточиться, кроме того, части и соединения корпуса впервые совершали ночные марши. 30-я мотострелковая бригада в связи с некомплектом колесных машин совершала переход в пешем строю. В ночь с 26 на 27 июля 1943 года и утром этого дня соединения и части корпуса подходили в исходный район для ввода в прорыв. Но в связи с тем что 6-й гвардейский механизированный корпус не сделал прорыва, в 16.30 был получен приказ: обогнать мотопехоту и наступать на его участке. На подготовку к наступлению было отведено всего полтора часа. Хотя корпус и имел задачу (находясь во втором эшелоне) в случае неуспеха 6-го гвардейского механизированного корпуса — обгонять его и действовать на его направлениях, но тем не менее соединения и части был и ориентированы на ввод в прорыв, исходя из этого и были построены боевые порядки. К моменту боевых действий корпус имел следующий боевой состав: танков Т-34 — 202, танков Т-70 — 7, САУ 122-мм — 16, бронемашин — 68, орудий ПТО 85-мм — 12, реактивных установок М-13 — 8; орудий 76-мм — 24, 45-мм — 32, 57-мм — 16; минометов 120-мм — 42, 82-мм — 52; колесных машин всех марок— 1028. 27.07.43 г. в 16.00 командир корпуса получил устный боевой приказ командующего войсками 4 ТА: в связи с тем что 6 гв. мк нерешительно продвигается — обогнать его боевые порядки и развивать успех в направлениях:
а) Сурьянино, Бол. Чернь;
б) Одношекино, Злынь.
18.45. 243 тбр во взаимодействии с 1513иптапи 1621 сапе исходного района Лунево наступала в направлении Войново, Сурьянино, Рожкова, имея ближайшей задачей овладеть Сурьянино, в дальнейшем — Рожкова. Встретив упорное сопротивление противника, бригада в течение пяти часов вела бой и вышла на рубеж: Ветров-ский — Войново, понеся при этом следующие потери:
танков Т-34: сгорело — 4, подбито — 6;
личный состав: убито— 10, ранено— 18, пропало без вести-9.
Во время наступления в 20.00 бригада подверглась нападению авиации противника в количестве 12 самолетов «Ю-87» и понесла потери в личном составе и в танках.
27.07.43 г. в 24.00 бригада отошла на исходные позиции в р-н Лунево.
17.30. 197 тбр с 742 иптдн и батареей 1621 сап получила боевой приказ: обогнать боевые порядки 16 мсбр 6 гв. мк и развивать ее успех в направлении Зеленые Лужки, Лучанский, Щигры, Струково, Одношекино, Сухочево, Воскресенский. Преодолевая упорное сопротивление противника, ГПЗ [головная походная застава] бригады сбила противника с рубежа Казанский — Лучанский и, тесня его в южном направлении, подошла к северному берегу р. Орс. Бригада на рубеже Казанский — Лучанский развернулась для боя и повела наступление за овладение переправами на р. Орс на участке Бессоновский, Дулебино. Подойдя к северному берегу р. Орс, танки бригады остановились и вступили в бой с противником, ведя огонь с места и неся при этом потери в танках от прицельных прямых выстрелов артиллерии противника. Ведя огневой бой, бригада обеспечивала переправу 30-й мсбр на южный берег р. Орс».

Вот как описывает первые дни наступления участник этого боя Василий Иванович Зайцев, впоследствии ставший Героем Советского Союза

Второй день Бориловского сражения

Герой Советского Союза Василий Иванович Зайцев


«Противник, имея впереди водную преграду и господствующие высоты, заранее подготовил прочную оборону: окопы, ДЗОТы, минные поля и местами траншеи. Передний край был насыщен среднекалиберной артиллерией. Личный состав шел в атаку смело и решительно, но, не имея боевого опыта, недостаточно использовал местность, слабо маневрировал на поле боя. Вследствие этого подразделения корпуса часто несли неоправданные потери. Причиной того, что противнику удавалось задерживать наступление наших частей, было и то положение, при котором управление в бригадах было недостаточно организованным, связь штабов бригад с батальонами имела перебои. В результате этого корпус получал информацию с опозданием, и командир корпуса был вынужден со своей оперативной группой следовать за боевыми порядками передовых бригад. Недостатком первого дня наступлении корпуса было и то, что бригады, обогнав боевые порядки 6-го гвардейского мехкорпуса, не имели достаточно времени, чтобы провести разведку, и наступали с ходу.


О событиях этого первого боевого дня корпуса мы узнаем из мемуаров командующего 30-м Уральским добровольческим танковым корпусом генерал-лейтенанта Г.С. Родина
Второй день Бориловского сражения27 июля в район деревни Гремучее приехали командующий фронтом генерал-полковник В.Д. Соколовский и член Военного совета генерал-лейтенант Н.А. Бултанин. Лил дождь, и моя машина с трудом шла по раскисшей, грязной дороге. Еще издали я заметил, что на худощавом лице командующего лежит печать большой озабоченности и сосредоточенности, глубоких размышлений и усталости. Командующий попросил доложить обстановку, интересовался настроением бойцов и командиров, боеготовностью частей, нашей осведомленностью о противнике. Я сообщил, что корпус готов к выполнению боевой задачи.
— Это хорошо, — заметил В.Д. Соколовский, обращаясь к карте. Было заметно, что командующий серьезно обеспокоен. Перед нашим корпусом стояла задача: войти в прорыв на участке 11-й гвардейской армии. Затем предполагалось, перерезав вражеские коммуникации, выйти на линию Хотынец— Нарышкино — Буннно. Это создавало условия для окружения орловско-болховской группировки врага. Однако, предвидя удар в направлении на Брянск, гитлеровское командование срочно перебросило в район Волхова танковую дивизию СС «Великая Германия». Перед фронтом нашего корпуса стояли также офицерский добровольческий батальон, 25-я механизированная и 18-я танковая дивизии, а также ряд инженерных, артиллерийских и других частей и соединений. Кроме того, по данным нашей разведки, противник мог в любое время бросить в бой более четырех танковых, механизированных и пехотных дивизий, находившихся в резерве. В этом выделенном мною абзаце много неточностей. В частности, Г.С. Родин относительно «Великой Германии» допустил те же ошибки, что и И.Х. Баграмян. Теперь насчет резервов. К тому времени все резервы противник уже использовал. Они были введены в бой немецким командованием для отражения наступления танковой группы Баданова, в которую входил и 30-й УДТК. Об офицерском добровольческом батальоне мне ничего не известно. Вероятно, Родин имел в виду отдельные гренадерские батальоны из группы Мантойфеля, предназначенные для борьбы станками и вооруженные фаустпатронами. Ранее они в составе XXXXI корпуса вели боевые действия на юге Орловского плацдарма, а затем были переброшены вместе станковыми дивизиям этого корпуса к северо-западу от Болхова.)
Начавшие наступление воины 6-го механизированного корпуса сбили противника на рубеже Лучки — Столбчее, но, продвигаясь в направлении Прилепы, Лунево, встретили ожесточенное сопротивление гитлеровцев и сумели пройти не более четырех километров. Медленное продвижение беспокоило командующего фронтом. Он приказал в 16.00 27 июля ввести в бой 243-ю танковую бригаду подполковника В.Н. Приходько, чтобы общими усилиями преодолеть реку Орс. А через полчаса приказал ввести в бой и остальные части генерала Баданова. Этот ввод решено было осуществить по двум маршрутам. 243-я Пермская танковая бригада с частями усиления шла в направлении населенных пунктов Лучки, Дулебино, Рожково, Локна, Бунино с задачей выйти на рубеж Алексеевка — Селихово. 244-я Челябинская танковая бригада шла следом с целью выйти в район ж.-д. платформы Беднота. В ходе отражения контратаки противника в этом районе совершил подвиг стрелок-радист 244-й танковой бригады подполковника М.Г. Фомичева — сержант Дмитрий Николаев. Когда его танк подбили, он занял удобную позицию и метко разил врага из автомата. Гитлеровцы решили взять смельчака живым. Николаев отстреливался до последнего патрона, а когда закончились боеприпасы, гранатой подорвал себя вместе с окружившими его врагами. 197-я Свердловская танковая бригада двигалась по маршруту Рогозина, Пально, Хотетово, Борилово, Злынь. Парамоново, Нарышкино. А 30-й мотострелковой бригаде с 299-м минометным полком ставилась задача выйти о район населенных пунктов Апраксине и Ледно. Первый удар уральцы нанесли по вражеским укреплениям на реке Орс. Гитлеровцы ответили контрмерами. Все вокруг загудело и застонало. Казалось, разбушевался могучий вулкан. Поля накрыли черные облака дыма и смрада. Через них не могли пробиться даже лучи солнца. Пылали деревни. Над головой с диким воем носились десятки фашистских самолетов. Попытка танкистов преодолеть водную преграду с ходу не удалась. Она была повторена утром 28 июля. Несколько часов длился ожесточенный бой. Гитлеровцы оказали яростное сопротивление. Однако к середине дня фашистские заслоны были сбиты. Первым преодолел реку вброд мотострелковый батальон 197-й танковой бригады под командованием капитана В.Я. Фирсова. Батальон штурмом взял деревню Дулебинскую, причем сам комбат в этом бою уничтожил 15 гитлеровцев. Одновременно третий батальон 30-й мотострелковой бригады под командованием капитана Я.Д. Гацуляка овладел северной окраиной деревни Струково. Неожиданно в штаб корпуса поступило донесение, в котором говорилось, что против наших танков немцы применили самоходные торпеды весом около двухсот килограммов каждая. Их прятали в высокой траве и направляли на цель с помощью электро- или радиоуправления. Вначале наши танкисты не знали, что это за штука, и, видя, что она не открывает огня, таранили се мошной броней «тридцатьчетверки». За это экипаж платил своей жизнью. Были приняты экстренные меры, и секрет «нового» оружии стал нам известен. Специальным приказом всем экипажам мы запретили таранить управляемые торпеды. Их следовало расстреливать. Полный эффект достигался и в том случае, если перерезался провод, тянувшийся за торпедой сзади. Уже через несколько дней все наши воины в точности выполняли этот приказ, и очередная фашистская авантюра лопнула как мыльный пузырь. Фашисты предприняли серию новых яростных контратак и иеной больших потерь сумели добиться некоторого успеха. Однако дружным концентрированным ударом воины капитана Фирсова вновь овладели переправой и к вечеру заняли деревни Бессоновскую и Дулебино. Развивая успех, 30-я мотострелковая бригада расширила плацдарм и обеспечила переброску танковых частей через реку. Уральцы с небывалым упорством и храбростью дрались за каждый метр родной земли, показывая чудеса героизма, мужества, взаимной выручки и беззаветной преданности Родине. Дважды переходила из рук в руки деревня Струково. За ее освобождение сражалась рота, которой командовал старш ий лейтенант Гайко. Ворвавшись в траншеи врага, бойцы завязали рукопашную и уничтожили немало фашистов. Гитлеровцы бросили сюда подкрепление. На номошь нашим пришел со своим резервом командир батальона капитан Я.Д. Гацуляк. Сам комбат разил фашистов огнем и прикладом автомата. В этом бою он получил девять ранений, но покинул боевые порядки л ишь тогда, когда силы оставили храбреца. Тяжелораненый капитан Гаиуляк умирал на руках своих бойцов. Он просил команлованиеотметить правительственными наградами своих воинов и называл их по именам. В числе тех, кого назвал бесстрашный комбат, была Женя Безголова, санитарный инструктор, комсомолка, бригадир одного из свердловских заводов. Она действительно заслуживала награды. В жестоком бою был ранен командир. Услышав его стоны, отважная девушка бросилась на помощь. Фашистский солдат открыл по ней огонь. Женя была ранена, но не отступила».

Итоги второго дня сражения
Второй день наступления танкистов Баданова на Бориловском направлении ошугимых и желанных результатов не принес. Итак, в этот день советское командование ввело в боевые действия все соединения ударной группы Баданова. Учитывая незначительные потери первого дня сражения, в бой вступило около 700 танков и самоходно-артиллерийских орудий. В течение дня войска Баданова вели упорные бои с 10-Й и 25-й моторизованными и 9, 18, 20-й танковыми дивизиями противника, имея перед фронтом наступления, кроме мощной противотанковой обороны, сильно пересеченную местность и свыше 300 танков и самоходно-артиллернйских орудий противника. Таким образом, на участке 17—20 км в боевые действия быловтянуто более одной тысячи единиц бронетехники. К исходу дня советские танкисты, «прорвав оборону противника, преодолевая его сопротивление, вышли на рубеж Ветрово — Войново — Шарихино и далее северный берег реки Орс. Если быть точнее, то эта прочная оборона врага была прогрызена лишь на отдельных участках. Виелом небольшая речонка, но с глубоким каньоном и в отдельных открытых местах с болотистой поймой стала для наших танкистов в эти два дня непреодолимой преградой. Попытаемся ответить, почему так случилось. К началу операции, уже точно зная, что на данном направлении с целью прорыва обороны, окружения волховской и отсечения орловской группировок движется наша танковая армада, немецкое командование из глубины на передний край подтянуло свои подвижные резервы — в частности штурмовые противотанковые дивизионы, которые усилили своим присутствием узловые опорные пункты. Даже с вводом свежего корпуса уральских танкистов, насчитывающего 22S стальных машин, ситуация во второй день не изменилась — перелома не произошло. Следует иметь в виду, что командующий войсками 4-й танковой армии генерал Баданов, так же как и командующие корпусов, вводили соединения по частям, оставляя в резерве соответственно корпус или бригаду. В первый день не участвовали в боях 30-й танковый корпус и 16-я гвардейская мехбригда. Командование всех уровней (армейское, корпусное и бригадное) было ориентировано на вхождение в прорыв. На деле же получилось так, что соединениям группы Баданова приходилось «прорывать оборону врага с ходу».
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Битва за Орел
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт