Второй этап Бориловского сражения. День четвертый

дата: 10-04-2011, 02:00 просмотров: раздел: Битва за Орел
Боевые действия войск по прорыву второго рубежа обороны противника на участке Борилово — Большая Чернь — Знаменское. Штурм второго рубежа обороны противника на реке Нугрь (29 июля - 4 августа)
29 моля, четверг. Погода: облачно, дождливо, прохладно, ветрено. Все дороги размыты. В этот день танковая группа Баданова приступила к штурму второго рубежа обороны по реке Нугрь с отсечными позициями на реке Цкань. В результате мощных уларов наших войск в районе к запалу от Волхова появилась угроза прорыва танковой группы Баданова к основной коммуникации врага Орел — Брянск. Еще раньше, вечером 26 июля. Модель лично, без позволения Гитлера, отдал приказ об эвакуации своих войск из Волхова. Это произошло к исходу седьмых суток штурма города, расположенного на семи холмах, окруженных излучиной реки Нугрь. Но прежде чем рассматривать события этого дня, необходимо вернуться к первому дню наступления - 26 июля. В этот день в Ставке Гитлера проходило важное совещание с командующими группами армий вермахта. Решался только один вопрос: оставить Орловский стратегический плацдарм или удерживать его. Между Гитлером и командующим группой армий «Центр» фельдмаршалом Гюнтером фон Клюге разгорелся спор. Клюге настаивал (и его поддерживал начальник штаба сухопутных войск вермахта генерал-полковник Курт Цейтцлер) на том, чтобы оставить Орловский выступ и своевременно уйти на заранее подготовленный рубеж обороны «Хаген». Фельдмаршал и генерал-полковник у карты с положением немецких войск на Востоке доказал и необходимость отвода войск. Теперь вернемся к действиям, которые предпринимались непосредственно на фронте. 29 июля 4 я танковая армия по решению Ставки ВГК была выведена из состава Западного фронта и перешла в оперативное подчинение Брянского фронта, Военный совет которого поставил перед войсками армии следующую задачу:
1. Прикрывшись с запала и востока, уничтожить противостоящего противника, имея ближайшей задачей форсировать р. Нугрь. К исходу 29.07.43 г. выйти в район (иск.) Покровское, (иск.) Селихово, Злынь, Скородумка, (иск.) Шарапово.
2. Противник под ударами войск 4 ТА главными силами 29.07 отошел на новый оборонительный рубеж:
9тд — вые. 232,6, 214,8, зап. окр. Кузьминка,
10 тд — Кузьминка, сев. окр. Локна,
20 тд— Бол. Чернь, (иск.) Озерки,
25 тд — Озерки, Скородумка, Чуриловка, Борилово.

5-й танковый корпус
5-я мотострелковая бригада

28.07. В 19.00 получено распоряжение выступать в р-н Крутицкий, Ячное, Ячный, Столбчее, в исх. р-н — овраги. В. Столбчсе и по сигналу перейти в наступление за танками 24 тбр.
29.07 к 5.00 вышли на рубеж Красное, продолжая теснить пр-ка в направлении Ветрово, Руднево. К 13.00 вышли с боем в р-н Рожково — Кривуша, вели бой за переправы. 1 мсб совместно с 24 тбр овладел Цымбулово, Цкань, оседлал шоссе и захватил переправу на р. Цкань.
24-я танковая бригада
«В 18.00 29.07.43 Г. на основании устного распоряжения командира 5 тк получила задачу: с рубежа южная окраина Столбчее наступать в направлении Красный, Ветрово, Руднево и, овладев Руднево, удерживать большак Волхов — Карачев. В 20.15 по сигналу 5 тк части пошли в атаку на Красный, Ветрово. 265 тб приказом командира корпуса ост. в резерве. В течение дня и ночи бригада вела разведку переправы и противоположного берега реки. Саперные части под прикрытием нескольких танков, застрявших и подбитых на переправе, оборудовали переправу через Нугрь. В 22 часам бригада в количестве 14 танков: М4-А-2 — 8, МК-3— 4 шт. иТ-34 — 2шт.— подошла к переправам в районе к западу от Большая Чернь.

25-й танковый корпус
Части 175-й танковой и 20-й мотострелковой бригад находились в резерве «на зап. окр. Узкое, зап. окр. Анниково с задачей: с выходом частей корпуса и частей 169 сд на рубеж: Успенское — Новая Жизнь выйти в р-н Волобуево и обеспечить левый фланг и тыл корпуса, с выходом танков корпуса и частей 169 сд в р-н Гнездилово — удерживать Успенский и частью сил Волобеево, прикрыть части 25 тк слева.
Из журнала боевых действий 175-й танковой Новоград-волынской краснознаменной ордена Суворова бригады
В 3.00 получен приказ о наступлении 28.07 в 5.05 в направлении Первомайский, Лозинка, Пристань, Знаменское. Бригада выступила в 6.30 и достигла Лозинка, была встречена сильным огнем артиллерии противника из-за высоты 222,2. Танки заняли огневые позиции на достигнутом рубеже, в 10.30 бригада вошла в Лозинка. МСБ занял траншеи пр-ка 800 м севернее Лозинка. Потери бригады за сутки боев: Т-34 — 8 шт. Раненых — 60 человек, 15 убитых. Противнику за день боев нанесен урон: уничтожено: 6 орудий противника, одна самоходная пушка, 2 автомашины, 1 танк и до 2-х рот пехоты. 29.07.43 г. По приказу штаба бригада в 3.00 сосредоточилась Анниково, Узкое, заняла оборону на зап. окр. Анниково в составе — 2 танка Т-34,2 танка Т-70, МСБ — I пушка, 2 станк. пулемета, 9 ружей ПТР, 4 миномета и 50 стрелков. В 16.00 в результате артогня пр-ка была разбита штабная машина бригады. Получил тяжелый ушиб оперативный дежурный лейтенант Усачев, и ранен водитель машины красноармеец Рыбаков Иван Федорович».

Второй  этап Бориловского сражения. День четвертый


О том, как преодолевался этот рубеж глубиной в 6 км, мы узнаем из воспоминаний старшего сержанта медслужбы 30-й мотострелковой бригады Уральского танкового корпуса Евгении Алексеевны Безгодовой-Трапезинковой:
«Шел 1943-й год. По окончании курсов медсестер при Молотовском РОКК города Свердловска меня и моих подруг: Зою Яковлеву, Капу Вахмянину — направили в Уральский добровольческий корпус, в 30-ю мотострелковую бригаду. Меня направили в третий батальон, третью роту санитарным инструктором. Прошло время формирования корпуса, и наконец мы в бою. Для многих бойцов-добровольцев он был первым. Запомнился мне старшина роты (фамилию не помню). Семья его была в фашистской неволе, и он узнал, что немцы жестоко расправились с ней. Старшина называл меня дочуркой. Следующий бой мы приняли у реки Орс. Местность была плохо доступна для танков, бой шел в высокой ржи, то тут, то там были слышны стоны раненых бойцов. Я уже не разбирала, где наша рота, — все перемешалось, тут оказались и бойцы второго батальона. Вот вырвались на берег, а укрыться здесь совсем негде. Ранили командира взвода Мефодьева Михаила: кровь фонтаном брызнула из горла. Быстро оказываю помощь — и в укрытие. Старшина поднимает людей в атаку. Но где-то, видно, был снайпер. Он попал прямо в голову — старшина падает, я подбегаю, но он в моей помощи не нуждается: убит. Дорогой товарищ, ты был мне как родной отец, прощай, мы уходим, чтобы мстить за тебя и за твою семью. Бойцы уже на том берегу, вижу: поперек речки танк наш застрял, по его броне перебегаем на противоположный берег. Укрепившись в населенном пункте, мы ждали подхода тылов. Патроны на исходе. Меня вызвал командир батальона капитан Гацуляк. Это он не хотел принять меня в Молотове из-за того, что мала ростом и что заплачу в первом бою. Но теперь он убедился, что я не из трусливых. Капитан сказал мне, что представляет меня к ордену. Поблагодарив командира батальона, я ушла в подразделение. И не думала, что вижу его в последний раз. Но ничего, бой прошел удачно, и к вечеру мы форсировали реку Нугрь. В этом бою, оказывая помощь раненым, пала смертью храбрых наша свердловчанка Аня Дульцева. Ко мне подбежал лейтенант Карпишин с перебитой рукой. Оказав ему помощь, я вместе с бойцами бежала вперед, в самую гущу боя. Нашей ротой командовал старший лейтенант Гайко, смелый командир. Вместе с ним добровольно пошла на фронт и его жена Люся Гайко, наш ротный писарь. Это она, когда мы выбили немцев из окопов, убила немца саперной лопатой. К вечеру немцы снова перешли в наступление. Наши бойцы поднялись в атаку. Когда кончились патроны, командир батальона скомандовал: «Ножи»! И уральцы-добровольцы кинулись на немцев с черными ножами, но сам командир батальона был убит. Позднее немцы бросали листовки: появились черти с «черными ножами». И километров пятнадцать нам пришлось догонять немцев — так они бежали от страха. В бою под селом Злынь меня ранило, но с поля боя я не ушла. Когда ранило командира роты и его жену Люсю, я отправила их и вернулась в село Злынь, где меня увидел комбриг Смирнов и дал свою машину. Нас — всех раненых — отвезли вмедвзвод. Но вскоре я оттуда сбежала ноги целы и все в порядке, а осколки из головы вытащили . На короткой передышке награждали бойцов и офицеров части, среди них была награждена и я — орденом Красной Звезды».

11-й танковый корпус
В течение ночи на 29 июля саперный батальон навел три переправы через р. Орс. К исходу 29 июля части корпуса захватили Руднево и Долбилово.
12-я мотострелковая бригада
Весь 28 июля день шли упорные бои, в ходе которых бригаде удалось вплотную подойти к сев.-зап. окр. Ветрово. В полночь рота автоматчиков и рота ПТР мелкими группами просочились в Ветрово и вступили в ближний бой с численно превосходящим их противником. Тут отличился автоматчик Суворов. Наткнувшись в темноте на ОП немецкого ПТО, Суворов в упор расстрелял его расчет и, повернув ее, прямой наводкой разбил станковый пулемет пр-ка, своим огнем мешавший нашим автоматчикам войти в Ветрово. Рота автоматчиков и ПТР подожгли несколько домов с немцами и послали связного с донесением, после чего заняли оборону на северо-западной окраине Ветрово. Заместитель бригады по строевой части подполковник Соколов и П Н Ш по разведке майор Хохлов, желая проверить достоверность сообщения командира роты ПТР, пробрались на юго-западную окраину Ветрова и в темноте наткнулись на окоп пр-ка. В короткой схватке майор Хохлов был в упор расстрелян, а Соколову удалось уйти к своим. С рассветом по Ветрово был открыт губительный огонь артиллерии и минометов как с нашей, так и со стороны пр-ка. Группы автоматчиков и ПТР, неся большие потери, стали отходить из Ветрово, часть бойцов выйти не смогли и продержались там до самого занятия его частями бригады. Одна и) групп автоматчиков, отошедших в Ветрово, наткнулась в 200 м западнее Ветрово на позиции нашей 45-мм пушки, расчет которой погиб и, заняв вокруг пушки оборону, также продержалась до занятия Ветрово. В 14 часов противнике танками и самоходными пушками предпринял контратаку; остатки 83-й гв. сд стали отходить и оголили левый фланг бригады. Это обстоятельство вызвало замешательство среди части бойцов, но основная масса проявила упорство. Ни на шаг не отойдя назад, бригада приняла на себя удар и отбила контратаку противника».

6-й гвардейский механизированный корпус
«В ночь на 29.07 противник начал отход в южном направлении.
Командир корпуса приказал:
17 мбр с батареей сап организовать преследование отходящего противника, посадив пехоту на танки и автомашины. В случае сопротивления противника на рубеже р. Нугрь форсировать ее в районе Рожково и овладеть районом (иск.) Бычковский, отд. Конезавода, Ветловка. 49мбрс56тп наступать во втором эшелоне за 17мбри сосредоточиться в районе Градуновка, Кривуша, Рожково.
29 тп в резерве — в оврагах в районе Шемякино. Части корпуса, ведя бой с арьергардными частями противника, в течение дня овладели Ветровский, Моисеевка, Сквориово, Шемякинский (Комсомол), вышли на сев. берег р. Нугрь, где были остановлены организованным огнем с южного берега реки и особенно из Бол. Чернь. В ночь на 30.07.16 мбр удалось частью сил переправиться на южный берег р. Нугрь, но дальнейшие ее попытки продвинуться успеха не имели».

Из журнала боевых действий 10-й моторизованной дивизии
Четверг 29.07.43
Цель: оборона.
КП дивизии—леев I км к западу от нп Черное (север).
04.00. Утреннее донесение в группу Гарпе. Отвод на новый передний край обороны проходит по плану. Противник не атакует. Основная часть полков до 03.15 отошла на новый рубеж обороны.
3-й артдивизион 10-го артполка вышел на марш к командному пункт) дивизии «Великая Германия».
06.00. Полки сообщают о занятии пехотой и танками противника районов исходных позиций (низины) перед участком обороны дивизии. В районе Цкань по обе стороны от моста (к северу от Кузьминка) наблюдаются значительные скопления танков. Дивизия оценивает наступаюший день как очень тяжелый. После анализа положения командованием корпуса предусматривается в ночь на 30.07 начать планомерный отход частей и подразделений в район г. Карачева. Передний край обороны в предстоящую ночь должен быть отодвинут до участка Нугрь— Рыпань.
12.20. Скопление противника в низинах перед передним краем обороны представляет все большую угрозу. К настоящему моменту около моста через Цкань насчитывается 40 танков; перед участком 20-го моторизованного полка противник перемешается на восточную окраину Каратеево.
13.15. Танки и пехота противника наступают вдоль дороги, ведущей к Кузьминка; высоту 224,9 (участок 1-го батальона 20-го мотополка) тоже атакуют танки и кавалерия.
13.50. У высоты 224,9 при поддержке трех бронированных машин 9-й танковой дивизии ликвидирован незначительный прорыв противника.
14.45. 1а сообщает командующему штаба о сложившейся ситуации. Особо указывается на отсутствие в дивизии тяжелой артиллерии, нет поддержки танками, есть лишь недостаточное количество бронетранспортеров. Обеспокоены мощным танковым натиском противника.
Поддержка военной авиации невозможна из-за плохих погодных условий. Поэтому дивизия просит об огневой поддержке тяжелой артиллерии соседних частей, особенно по мосту через Цкань.
15.00. Из перехваченной русской радиограммы следует, что противник пересек местность Цкань к северу от Кузьминка и планирует наступать на Локна.
15.20. Дивизия просит корпус ввести бронетанковую группу Циммерманна в Пролетарский.
Корпус вынужден пока отклонить просьбу. Дивизии понятно, что при наступлении противника нельзя рассчитывать на поддержку танков.
16.30. 41-й моторизованный полк сообщает: танковый прорыв на линии обороны 3-го батальона. На участке подвижного противотанкового батальона усиливающаяся танковая атака противника.
18.30. В обороне 41-го моторизованного полка танки противника пробили широкую брешь. Командующий дивизии сообщает командиру корпуса о положении и еще раз просит срочно подвести танки.
19.20. Донесение за сутки в группу Гарпе. С раннего утра 29.07. противник подводит мощные силы танков и пехоты и ил района исходных позиций начал наступление на участок обороны дивизии. Разведывательные прорывы танками и частично кавалерией численностью до батальона, а также наблюдения (подтверждаемые радиограммами) позволяют определить направление основного удара мощными силами — по обе стороны от дороги на Кузьминка. В первой половине дня противник проводит наступление отдельными группами пехоты при мошной поддержке танков. Ему удались отдельные прорывы танками, некоторые из которых были подбиты. Остальные еще не уничтожены. К вечеру противник нанес еще один мощный танковый удар, в результате ему удался широкий прорыв танками в районе Кузьминка. Отсугствие тяжелой артиллерии не дает дивизии возможности эффективно бороться с обнаруженными на исходных позициях танками врага. На участке 41 -го моторизованного полка сложилась тяжелая ситуация. Облегчить положение может только подвод свежих танковых сил. В ночь на 30.07 все части дивизии, за исключением усиленного 20-го мотополка, отведены с переднего края обороны и сосредоточиваются в районе к северу и северо-востоку от Селихово на реке Моховиие.
20.20. Командный пункт дивизии перемешается в лес в 2,5 км к востоку от Валяевки.
23.30. 20-й моторизованный полк сообщает: основные силы полка пересекли Нугрь.

30-й Уральский добровольческий танковый корпус
Из журнала боевых действий 30-го УДТК:
29.07.43 г. В 4.00 командир корпуса отдал боевой приказ №8.
Идея приказа: под прикрытием 30 мсбр и мсб 197 тбр танковым бригадам переправиться через р. Орс и с 6.00 начать решительное наступление в направлении Одношекино, Сухочево, Воскресенский и на плечах отходящего противника форсировать р. Нугрь, не дав ему организовать оборону по южн. берегу р. Орс. К 6.00 197 и 243 тбр в районе Воскресенский, Дулебинский переправились через р. Орс по переправам, наведенным саперами 743 саперного батальона. В связи с выпадением осадков 30 мсбр форсировала р. Орс и в дальнейшем действовала в пешем строю. Выполняя приказ командира корпуса, несмотря на то что шел сильный дождь, 243 тбр, 30 мсбр и 197 тбр решительно вели наступление и к 8.00 овладели населенными пунктами Одношекино, Сухочево, Колонтаево, подошли к сев. берегу р. Нугрь на участке Воскресенский, Кулики. Попытка форсировать р. Нугрь с ходу не удалась. Противник успел организовать оборону по южн. берегу р. Нугрь, имея на переднем крае большое количество противотанковой артиллерии, минометов и отдельные самоходные орудия.
16.00. Приказ командира корпуса: овладеть переправами нар. Нугрь и наступать в направлении Ветловка, Злынь.
Решения командира корпуса:
243 тбр, 30 мсбр и частям усиления форсировать р. Нугрь на участке Скородумка, Кулики и наступать в направлении Ветловка, Злынь. 197 тбр обходом слева через Борилово форсировать р. Нугрь, из-за левого фланга в направлении Чуриловка. Озерки содействовать наступлению 243тбр и 30 мсбр. Артиллерия с 20.05 до 20.45 - артиллерийская обработка переднего края, с 20.45 до 21.00- мошный огневой налет. Начало атаки по сигналу: залп 248 гв. мин лн по Озерки.
21.00. После артиллерийской обработки переднего края обороны противника и р-нов его артиллерийских и минометных позиций 243 тбр и 30 мсбр начали наступление с занимаемых рубежей и к 22.00 овладели Воскресенский, Скородумка и сев. частью Кулики. В связи с сильно разбитыми дорогами после выпадения осадков минометы и артиллерия 30 мсбр отстали. В результате предпринятой противником контратаки части бригад снова отошли на сев. берег р. Нугрь. 243 тбр сосредоточилась в овраге сев. Колонтаево, 30 мсбр отошла в исходный район. В течение ночи на 30.07.43 г. соединения и части корпуса наступательных боев не вели».

Из воспоминаний генерал-лейтенанта Г.С. Родина
После сорокапятиминутной артподготовки гвардейские минометы — «катюши» — сделали еще один мощный огневой налет, и вслед за тем двинулись уральцы-добровольцы. В десять часов вечера деревни Скородумка и Воскресенский были освобождены. При форсировании реки и в боях по расширению плацдарма отличился мотострелковый батальон, которым командовал старший лейтенант Кривобокое. В разгар сражения командир по ранению выбыл из строя. Командование батальоном взял на себя старший лейтенант Константин Костарев, уроженец гор. Перми. Пехотинцы этого батальона действовали дерзкой решительно, не пасуя ни перед чем. Дело доходило до рукопашной. В одной из таких схваток комбат лично уничтожил более десятка гитлеровцев и пленил двух офицеров со штабной машиной, в которой находились ценные документы. Фашистская пуля ранила К оста рева. Ему сделали перевязку и предложили покинуть поле боя.
— Нас ждут впереди! — ответил Костарев и продолжал руководить батальоном. Через некоторое время его ранило вторично. И опять комбат отказался уйти. Лишь третье ранение заставило Костарева оставить поле сражения. Его сменил заместитель по политчасти капитан Низовой. Батальон шаг за шагом буквально вгрызался в оборону врага и ломал его сопротивление.
В том же мотострелковом батальоне тяжелое ранение получил командир роты лейтенант Тишенко. Командование принял младший лейтенант Филиных. Внезапно он остановился, а потом медленно осел на землю. К нему на помощь бросился Яков Сосновских, но сердце командира уже не билось.
— Слушай мою команду! — закричал Сосновских. увлекая бойцов за собой. — Вперед! За нашу Советскую Родину!
Взбежав по склону, он увидел, что по нашим остервенело бьет фашистский пулеметчик, и метнул в него гранату. Раздался взрыв — пулемет замолчал. Однако в последний момент вражеская свинцовая очередь резанула по груди смельчака. Очнулся Сосновских на руках санинструктора, который делал ему перевязку.
— Лежи, брат, лежи, — сказал санинструктор, подвигая к раненому автомат и флягу с водой. — Ты свое сделал. Нет, Яков Сосновских, сын рабочего-металлурга и сам металлург, работавший в должности заместителя начальника отдела трубного завода и добровольно пришедший в Уральский корпус рядовым, считал, что он не полностью рассчитался с гитлеровскими варварами. Тяжело раненный, он взял в руки оружие, вылез из окопа и стрелял по врагу до тех пор, пока опять не потерял сознание. Он пришел в себя на руках капитана Низового, по поручению которого много раз проводил беседы, читал бойцам газеты, рассказывал об успехах Советской Армии и на разных фронтах.

Итоги четвертого дня сражения
29 июля под ударами войск танковой группы Баданова главные силы противника отошли на новый рубеж обороны, проходивший по южным берегам рек Нугрь и Цкань. Каждая дивизия группы Гарпе занимала соответствующий участок:
9-я танковая дивизия: выс. 232,6 — выс. 214,8 — западная окраина Кузьминка;
10-я моторизованная дивизия: Кузьминка — северная окраина Локна;
20-я танковая дивизия: Бол. Чернь — (иск.) Озерки;
25 я моторизованная дивизия: Озерки — Скородумка — Чурилово — Борилово.
18-я танковая дивизия находилась во втором эшелоне, прикрывая тылы вышеперечисленных дивизий.
Имея резервы: в районах Ильинское и роща 3 км севернее— до 40 танков, Ворошилове —до 30 танков, южн. Красная Заря — до 30 танков, до 30 танков и до 2-х батальонов пехоты в районе Злынь, противник приостановил дальнейшее продвижение наших войск»1.
И тем не менее к исходу дня войска генерала Баланова продвинулись на несколько километров вперед и вышли на рубеж:
11-й тк: зап. окраина Каратеево — Кузьминка;
5-й тк: Кузьминка — сев. окраина Локна;
6 гв. мк — с хода форсировал р. Нугрь и овладел Бол. Чернь, Рожково;
30-й тк: овладел Воскресенский, вост. окр. Борилово.
Если же рассматривать итоги этих четырех дней наступления наших войск, то они были неутешительными. Войска группы Баланова к исходу четвертого дня наконец в кровопролитных боях преодолели первый рубеж противника и, штурмуя его насыщенную противотанковыми средствами оборону, форсировали в отдельных местах реки Цкань и Нугрь.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Битва за Орел
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт