Действия надводных кораблей на крайнем севере в 1943–1944 гг

дата: 27-09-2011, 20:18 просмотров: раздел: Арктический конвой
В первые месяцы 1943 г. ряд конвоев союзников с сильным сопровождением достиг северных портов России с относительно небольшими потерями. С марта 1943 г. и до конца года перевозки на Крайнем Севере были приостановлены, поскольку, в результате побед союзников в Африке и на Сицилии, Средиземное море стало открыто для судов торгового флота союзников, которые теперь могли почти без потерь использовать этот маршрут для отправки грузов в Персидский залив.


Обстрел Шпицбергена

С 6 по 9 сентября 1943 г. «Тирпиц», «Шарнхорст» и десять эсминцев под командованием адмирала Куммеца предприняли поход к архипелагу Шпицберген в Северном Ледовитом океане, где они обстреляли угольные шахты и портовые сооружения, на которых работали британцы и норвежцы.

Удар по «Тирпицу»

Через некоторое время английские подлодки доставили шесть сверхмалых подводных лодок ко входу в Альта-фьорд, в котором в специальной клетке из двойных противоторпедных сетей находился «Тирпиц». Четыре сверхмалые лодки смогли проникнуть во фьорд и две из них – в клетку, когда она была открыта, чтобы пропустить катер. Одна сверхмалая подводная лодка была обстреляна и затонула; другая закрепила два мощных заряда взрывчатки под дном корабля. Их взрыв вызвал только незначительную течь, но повредил одну из главных машин и орудийные механизмы. Повреждения были настолько серьезными, что «Тирпиц» вышел из строя на шесть месяцев.

Удары по немецким конвоям

4 октября 1943 г. самолеты авиации противника нанесли сосредоточенный удар по немецким каботажным перевозкам к югу от залива Вест-фьорд (Нарвик) и потопили или повредили девять судов общим тоннажем 40 тыс. брт. Самолеты противника не перехватили из-за того, что не проводилась регулярная авиаразведка. Тем не менее потери транспортного флота, учитывая слабости немецкой обороны, особенно в воздухе, были меньше ожидаемых.

Гибель «Шарнхорста»

После того как был выведен из строя «Тирпиц», организация дальнейших ударов надводных кораблей по идущим в Мурманск конвоям союзников, которые всегда прикрывались по крайней мере одним линкором, казалась бесперспективной. Но непрерывно ухудшавшаяся обстановка на Восточном фронте вынудила штаб ВМС направить для удара по конвою JW-55B «Шарнхорст» (капитан 1-го ранга Юлиус Хинце) и пять эсминцев 5-й флотилии (капитан 1-го ранга Рольф Иоханссон) под общим командованием контр-адмирала Эриха Бея.

Этот конвой сначала был обнаружен с воздуха приблизительно в 400 милях к западу от Тронхейма, затем о нем несколько раз сообщили подводные лодки и самолеты, хотя последние не сумели дать никаких данных о его местонахождении. Рано утром 26 декабря, когда конвой должен был находиться южнее острова Медвежий, немецкая авиация еще не установила расположение сил прикрытия и обстановка в целом оставалась неясной. Немецкая эскадра покинула Аль-та-фьорд в 7 часов вечера 25 декабря с приказом «атаковать смело и благоразумно» и прекращать бой сразу же после появления крупных кораблей противника, так как орудия «Шарнхорста» калибром 28 см уступали орудиям любого английского линкора.

Фактически в море находились два конвоя противника: направлявшийся на восток конвой JW-55B, состоявший из 19 судов и сопровождаемый 10 эсминцами и 3 меньшими кораблями, и шедший на запад конвой RA-55A, также охраняемый только эсминцами и миновавший 25 декабря остров Медвежий. Прикрытие обоих конвоев обеспечивало соединение I под командованием вице-адмирала Роберта Барнетта, состоявшее из трех крейсеров и эсминцев сопровождения. Выйдя из Мурманска рано утром 26 декабря, оно находилось юго-восточнее острова Медвежий. Из Исландии в направлении ост-норд-ост вышло соединение II под руководством адмирала сэра Брюса Фрэзера, включавшее новый быстроходный линкор (десять 14-дюймовых орудий), крейсер и четыре эсминца. Утром 26 декабря эскадра находилась в 270 милях к западу от Нордкапа.

Приблизительно в полночь 25 декабря адмирал Бей передал сообщение о том, что погода не благоприятна для плавания эсминцев. То ли это сообщение было перехвачено английской радиоразведкой, то ли о выходе немецких кораблей сообщила агентурная разведка союзников, но британское Адмиралтейство уже через несколько часов предупредило адмирала Фрэзера о том, что «Шарнхорст» находится в море. Тогда английский адмирал приказал конвою JW-55B изменить курс и идти на северо-восток, а также усилил его прикрытие, направив туда соединение I и четыре эсминца из другого конвоя.

Адмирал Бей намеревался выйти навстречу конвою, расположив эсминцы впереди «Шарнхорста» для разведки и двигаясь на запад-юго-запад. Но поскольку конвой изменил курс, он оказался намного южнее и в результате столкнулся непосредственно с соединением I. В последовавшей короткой схватке случайным попаданием был поврежден передний радар «Шарнхорста», что сделало его «слепым» в пределах узкого сектора обзора прямо по ходу. Он отвернул на юг и полным ходом оторвался от противника, а затем повернул на северо-восток, еще находясь в пределах дальности действия радаров английских кораблей. Из этого адмирал Барнетт справедливо заключил, что линкор вновь пытается выйти навстречу конвою, и сманеврировал так, чтобы оказаться между ними. Тем временем германские эсминцы шли на запад-юго-запад строем фронта для поиска конвоя, как было приказано, но, несмотря на неоднократные радиокоманды от адмирала Бея, не сумели обнаружить вражеский конвой даже после смены курса на северо-восток. В 2.20 пополудни им было приказано вернуться на базу.

В этот же самый день утром немецкий самолет обнаружил соединение II и сообщил о нем как о «пяти боевых кораблях, включающих, предположительно, один крупный, к северо-западу от Нордкапа». Это была точная и очень важная информация, но она оказалась недостаточной, чтобы командующий люфтваффе на северо-западе предпринял какие-либо действия, и он просто передал ее на «Шарнхорст» в следующем виде: «Пять боевых кораблей к северо-западу от Нордкапа». На «Шарнхорсте» ее получили в 11 утра, когда противник все еще не знал о его местоположении и когда линкор все еще мог уйти к норвежскому берегу, опередив соединение II.

Таким образом, «Шарнхорст», не предупрежденный в должной мере, в условиях плохой видимости и имея поврежденный радар, с наступлением сумерек снова наткнулся на соединение I, которое тем временем было усилено четырьмя эсминцами. В артиллерийской дуэли, продолжавшейся около 20 минут, английский флагман крейсер «Норфолк» получил два попадания снарядами калибра 28 см. При этом были выведены из строя одна из орудийных башен и большая часть радиолокационного оборудования. Вскоре «Шарнхорст» вышел из боя, вероятно получив еще одно сообщение авиаразведки, и, повернув на юго-юго-восток, полным ходом направился к норвежскому побережью. Соединение I стало преследовать его, передавая данные о его курсе, что позволило соединению II, полным ходом спешившему в этот район, перерезать путь немецкому линкору.

В 4.47 пополудни «Дьюк оф Йорк» открыл огонь с расстояния около 12 км, вскоре «Шарнхорст» открыл ответный огонь. В ходе огневого боя, продолжавшегося полтора часа, «Шарнхорст» получил три попадания, но смог увеличить дистанцию от основных сил противника до 20 км. Тем временем четыре английских эсминца вышли на позицию 20 км для торпедной атаки и около 7 часов вечера успешно осуществили ее, добившись нескольких попаданий. Скорость «Шарнхорста» резко упала, все его боеприпасы были израсходованы. Подойдя ближе к линкору, «Дьюк оф Йорк» добился по крайней мере десяти попаданий, в то время как эсминцы окончательно добили линкор торпедами. «Шарнхорст» совсем потерял ход и затем, окутанный густым облаком дыма, медленно опрокинулся.

После войны наше сознание стало более прозаичным: мы слышали слишком много высокопарных слов и перенесли много ужасов. Мы воскрешаем в памяти смерти и страдания в советских лагерях военнопленных, в подводных лодках и в граде бомб и пламени пожаров, которые разрушили наши города. И все же в летописи тех грандиозных сражений едва что-нибудь может превзойти героизм людей, которые погибли на «Шарнхорсте». Адмирал, командир корабля и старший помощник следили за тем, чтобы все члены экипажа надели спасательные жилеты, и на прощание обменивались с ними рукопожатиями. Не было никакой паники; люди, находившиеся в воде, выкрикивали прощальные приветствия своему кораблю, родным и родине. Борясь со смертью, они пытались помогать командиру и старшему помощнику, которые не успели надеть спасательные жилеты. Из 1900 человек экипажа английские эсминцы сумели спасти только 36 матросов и старшин; обращение с ними в плену, к чести британцев, было безупречным.
комментарии: 0 | просмотров: | раздел: Арктический конвой
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт