популярное


«Кувандыкский завод КПО «Долина» - причастность к Великой ПобедеСамым знаменательным событием в том числе и для «Кувандыкского завода КПО «Долина» , является день Победы в Великой Отечественной войне. Ветеранов войны и тружеников тыла, которые работали на нашем предприятии, осталось 37 человек. Ежегодно, и этот юбилейный год не был исключением, начиная с начала мая, все наши ветераны получили поздравительные конверты от предприятия. У некоторых из них были взяты интервью и запечатлены на видеокамеру для истории. Это Дивицкий Аркадий Николаевич, Леонова Клавдия Григорьевна, Сабангулов Гайзулла Саффич, Корнев Петр Иванович, Гниломедов Василий Алексеевич.


Творчество столичных деятелей литературы и искусства в период эвакуации в ПоволжьеВ восточные регионы страны из прифронтовых районов направлялся гигантский поток людей, промышленного оборудования, материальных и культурных ценностей. За июнь– декабрь 1941 г. на восток РСФСР были переправлены 1523 промышленных предприятия, 1,5 млн вагонов с оборудованием, сырьем, топливом, эвакуировано 17 млн человек. Среди них много творческих коллективов, видных деятелей культуры. Только за осень 1941 г., основные тыловые регионы страны (Поволжье, Урал, Западная и Восточная Сибирь, Средняя Азия, Северный Казахстан) приняли 60 ведущих российских театров, более 500 членов ССП, 189 композиторов и 754 художника Москвы, Ленинграда, Украины.


НКИ в годы Великой Отечественной воины и послевоенное восстановлениеГоды эвакуации были годами тяжелых лишений и их преодолений, годами предельного напряжения сил, выполнения коллективом института своего патриотического долга. Институт - высшее учебное заведение - был сохранен. Всего за эти пять военных лет (1941-1945 гг.) Николаевский кораблестроительный институт выпустил 477 специалистов (из них 157 кораблестроителей, 225 механиков, 95 технологов). Это были годы напряженной борьбы коллектива за сохранение института, за выпуск специалистов, столь необходимых отечественной промышленности, работавшей тогда под девизом „Все для фронта, все для победы!".


Ученый совет ВНИИМ в годы Великой Отечественной войныВ условиях суровой блокадной зимы 1941-1942 гг. Совет вынужден был приостановить свою деятельность. С включением ВНИИМ Ленинградским горкомом ВКП(б) в список действующих оборонных учреждений и возобновлением подачи электроэнергии работа всех подразделений Института активизировалась, в том числе, Метрологического бюро, Научно-технической библиотеки, где было организовано получение книг по межбиблиотечному обмену «для лабораторий и сотрудников, работающих на оборону».


Из истории партизанской борьбы в Московской битвеОтправной точкой подготовки СССР к партизанской борьбе все авторы единодушно считают середину 1921 г., когда в первом номере журнала «Армия и революция» появилась статья М.В. Фрунзе «Единая военная доктрина и Красная Армия». При упоминании данной статьи обычно цитируется абзац седьмого раздела, где речь идет о партизанских действиях. Но цитирование только этого абзаца не совсем правильно. Если откроем первый том «Собрания сочинений» М.В. Фрунзе или «Сборник избранных произведений», то обнаружим непосредственную связь содержания седьмого раздела статьи с последним абзацем раздела шестого. Составители вынуждены принести читателю извинения за столь длинную цитату, но сделать это мы считаем необходимым.


Поле боя — Москва30 сентября 1941 г. немецкие войска начали «последнее» наступление своей «Восточной кампании» — операцию «Тайфун», имевшую главной целью охват и взятие Москвы. Над столицей нашей Родины нависла угроза непосредственного вторжения противника. С 19 октября 1941 г. в Москве было объявлено осадное положение. Защитники города изготовились встретить врага на подступах к Москве, на окраинах и улицах столицы. Но даже гарнизон Кремля не был последней линией, последним резервом Московской зоны обороны.


Танки «малютки»Постановлением ГКО 222 от 20 июля 1941 года выпуск 10000 танков Т-60 организовывался, кроме завода № 37, на ГАЗе и ХТЗ. Бронекорпуса и башни для них поставлялись с Ворошиловграде кого завода имени Октябрьской революции. Муромского паровозоремонтной) завода. Новокраматорского машиностроительного завода, Выксунского завода дробильно-размольного оборудования и Таганрогского завода «Красный котельщик». Чертежами и техпроцессом эти предприятия обеспечивали завод № 37 и завод имени Орджоникидзе, причем это были чертежи машины с упрошенным корпусом и башней.


Модернизация танка  Т-60В ходе серийного производства Т-60 неоднократно делались попытки улучшить характеристики танка - все прекрасно понимали, что его боевая ценность весьма невысока. Так, еше в августе 1941 года конструкторское бюро завода № 92 в Горьком по своей инициативе приступило к проектированию пушки ЗИС-19, предназначенной для вооружения танка Т-60. Она представляла собой 37-мм орудие со стволом в 66,7 калибра, начальной скоростью снаряда 915 м/с и баллистикой 37-мм зенитки образца 1939 года.


Сталин в 65 лет

дата: 8-03-2011, 01:55 просмотров: 218 раздел: Союзники Сталина
К моменту встречи авторитет Сталина на волне мощного наступления Красной Армии значительно возрос. И в канун встречи Большой тройки пресса союзных и дружественных стран уделяла роли Сталина на предстоящей Конференции исключительно большое внимание. В комментариях зарубежной печати по поводу встречи трех лидеров указывалось на возрастание политического веса Сталина. В февральском номере американского журнала «Тайме» была помещена статья «Россия — историческая сила». В ней говорилось, что Сталин, крупнейший человек в мире, так как Красная Армия уничтожает германскую армию. Ни разу после вступления Красной Армии на Балканы среди союзников не наблюдалось такой волны благодарности и уважения к России, какая последовала за вступлением Красной Армии в Германию. Это — не только уважение к наступлению Красной Армии как к военному подвигу, не только уважение к многочисленности, мощи и совершенству Красной Армии. Это объясняется тем, что ни одно наступление союзников за нынешнюю войну нельзя сравнить с этим наступлением. Это — также восхищение тем, как Советский Союз сумел превратить свое отступление в наступление на 1300 миль — от Сталинграда до польских равнин. «Огромное восхищение, — говорилось в статье, — вызывает также искусное использование дипломатии и военной мощи, которое дало русским возможность за 5 месяцев вывести из войны четырех сателлитов оси — Румынию, Болгарию, Финляндию и Венгрию, с помощью партизан Тито освободить большую часть Югославии и принудить немцев к отступлению из Греции». С особым интересом общественность зарубежных стран прислушивалась к мнению о Сталине тех, кто встречался с ним и мог составить мнение о советском руководителе на основании личных впечатлений. Среди журналистов к такому кругу лиц в первую очередь относился американец Кассиди, имя которого было широко известно во всем мире как автора ряда интервью со Сталиным в самые критические моменты Второй мировой войны. Руководитель вашингтонского отделения агентства Ассошиэйтед Пресс Генри Кассиди спрашивал, не становится ли глава Кремля более консервативным? Под таким заголовком была помещена статья Кассиди в журнале «Имаж» в номере от 4 февраля 1945 г. Иосиф Сталин, которому сейчас 65 лет, писал Кассиди, знает, что время работает против него и что он не проживет столько, сколько нужно, чтобы довести до конца свое дело. Будет ли это дело названо модернизацией отсталой страны, осуществлением плана Маркса — Энгельса — Ленина или же укреплением советской системы в России, все это требует долгого времени. Победоносная Красная Армия вышла на европейские просторы, и по обе стороны Атлантики с большой тревогой следили за тем, какова будет политика Сталина в освобожденных странах Европы, сколь велики будут сталинские темпы «коммунизации восточноевропейских стран», как писала одна из западных газет. Кассиди считал, что нет серьезных оснований опасаться неконтролируемой агрессии со стороны Сталина. Журналист писал, что в своих последних беседах с посетителями Сталин каждый раз начинал разговор о будущих пятилетних планах фразой: «Если я достаточно проживу». Автор статьи рассуждал вполне логично: предположим, а к этому имеется достаточно оснований, что Сталин, вместо того, чтобы повернуть страну к изоляции, что позволяет России ее географическое положение, или распространить свою мощь на Восточную Европу, или же распространить в мире международный коммунизм, решит, что у него достаточно территории, а потому займется искренним сотрудничеством с демократическими странами. За время нынешней войны в России произошли большие изменения: возрождение национализма, ликвидация Коминтерна и т.д. Не объясняется ли это все до некоторой степени тем, спрашивал Кассиди, что Сталин знает, что он не проживет достаточно долго, чтобы полностью выполнить свое дело. Не займется ли он уже сейчас укреплением достигнутого и укреплением своей позиции, прежде чем начать то, что он может предпринять? Не будет ли он действовать таким образом и после войны весь остаток своей жизни? «Говоря таким образом, — подчеркивал Кассиди, — я вовсе не хочу сказать, что Сталин угасает. За последние четыре года мне, как руководителю агентства, приходилось часто встречаться со Сталиным. Первый раз автор видел Сталина в августе 1940 года, пос- ледний — в 1944 году, когда Верховный Совет предоставил 16 советским республикам право самостоятельности в военной области и во внешнеполитических вопросах. «На меня, — писал Кассиди, — произвели большое впечатление его сила и воинственный вид, который весьма шел ему в его звании Верховного Главнокомандующего Красной Армией. У меня было, кроме того, два косвенных соприкосновения с ним в конце 1943 года, и в обоих случаях я убедился в живости его необычайного ума». Более пессимистично оценивал политику Сталина автор статьи в февральском номере журнала «Тайм». «Англичане и американцы встревожены, — писал он, — так как простирающийся на 800 миль советский фронт фактически разрезал Европу. Насколько дальше в западном направлении намеревается продвинуться Красная Армия? Что происходит за ее фронтом, где союзные армии не имеют действенной силы и откуда они получают мало информации?» Журнал высказывал открытое беспокойство в первую очередь в связи с советской политикой в Германии. Встает вопрос о будущем Германии, говорилось в статье, а также о будущем Европы и всего мира, поскольку Германия является стратегическим и экономическим ключом к Европе. «Кто будет контролировать завоеванную Германию — Россия и западные союзники, которые пока лишь врезались в германские границы, или только русские, которые вскоре могут вступить в Берлин?» Софийское радио уже сообщало, что комитет «Свободная Германия» готовится, идя по пятам Красной Армии, переехать из Москвы в Восточную Пруссию и, по неподтвержденным сведениям, создать временное германское правительство. Американское радио в Европе объявило, что в Гумбиннене (Восточная Пруссия) действует первый русский губернатор. В те дни в одной из канзасских газет появилась карикатура: на географической карте крупным планом изображены контуры Восточной Пруссии и надпись — Prussia. Сталин огромными ножницами отрезает букву Р, остается Russia — Россия. Автор статьи в журнале «Тайм» с тревогой констатировал, что чем ближе окончание войны, тем больше обостряются отношения между Сталиным и его партнерами по Большой тройке. В статье отмечалось: «Ленин любил говорить, что факты — упрямая вещь. Эти факты обязывают нас к сомнениям накануне победы• Но что испугало каждого вдумчивого англичанина или американца и ободрило каждого наблюдательного немца — это сознание того, что на пороге военного успеха Большая тройка расколота, как никогда раньше. Рузвельт, Черчилль и Сталин готовятся ко второй встрече Большой тройки не потому, что эту встречу удобно устроить в настоящий момент, а потому, что кризис среди так называемых Объединенных Наций достиг такой остроты, что изложение разногласий при личном свидании больше нельзя откладывать». Этот кризис, констатировал журнал, возник дважды за короткий двухмесячный промежуток. В первый раз он произошел в Афинах, где в течение шести позорных недель английские войска-освободители вели кровопролитную войну с освобожденными греками. Второй кризис возник как раз перед наступлением Красной Армии, когда советское правительство признало контролируемое Кремлем польское правительство, осудившее «как лакея гитлеровской Германии» польское эмигрантское правительство, которое упорно признают Англия и США. Автор подчеркивал колоссальную ответственность, которая лежала на трех лидерах антигитлеровской коалиции. «Перед близящейся Конференцией Большой тройки, — говорилось в статье, — стоит следующий выбор: прочный мир, который люди могут найти, примирив разногласия между тремя великими державами, единственными державами, способными вести войну после Второй мировой войны, — или же другой выход, о котором большинство американцев предпочитает не думать, — третья мировая война. Кончится ли встреча успехом или неудачей, это в значительной степени зависит от одного человека — Сталина. Кто этот человек, на котором лежит огромная ответственность за судьбу мира?» Автор переоценивал роль Сталина, считая, что положительные итоги Крымской конференции зависели главным образом от его позиции. Западный мир знал Сталина только в лицо, и он был для него фокусом тревожных слухов. Когда на этом лице появлялась улыбка, оно внушало больше беспокойства, чем когда было серьезно. С течением лет лицо медленно изменялось. Когда Сталин был молод, это лицо отличалось тонкой красотой, но революция, война, власть и особенно сила воли превратили его в лицо, полное суровой силы. Волосы, которые были черными, как у большинства грузин, и ниспадали на лоб, поседели. Глаза, которые когда-то глядели из бархатных глубин неизмеримого недоверия (старые большевики говорили: «Ленин верит Сталину, а Сталин не верит никому»), приобрели выражение почти властного благоволения. «Американцы должны подумать над этим лицом, ибо оно представляет собой нечто новое». Такую эмоциональную оценку Сталину давал журнал «Тайм». В статье Кассиди была сделана попытка обобщить противоречивые мнения о Сталине, определить его место в истории. «Как раз перед самым моим отъездом из Москвы, — писал Кассиди, — я спросил одного умного русского человека его мнение о Сталине. Он мне сказал: «Война принесла Сталину успех. Если бы он умер перед войной, он вошел бы в историю под именем Сталин Грозный, но теперь он будет известен как Сталин Великий». Мне представляется, что американский журналист спрашивал мнение о Сталине у действительно «умного русского». Не идеализируя роль советского руководителя в Великой Отечественной войне, признавая серьезные ошибки, допущенные им в ее канун, нельзя не признать, что война была звездным часом Сталина. Она обеспечила ему почетное место и в отечественной, и в мировой истории. Не меньший, а, пожалуй, больший интерес среди самых широких кругов читателей вызвала статья еще одного журналиста, имевшего возможность так же, как и Кассиди, непосредственно в Москве наблюдать за деятельностью Сталина. Это была статья московского корреспондента журналов «Тайм» и «Лайф» Ричарда Лаутербаха, опубликованная в январском номере «Лайф» за 1945 г. Успех статьи объяснялся не только ее содержанием и живой, интересной формой изложения материала, но и огромным, многомиллионным тиражом этого журнала. Статья называлась «Сталин в 65 лет» и была посвящена его дню рождения в декабре 1944 г. Автор писал, что в течение продолжительного времени одно из посольств в Москве тайно проводило нечто вроде опросов общественного мнения, пытаясь выяснить отношение русских к Сталину. Хотя эта «анкета», писал Лаутербах, не носит столь исчерпывающего характера, как опросы Гэллапа или Илмо Ропера, тем не менее она подтверждает мнение многих других наблюдателей в России, что если там еще и имеются кое-какие противники Сталина, их позиция не проявляется ни скрытно, ни открыто. Три с половиной года войны, названной Сталиным «Великой Отечественной войной», сплотили бульшую часть народов СССР так прочно, как они никогда не были сплочены раньше, на поддержку нынешней диктатуры. Даже патриарший местоблюститель недавно обратился к Сталину, называя его «любимым, Богом данным Верховным Вождем». У американцев такие выражения могут вызвать улыбку, но русские не видят в этом ничего смешного, смешным это не кажется даже коммунистам, которые остаются неверующими. Десятки миллионов верующих русских убеждены, что родина была и на этот раз, как во времена Наполеона и других захватчиков, спасена от гибели могущественным и мудрым вождем, способным объединить народные массы и победить врагов. Сейчас русские так же не представляют себе Советского Союза без Сталина, как американцы США — без конституции. Никогда ни один народ ни в какой стране мира не сплачивался вокруг какого-либо вида диктатуры. И в этом вопросе с автором статьи нельзя согласиться. Однако бесспорно, что вокруг личности Сталина сплочение широких народных масс в годы войны действительно произошло. Это не значило, что Сталину было дано полное «отпущение грехов», что народ забыл «раскулачивание», массовые репрессии 30-х годов — все, что позднее будет названо «культом личности Сталина». Но, как правильно говорили в хрущевский период, — «культ личности был, но и личность была». В статье Лаутербаха говорилось, что Сталин стал для советских людей человеком-легендой, который прекрасно разбирается во всем, начиная от «инструкций для колхозников» и кончая конституцией, автором которой его считают. Автор критически относился к такой оценке Сталина: «Русские ничуть не обеспокоены тем, что Сталину пришлось бы сразу совершить шесть чудес, чтобы соответствовать такому идеалу». Вместе с тем Лаутербах признавал: «Он и на самом деле проявляет необычайную осведомленность. Прошлым летом Сталин обсуждал с Эриком Джонстоном, президентом Торговой палаты, вопрос о наивысшей точке производства автомобилей до войны. Джонстон, обладающий способностью убеждать своих собеседников, заставил Сталина принять свои данные. Но впоследствии Джонстон убедился, что Сталин имел в виду общую цифру выпуска как грузовиков, так и легковых машин, и что приведенные им данные были правильны. Джонстон охотно согласился, что «Сталин знает американскую продукцию лучше, чем 90 процентов американских дельцов». В статье отмечалась поразительная способность Сталина концентрировать свое внимание, волю, интерес на том, что он считает на данный момент главным. Когда Сергей Илюшин конструировал свой знаменитый штурмовик, Сталин не допускал на свой стол никаких других материалов до тех пор, пока он не изучил всех деталей этого самолета. Потом он внес ценное предложение, которое упрощало конструкцию и значительно удешевляло производство. Рассказывают, что когда Чкалов предложил лететь в Америку через Северный полюс, со Сталиным советовались по поводу выбора типа самолета. А когда Папанин готовился к своей экспедиции на Северный полюс, Сталин превратился в специалиста по метеорологии Арктики и лично руководил работами по спасению исследователей. При пересмотре системы водоснабжения Москвы Сталин погрузился в изучение карт, проектов и издержек производства. Говорят, что, изучая недостатки предложенных планов, он сэкономил для государства миллионы рублей. В статье отмечался солидный запас знаний Сталина по военной истории, включая некоторое знакомство с военными кампаниями Соединенных Штатов, начиная от битвы при Валлей Фордж до Виксбурга и Сент-Милэлья. «Эти виртуозные способности как нельзя лучше подтверждают представление о Сталине как о преемнике Александра Невского, Петра Великого, Суворова и других дореволюционных русских военных героев». По мере приближения конца войны все более углублялись противоречия Сталина с Черчиллем и Рузвельтом, Советского Союза с другими странами — участницами антигитлеровской коалиции. И несмотря на это, московский корреспондент двух самых массовых и популярных журналов в Соединенных Штатах давал столь высокую характеристику личных качеств советского руководителя. Это было убедительным свидетельством исключительно высокой и заслуженной популярности Сталина в самых широких кругах общественности не только США, но и других союзных стран. Автор статьи в журнале «Лайф» имел все основания назвать Сталина преемником Александра Невского, Петра Великого, Александра Суворова как военных героев России. Однако с одной существенной поправкой. Петр Великий вошел в историю не только как «военный герой», но в первую очередь как преобразователь России. То же самое можно сказать и о Сталине. Он был не только «военным героем», героем Великой Отечественной войны, но и подлинным преобразователем всей жизни страны. Автор подробно излагал биографию Сталина. Его привычки, особенности рабочего дня, что, когда и сколько он ест и пьет, сколько раз был женат, информировал о его детях. Показательно, что, рассказывая о Якове Джугашвили, Лаутербах отмечал: «Он ушел добровольцем в Красную Армию и в июле 1941 г. был захвачен немцами в плен. Нацисты пытались использовать его для целей пропаганды, но, судя по подпольным сведениям, Яков остался верен отцу и родине». Автор разделял широко распространенную на Западе уверенность, что Сталин женат третий раз. Он женат на Розе, младшей сестре Лазаря Кагановича, строителя Московского метрополитена, который сейчас занимает пост наркома путей сообщения. Роза никогда не появляется в общественных местах вместе со Сталиным, но, по слухам, он очень привязан к ней и ежедневно звонит ей в полночь из своего рабочего кабинета. Он редко заканчивает работу раньше трех-четырех часов утра, но поскольку с начала войны он спит не более пяти часов в сутки, он все же может уделить Розе несколько часов рано утром, прежде чем лечь спать. Огромная роль Сталина в государственной, партийной, политической структуре СССР была широко известна на Западе.
комментарии: 0 | просмотров: 218 | раздел: Союзники Сталина

Добавление комментария

Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт