популярное


«Кувандыкский завод КПО «Долина» - причастность к Великой ПобедеСамым знаменательным событием в том числе и для «Кувандыкского завода КПО «Долина» , является день Победы в Великой Отечественной войне. Ветеранов войны и тружеников тыла, которые работали на нашем предприятии, осталось 37 человек. Ежегодно, и этот юбилейный год не был исключением, начиная с начала мая, все наши ветераны получили поздравительные конверты от предприятия. У некоторых из них были взяты интервью и запечатлены на видеокамеру для истории. Это Дивицкий Аркадий Николаевич, Леонова Клавдия Григорьевна, Сабангулов Гайзулла Саффич, Корнев Петр Иванович, Гниломедов Василий Алексеевич.


Творчество столичных деятелей литературы и искусства в период эвакуации в ПоволжьеВ восточные регионы страны из прифронтовых районов направлялся гигантский поток людей, промышленного оборудования, материальных и культурных ценностей. За июнь– декабрь 1941 г. на восток РСФСР были переправлены 1523 промышленных предприятия, 1,5 млн вагонов с оборудованием, сырьем, топливом, эвакуировано 17 млн человек. Среди них много творческих коллективов, видных деятелей культуры. Только за осень 1941 г., основные тыловые регионы страны (Поволжье, Урал, Западная и Восточная Сибирь, Средняя Азия, Северный Казахстан) приняли 60 ведущих российских театров, более 500 членов ССП, 189 композиторов и 754 художника Москвы, Ленинграда, Украины.


НКИ в годы Великой Отечественной воины и послевоенное восстановлениеГоды эвакуации были годами тяжелых лишений и их преодолений, годами предельного напряжения сил, выполнения коллективом института своего патриотического долга. Институт - высшее учебное заведение - был сохранен. Всего за эти пять военных лет (1941-1945 гг.) Николаевский кораблестроительный институт выпустил 477 специалистов (из них 157 кораблестроителей, 225 механиков, 95 технологов). Это были годы напряженной борьбы коллектива за сохранение института, за выпуск специалистов, столь необходимых отечественной промышленности, работавшей тогда под девизом „Все для фронта, все для победы!".


Ученый совет ВНИИМ в годы Великой Отечественной войныВ условиях суровой блокадной зимы 1941-1942 гг. Совет вынужден был приостановить свою деятельность. С включением ВНИИМ Ленинградским горкомом ВКП(б) в список действующих оборонных учреждений и возобновлением подачи электроэнергии работа всех подразделений Института активизировалась, в том числе, Метрологического бюро, Научно-технической библиотеки, где было организовано получение книг по межбиблиотечному обмену «для лабораторий и сотрудников, работающих на оборону».


Из истории партизанской борьбы в Московской битвеОтправной точкой подготовки СССР к партизанской борьбе все авторы единодушно считают середину 1921 г., когда в первом номере журнала «Армия и революция» появилась статья М.В. Фрунзе «Единая военная доктрина и Красная Армия». При упоминании данной статьи обычно цитируется абзац седьмого раздела, где речь идет о партизанских действиях. Но цитирование только этого абзаца не совсем правильно. Если откроем первый том «Собрания сочинений» М.В. Фрунзе или «Сборник избранных произведений», то обнаружим непосредственную связь содержания седьмого раздела статьи с последним абзацем раздела шестого. Составители вынуждены принести читателю извинения за столь длинную цитату, но сделать это мы считаем необходимым.


Поле боя — Москва30 сентября 1941 г. немецкие войска начали «последнее» наступление своей «Восточной кампании» — операцию «Тайфун», имевшую главной целью охват и взятие Москвы. Над столицей нашей Родины нависла угроза непосредственного вторжения противника. С 19 октября 1941 г. в Москве было объявлено осадное положение. Защитники города изготовились встретить врага на подступах к Москве, на окраинах и улицах столицы. Но даже гарнизон Кремля не был последней линией, последним резервом Московской зоны обороны.


Танки «малютки»Постановлением ГКО 222 от 20 июля 1941 года выпуск 10000 танков Т-60 организовывался, кроме завода № 37, на ГАЗе и ХТЗ. Бронекорпуса и башни для них поставлялись с Ворошиловграде кого завода имени Октябрьской революции. Муромского паровозоремонтной) завода. Новокраматорского машиностроительного завода, Выксунского завода дробильно-размольного оборудования и Таганрогского завода «Красный котельщик». Чертежами и техпроцессом эти предприятия обеспечивали завод № 37 и завод имени Орджоникидзе, причем это были чертежи машины с упрошенным корпусом и башней.


Модернизация танка  Т-60В ходе серийного производства Т-60 неоднократно делались попытки улучшить характеристики танка - все прекрасно понимали, что его боевая ценность весьма невысока. Так, еше в августе 1941 года конструкторское бюро завода № 92 в Горьком по своей инициативе приступило к проектированию пушки ЗИС-19, предназначенной для вооружения танка Т-60. Она представляла собой 37-мм орудие со стволом в 66,7 калибра, начальной скоростью снаряда 915 м/с и баллистикой 37-мм зенитки образца 1939 года.

партнеры


Зарубежная пресса о Сталине

дата: 8-03-2011, 01:24 просмотров: 306 раздел: Союзники Сталина
Агентство Гавас работало на международное общественное мнение. Оно пыталось доказать, что не мюнхенская политика Англии и Франции, упорно толкавших гитлеровскую агрессию против СССР, а сам Советский Союз развязал Вторую мировую войну. Без ответа в радиосообщении оставался очень важный вопрос: почему в «докладе» Сталина утверждалось, что сохранение мира «примет... опасный характер» для Советского Союза? Ведь СССР не был готов к войне, и его интересам, безусловно, соответствовало оттянуть ее начало, а лучше — сохранить мир. Дальнейший ход мысли Сталина радио Женевы излагался следующим образом: «С другой стороны, — говорил Сталин на Политбюро, — если мы примем известное вам германское предложение о заключении с Германией пакта о ненападении, то Германия, конечно, нападет на Польшу и вступление в войну Англии и Франции станет неизбежным. При этих обстоятельствах мы будем иметь много шансов на то, чтобы остаться вне конфликта и сможем занять выжидательную позицию с выгодой для себя. Это полностью отвечает нашим интересам. Таким образом, наш выбор ясен. Мы должны принять германское предложение и отправить с вежливым отказом домой англо-французские миссии. Не трудно предвидеть, какие преимущества мы получим при подобном разрешении вопроса. Для нас ясно, что Польша будет уничтожена еще до того, как Англия и Франция придут к ней на помощь. В этом случае Германия уступит нам часть Польши до Варшавы, включая Украинскую Галицию». Процитированная часть «выступления Сталина» преследовала четкую цель — возложить вину на Сталина за провал переговоров в Москве между СССР, Англией и Францией. Читателю внушалась мысль, что Сталин сорвал переговоры, отправив «с вежливым отказом домой англо-французские миссии». Сталин, в трактовке агентства Гавас, в деталях излагал преимущества для СССР от заключения пакта: «Германия предоставляет нам свободу действий в трех балтийских странах. Она не противится возвращению России Бессарабии. Германия готова уступить нам как зону влияния Румынию, Болгарию и Венгрию. Открытым остается вопрос о Югославии. Разрешение этого вопроса зависит от того, какую позицию займет Италия. Все это при учете, если Германия выйдет из войны победительницей». Однако, продолжал Сталин, мы должны предвидеть как возможность поражения, так и возможность победы Германии. Рассмотрим вариант германского поражения. Сталин считал, что в случае поражения Германии есть шансы создать в этой стране советский строй. Но Англия и Франция сохранят еще достаточно сил, чтобы занять Берлин и разрушить советскую Германию, и СССР не будет в состоянии оказать ей эффективную помощь. «Таким образом, — резюмировал Сталин, — наша цель — добиться того, чтобы Германия смогла вести войну возможно более долгое время с тем, чтобы Англия и Франция устали и не были бы в состоянии разбить советскую Германию». Сталин продолжал: «Отсюда наша позиция: полностью оставаясь нейтральными, мы экономически помогаем Германии, поставляя ей сырье и продукты питания... В то же время мы должны активно вести коммунистическую пропаганду, особенно внутри англо-французского блока и специально во Франции. Мы должны быть готовы к тому, что в этой стране наша партия будет вынуждена в военное время отказаться от легальной работы и перейти к подпольной деятельности. Мы знаем, что такая деятельность требует больших средств, но мы должны без колебаний пойти на эти жертвы. Если эта подготовительная работа будет произведена надлежащим образом, безопасность советской Германии будет обеспечена. Эта последняя сможет содействовать советизации Франции. Для всего этого, как я уже сказал, более всего необходимо, чтобы война длилась возможно более долгое время, и именно сюда должны быть направлены все находящиеся в нашем распоряжении средства». Рассматривая вторую гипотезу — победу Германии, Сталин отмечал, что некоторые считают, что подобная возможность представляет для нас наиболее серьезную опасность. В этом предположении имеется доля истины, но ошибочно думать, что эта опасность столь близка и столь велика, как это некоторые себе представляют26. Если Сталин действительно рассматривал возможность подобного развития событий и не видел ничего страшного в возможной победе Германии, то объяснение этому можно было найти только в том, что, по мнению авторитетных советских разведчиков, он установил контакты с Гитлером еще в 1934 году. Сталин и Гитлер поддерживали связь в обход МИД и разведки. В переговорах с Гитлером участвовал личный посланник Сталина, торгпред в Берлине Давид Канделаки, с немецкой стороны — имперский министр Я. Шахт. Шахт, пережил своего вождя. Канделаки, увы, — нет. Возможно, он не слышал одну старую английскую мудрость: «Когда монарх доверяет подданному государственную тайну, тот не должен удивляться, услышав по себе колокольный звон». Канделаки был расстрелян в 1937 г. Эти контакты между Сталиным и Гитлером, писал В. Кривицкий, велись с 1934 г. Возвращаясь к сообщению агентства Гавас, отметим, что оно информировало и о том, что столь же подробно Сталин излагал последствия победы Германии с точки зрения интересов СССР. Советский руководитель заявлял, что надо сделать все необходимое, «чтобы война, будучи объявленной, продолжалась максимально долго». В заключение сообщения говорилось: «Доклад Сталина, прослушанный с благоговением, не вызвал никакой дискуссии. Были поставлены лишь два вопроса, на которые Сталин ответил. Предложение Сталина о принятии пакта о ненападении с Германией было единогласно принято. Затем Политбюро приняло решение, обязывающее председателя Коминтерна Мануильского выработать вместе с секретарем Димитровым и под личным руководством Сталина инструкции для иностранных коммунистических партий». Привожу изложение пространного сообщения агентства Гавас в качестве примера того, как в англо-французском блоке объясняли решение Сталина о необходимости заключить пакт с Германией. За достоверность этой информации, особенно за подробное изложение доклада Сталина на Политбюро, трудно поручиться. Доклад Сталина изложен подробно, в протокольном стиле. Однако известно из ряда мемуаров советских руководителей, что протоколы на заседаниях Политбюро не велись. Советско-германский пакт 1939 г. справил свою годовщину. Надежды оптимистов из англо-французского блока на то, что флирт между Сталиным и Гитлером будет непродолжительным, явно рушились . Военное счастье обходило стороной западные демократии, а сотрудничество между СССР и Германией все более развивалось, порождая растушую тревогу и в Великобритании, и за океаном. С особым напряжением за Москвой и Берлином наблюдали с Британских островов. После капитуляции Франции 22 июня 1940 г. Англия один на один вела тяжелейшую войну с Германией, которая использовала военно-экономический потенциал фактически всей Европы, оккупированной немцами. Англия получала большую и все возраставшую экономическую и военную помощь от Соединенных Штатов. Однако, как обоснованно заявляла одна из английских газет, эта помощь уравновешивалась советско-германским многосторонним сотрудничеством. Каковы же были перспективы войны для Англии в этих труднейших условиях? Куда пойдет дальше Советский Союз? Каких новых неожиданностей можно было ожидать от Сталина? Во многом на эти важнейшие вопросы отвечала статья «Советские цели войны», опубликованная 4 октября 1940 г. в английском журнале «Фри Юроп»: «Каким образом Сталин намерен использовать обстановку, созданную войной? Какова его политика в Европе и в Азии? Сколько времени могут продолжаться его дружба и сотрудничество с Гитлером? Прежде чем попытаться ответить на эти вопросы, — говорилось в статье, — мы должны понять внутренний склад ума советского диктатора, психологические мотивы его политики». Автор констатировал: Сталин убежден, что мировая коммунистическая революция совпадает с интересами Советской России. Он не может представить себе Россию без него, без коммунистической партии, без советской системы. Он искренне верит, что Россия может существовать и процветать только при одном том условии, что капиталистическая цивилизация будет ослаблена и уступит место коммунистическому строю. Автор глобально оценивал советские внешнеполитические цели: постепенный раскол цивилизованных стран под ударами войны даст Советскому Союзу возможность укрепить свое господство. Его ближайший план — использовать национал-социалистскую Германию в качестве тарана против демократических держав. Он надеется, что борьба против демократических стран настолько истощит Германию, что она не будет в состоянии напасть на СССР, и что он сам накопит достаточно сил, чтобы включить Германию в состав советской мировой федерации». Автор в деталях исследовал конечные и ближайшие цели в войне обоих партнеров по пакту 1939 г. : «Было бы ошибочным предполагать, что в настоящее время отсутствует единство цели между Сталиным и Гитлером. Их конечные цели могут быть противоречивыми — фактически так оно и есть. Однако ближайшие цели Гитлера и Сталина точно совпадают. Оба они ненавидят демократию, и оба хотели бы видеть Британскую империю разрушенной. Ненависть Сталина к Англии еще более сильна, чем ненависть Гитлера. Он считает Британскую империю оплотом капиталистической цивилизации и убежден, что разрушение этого оплота позволит коммунистическим силам развернуться во всем мире». Устремления Сталина, подчеркивал автор, не ограничиваются восстановлением границ старой Российской империи и аннексией стран со славянским населением. Как Гитлер, Муссолини и японские империалисты, Сталин претендует на лебенсраум (жизненное пространство. — Р.И.) для СССР. Надо полагать, что его притязания носят экспансионистский характер и выходят далеко за пределы законных интересов русской нации. В рассмотренной статье обращает на себя внимание постановка вопроса о стремлении Сталина к мировому господству. Автор тем самым подводил читателей к выводу, что этот курс советского лидера не отличается от политики Гитлера, открыто провозгласившего в своей книге «Моя борьба» планы установления в мировом масштабе «нового порядка». Если не говорилось прямо, то подразумевалось, что оба претендента на мировое господство не случайно заключили между собой пакт 1939 года. Статья в английском журнале «Фри Юроп» лишний раз доказывала, что, подписав пакт о ненападении с фашистской Германией, Советский Союз поставил себя в сложнейшее политическое и морально-психологическое положение, дав возможность обвинять себя в пособничестве агрессивной политике гитлеровской Германии. В ноябре 1940 г. состоялись визит народного комиссара иностранных дел Молотова в Берлин и его встреча с Гитлером; предпринята эта поездка была по инициативе германской стороны. Визит Молотова в Берлин был очень непродолжителен. 9 ноября 1940 г. его провожали на Белорусском вокзале в германский вояж, а 13 ноября здесь же наркома иностранных дел встречали после завершения его миссии. Однако значение этого короткого визита было исключительно важным. С момента подписания в августе 1939 г. советско-германского пакта это была первая и единственная советско-германская встреча на столь высоком уровне. И естественно, что она вызвала самые оживленные комментарии, в первую очередь в демократических странах Европы. В период с 11 по 13 ноября все крупнейшие газеты Англии, Франции, США уделили встрече Молотова с Гитлером самое большое внимание. Лондонская «Тайме» заявляла: «Гитлер будет, по-видимому, давать всякого рода обещания русским, потому что он застрял на Западе. Обе стороны готовы пойти на большие уступки, чтобы избежать войны». В демократических странах прекрасно знали результаты переговоров Молотова с Гитлером в Берлине в 1940 г. Английский автор подчеркивал, что Гитлер в случае своей победы «обещал России богатое вознаграждение в обмен на сохранение мира на Востоке. Он смог обещать ей Персидский залив и всю Индийскую империю. Какое контрпредложение могли сделать союзные страны в ответ на эти щедроты?»30а. Широкий жест Гитлера, пообещавшего Молотову передел сфер влияния мирового масштаба, был хорошо известен в Англии и в других странах антигерманского блока. Но они были не менее информированы и о том, что это было только обещание, причем в провокационных целях. Гитлер рассчитывал на то, что СССР согласится на этот передел мира и будет нести такую же политическую и моральную ответственность за агрессию, как и фашистская Германия. Комментарий «Тайме» был обоснованным. Гитлер, действительно, предложил Молотову пересмотр сфер влияния мирового масштаба. Соответствовало действительности и мнение о том, что в момент визита Молотова в Берлин Германия еще не была готова к войне против Советского Союза ни с военной, ни с политической точки зрения. Что касается СССР, то курс Сталина был очевиден — оттянуть начало войны для Советского Союза на максимально длительный срок. Английская «Дейли геральд» писала: «Германия оказала максимально возможное дипломатическое давление на Россию, поддерживая это давление концентрацией 100 армейских дивизий вблизи советских границ. До сего времени она добилась некоторых успехов. Теперь она желает добиться позитивного сотрудничества, чтобы Россия в той или иной форме присоединилась к пакту трех». В этой публикации обращало на себя внимание сообщение о концентрации на советских границах 100 германских дивизий31. Не надо было быть военным и политическим стратегом, чтобы сделать из этого вывод: такая огромная сила не может долго бездействовать, нападение Германии на СССР неизбежно и произойдет оно в кратчайшие сроки. Как известно, Сталин тем не менее игнорировал все факты, свидетельствовавшие о неизбежности, и в самом ближайшем будущем, агрессии Германии против Советского Союза. Маниакальная уверенность Сталина в своей правоте, стоившая СССР таких чудовищных жертв, поразительна. И она еще ждет своего объяснения. Ассошиэйтед Пресс, комментируя визит Молотова в Берлин, сообщало: «Поездка имеет целью укрепление советско-германских отношений, не заключая военного союза. СССР, возможно, согласится на раздел сфер влияния в Турции и на Ближнем Востоке. Поездка вызвала серьезные опасения в Турции, которая желает благоприятного нейтралитета СССР, но будет воевать в случае возникновения для нее угрозы». Газета «Нью-Йорк тайме» предсказывала заключение советско-японского соглашения. Прогноз подтвердился. В апреле 1941 г. действительно было подписано советско-японское соглашение о нейтралитете. Интерес же американской стороны к японскому аспекту визита Молотова в Берлин был понятен — на Дальнем Востоке назревал новый грандиозный военный конфликт, схватка между США и Японией. Эта же газета поместила статью Пертинакса, в которой говорилось : Германия заявляет о признании того, что вступление германских войск в Румынию выходит за рамки советско-германского пакта и что она готова пойти на большие территориальные уступки, в том числе пересмотреть бессарабскую границу, в результате чего Советский Союз получит суверенитет над северной частью дельты Дуная. От Советского Союза требуют оказать давление на Турцию и, в случае необходимости, спровоцировать смену режима в этой стране. В сообщении из Лондона от 11 ноября 1940 г. вашингтонский корреспондент газеты «Дейли телеграф энд морнинг пост» информировал: «В Вашингтоне считают, что позиция Советского Союза состоит в том, чтобы ценой, если надо, самых больших жертв избежать войны, но одновременно быть готовым "захватить любую дополнительную территорию, которая может оказаться доступной для Советского Союза в результате военных операций, проводимых другими державами"». В том случае, сообщал корреспондент, если будет достигнуто советско-японское соглашение, оно не будет особенно стабильным и продолжительным. Однако даже если оно будет носить только временный характер, то и тогда это соглашение может быть «прелюдией к продвижению Японии к Голландской Индии, чтобы вынудить американское правительство принять решение о своей политике на Дальнем Востоке раньше, чем этого можно было ожидать». Вашингтонский корреспондент агентства Ассошиэйтед Пресс сообщал: «Перспективы американских попыток улучшить отношения с Советским Союзом кажутся сегодня менее благоприятными в связи с визитом Молотова в Берлин. Официально посещение Молотовым Берлина не комментируется в ожидании более полной информации по поводу советско-германских переговоров. Однако в общем сообщение об этом расценивается как свидетельство продолжающегося тесного сотрудничества между СССР и Германией. Переговоры государственного департамента США с Уманским (посол СССР в США. — Р.И.) по торговым вопросам продвигаются очень медленно. США дали разрешение на закупку станков для СССР на сумму в 7 млн долларов, но, как передают, Советский Союз рассчитывал на большее». Далее корреспондент заявлял, что продолжение советско-американских переговоров, очевидно, будет зависеть от результатов визита Молотова в Берлин и размаха германо-советского сотрудничества. «Вашингтон пост» отмечала провал попыток оторвать Советский Союз от держав оси. Советский Союз и Германия уже достигли нового соглашения. Условия его неизвестны, но они означают по крайней мере нейтралитет СССР в отношении держав оси на Балканах. Возможно, хотя и менее вероятно, что Советский Союз готов активно сотрудничать с Германией, Италией и Японией в создании «нового порядка» в Европе и Азии. В связи с неспособностью Германии быстро разгромить Англию, позиция Советского Союза для заключения сделки изменилась. Размеры советского сотрудничества с державами оси будут видны из развития событий в Турции и Китае. В приведенном американском комментарии звучал регулярно повторявшийся в демократических странах Запада мотив — после подписания советско-германского пакта 1939 года СССР стал пособником агрессивных планов стран оси в установлении «нового порядка» в мировом масштабе. Юнайтед Пресс, комментируя поездку руководителя советского внешнеполитического ведомства в Берлин, указывало, что Молотов отправился в Берлин как осторожный посредник, а не как проситель. Молотов ставит своей целью защиту советских интересов . Предположение, что Советский Союз намерен присоединиться к державам оси и распространить войну на Юго-Восточную Европу, не объясняет, каким образом этим самым Советский Союз будет постоянно извлекать выгоду. Более вероятно, что Молотов отправился обсудить советско-германские вопросы, а не большую стратегию держав оси. «Советская и германская армии стоят друг против друга в Финляндии и Румынии, поэтому поездка Молотова будет успешна, если она даже временно разрядит напряженность такого положения». В комментарии Юнайтед Пресс признавалось, что Молотов не был в Берлине «просителем», что Советский Союз, Сталин, пойдя на подписание пакта с Германией, сохраняли свой, отличный от рейха внешнеполитический курс. Ассошиэйтед Пресс доказывало, что поездка свидетельствует о неудаче английской дипломатии добиться сближения с Советским Союзом. В Швейцарии заявляли, что советское правительство считает нынешний момент, когда Англия оказывает сопротивление и Рузвельт переизбран на пост президента, наиболее подходящим для того, чтобы заставить Германию платить высшую цену. Румынская газета «Кувынтул» писала: «Неспособность английских интриганов заключается в том, что они не поняли великой речи Сталина (на XVIII съезде партии. — Р.И.), в которой он отказался "таскать каштаны из огня в интересах западных капиталистов". Визит Молотова настолько углубит германо-русские отношения, что можно будет создать базу для переустройства Европы и Азии». Румынский сателлит Германии явно не понял, что Сталин не собирался «таскать каштаны» из огня Второй мировой войны ни для Англии с Францией, ни для Германии. Румыния к рассматриваемому времени уже превратилась в сателлита Германии (вопреки советско-германскому пакту 1939 г.), и в высказываниях румынской печати, как видно из этого сообщения, отчетливо звучали холуйские нотки восторга по поводу фашистского «переустройства Европы и Азии».
комментарии: 0 | просмотров: 306 | раздел: Союзники Сталина

Добавление комментария

Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт