Первые сражения танковой группы Клейста на Украине (22 июня - 9 июля 1941 г.)

дата: 6-04-2011, 21:45 просмотров: 2084 раздел: 1-я танковая группа Клейста
Согласно плану, разработанному генерал-фельдмаршалом фон Рундштедтом, основная миссия в операции выпадала левому крылу группы армий (6-й и 17-й армиям и 1-й танковой группе). Выступая из района Люблина, обе армии и танковая группа должны были форсировать проход между Припятс-кими болотами и Карпатами, а затем прорваться к Киеву, дабы быстро вклиниться в правый фланг советских войск таким образом, чтобы окружить их, пройдя вдоль Днепра. Вторая составляющая группы армий должна была вступить в боевые действия лишь в начале июля. Ее миссия заключалась в продвижении вдоль Черного моря навстречу подразделениям, подходившим с северо-запада. Благодаря двум клешням этих огромных клещей все советские войска, расположенные к западу от Днепра, должны были оказаться в гигантской ловушке. Представляя собой ударную силу группы армий. 1-я танковая группа во взаимодействии с 6-й армией (с 26 июня танковая группа начала действовать самостоятельно) должна была атаковать в двух направлениях: на левом крыле 3-й моторизованный корпус, при поддержке 24-го армейского корпуса, наступал в направлении Житомир-Киев, в то время как на правом крыле 48-й моторизованный корпус, при поддержке 55-го и 34-го армейских корпусов 6-й армии, должен был наступать в направлении Дубно-Казатин-Умань. 14-й моторизованный корпус сохранялся в резерве в тылу.

Первые сражения танковой группы Клейста на Украине (22 июня - 9 июля 1941 г.)

Грозы, частые на Украине в летний период, замедляли продвижение танковой группы, превращая колеи в настоящую трясину. На фотографии (конец июня -начало июля 1941 г.) видно, как машины танковой группы (одну из них можно узнать по литере «К»», нарисованной на кузове) с трудом проезжают по грязи


Первые бои

22 июня оба моторизованных корпуса танковой группы (3-й на левом крыле. 48-й на правом) выдвинули свои головные части вслед за левым крылом 17-го армейского корпуса 6-й армии. В ходе первого дня наступления 44-й и 298-й пехотным дивизиям (в полосе 3-го моторизованного корпуса) удалось завладеть мостом через Буг близ Хрубешува, который остался невзорванным. Вслед за ними реку, в свою очередь, перешла 14-я танковая дивизия. На правом крыле Буг форсировали 57-я и 75-я пехотные дивизии 48-го моторизованного корпуса, которые затем овладели Кристинополем, открывая путь 11-й танковой дивизии. В 23.00 передовые части 11 -й танковой дивизии остановились на ночь и заняли круговую оборону к западу от Стоянова, приблизительно в 25 км от границы. Первая ночь на советской территории прошла спокойно. Однако 23 июня советское командование начало принимать ответные меры. Командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник Кирпонос приказал своим механизированным соединениям контратаковать, дабы отрезать немецкие войска от их тылов. 9-му и 19-му мехкорпусам 5-й армии надлежало атаковать севернее Ровно, 8-му и 15-му мехкорпусам 6-й армии - по другую сторону Бродов. 4-й мехкорпус направлялся к Сокалю и Радехову. К северо-западу от последнего и состоялось его мощное столкновение с 11-й танковой дивизией 48-го моторизованного корпуса. 23 июня в 3.30 утра 11-я танковая дивизия возобновила свое продвижение на восток. Ее головная часть, 1-й батальон 15-го танкового полка, овладела Стояновом, где были уничтожены первые советские танки. В 5.50 наступление возобновилось. Весь 15-й танковый полк (подполковник Рибель (подполковник Густав Адольф Рибель родился 13 марта 1896 г. в Бюрглен-Мюскау; в начале войны исполнял обязанности начальника штаба 19-го армейского корпуса. В октябре 1939 г. он стал начальником штаба 19-го корпуса, а позднее, 23 февраля 1941 г., принял командование 15-м танковым полком, которое осуществлял вплоть до 3 января 1942 г., когда был назначен командиром 24-го танкового полка. 1 октября 1941 г. он получил звание полковника, 1 августа 1942 г. - генерал-майора. Был убит в бою 23-го числа того же месяца. Кавалер золотого Германского креста) в полном составе наступал на Радехов. Воздушная разведка сообщила о крупных концентрациях вражеских танковых частей, наступавших к Радехову от Шелоева и из района восточнее Радехова. На рассвете на горизонте показался Радехов.

Первые сражения танковой группы Клейста на Украине (22 июня - 9 июля 1941 г.)


Танковое сражение у Радехова началось! На правом крыле танки 1-го батальона наткнулись на пехотные части, а затем проникли в деревню, где столкнулись с советскими танками. Уже вскоре три из них полыхали. Однако был подбит и один танк 1 -й роты. Его башня была сорвана, а командир, фельдфебель Ханс Альбрехт, смертельно ранен. В это время на правом крыле танки 2-го батальона, с 5-й ротой во главе, продолжали свое продвижение. «В то время как мы добрались до населенного пункта в боевом строю, - вспоминает Густав В. Шродек, - шум сражения заглушило ворчание множества танковых моторов. И тут мы попали под первый обстрел. Снаряды рвались вокруг нас с оглушительным грохотом. К счастью, они не причинили нам значительного вреда. Мы решили сделать последнюю остановку перед сражением. Мы открыли люки, чтобы осмотреть окружающую местность. В самом деле, мы еще не понесли потерь. На выезде из Радехова пылали три советских танка. Местность перед нами слегка поднималась, и мы не знали, что обнаружим за гребнем. Мы предполагали присутствие вражеского подразделения. Нужно было произвести разведку подходов к этому гребню. Командир нашего взвода, лейтенант фон Ренессе, который очень любил рисковать, вызвался добровольцем. Никто не оспаривал у него эту честь! Из последнего сообщения нам было известно, что впереди находился один из наших танков, а потом, рокоча, отъехали еще пять танков нашего 2-го взвода. Три из них были оснащены короткими 50-мм пушками, два других - 37-мм орудиями. Мы продвигались, выстроившись клином, навстречу неизвестности, предоставленные самим себе и связанные с нашей ротой только по рации. «Что с нами будет?» - думали мы. Мы остановились перед дорогой и послали донесение об обстановке. Ничего интересного. Мы находились в необитаемой местности. Никаких следов танка, который шел перед нами. Внезапно перед нами возник шум мотора. Внимание! Справа, следуя вдоль дороги, на взгорке появился танк, в 50 метрах позади - второй, затем третий и четвертый. Мы не можем опознать их, потому что нас ослепляет солнце. Мы все-таки думали, что это наши. Мы и на мгновение не допускали мысли, что это могут быть вражеские танки». Из предосторожности командир взвода запросил по рации, есть ли перед ними свои танки. Ответ был отрицательный, 2-й взвод находился на самой передовой. Внезапно люди лейтенанта фон Ренессе увидели красные звезды на башнях танков. Вернемся к рассказу Густава В. Шродека: «Наши сердца сжимались от страха, испуга, а может быть, и от радости, потому что думали, что сможем, наконец, себя показать. Неужели они нас не видели? Или приняли нас за своих? Наши силы были равны (...)И когда они оказались примерно в ста метрах от наших стволов, «танец» начался. Мы посылаем в них первый снаряд. Бум! Первое попадание в башню. Второй выстрел, и снова попадание. Но головной танк, который я подбил, продолжал двигаться как ни в чем не бывало. То же самое у моих товарищей по взводу. Где же наше хваленое превосходство над русскими танками? Нам всегда говорили, что достаточно «плюнуть» на них из наших пушек! Между тем как единственное, чего мы добились своей пальбой, это быстрое отступление вражеских танков. «Второй взвод, возвращайтесь! Второй взвод, возвращайтесь!» Послав еще несколько снарядов в спину убегающим русским, мы наконец заметили, что нас настойчиво вызывают по рации. Мы ответили: «Вели бой с четырьмя танками противника. Их тип неизвестен, так как не приведен в наших таблицах. Несмотря на несколько установленных попаданий, наша стрельба оказалась безрезультатной. Нам кажется, что наши снаряды от них только отскакивали. Вражеские танки отошли, не обороняясь. Должны ли мы их преследовать?» Лейтенант фон Ренессе получил приказ отступить и присоединиться к основному составу роты. По возвращении назад бойцы 2-го взвода с гордостью рассказали о своем «подвиге». Затем, заправившись горючим и пополнив боеприпасы, они начали засыпать в своих танках. Внезапно начался артобстрел. Снаряды падали вокруг танков 5-й роты. Левое ведущее гусеничное колесо танка Густава Шродека было повреждено, но быстро починено. Самолет-разведчик полка - «Физелер Шторх», - обнаруживший за гребнем большое скопление вражеских танков, движущихся к Радехову, передал в командирский танк полка следующее сообщение: «Приготовьтесь к сражению». Раздался сигнал тревоги, и менее чем через четверть часа в зоне видимости появились советские танки. Вернемся к рассказу Густава В. Шродека: "Десять -двадцать - пятьдесят - сто, их становилось все больше и больше. Первые снаряды свистели вокруг нас. Их недолеты были еще слишком велики. Поскольку наши собственные орудия были наиболее эффективны с расстояния 400 метров, нам приходилось сдерживать свои нервы, подпуская русские танки поближе. Небольшой изгиб местности скрыл от нас первую волну атакующих. Когда они вновь появились, у нас была наилучшая из возможных позиция для стрельбы. Все кругом утонуло в огне. Мой первый выстрел - и прямое попадание. Мой второй выстрел снес часть башни другого вражеского танка. Постоянно появлялись новые цели. Они выцеливались и уничтожались. Русские потерпели поражение. Они бросали в бой все новые танки из-за холма, но им не удалось прорвать наши ряды. Наши танки уничтожили при Радехове 68 русских танков (В действительности 46 танков, согласно воспоминаниям самого Густава В. Шродека, опубликованным по его свидетельствам), не понеся никаких потерь. Кому из наших можно приписать эти победы, определить было невозможно. Это была коллективная победа, в которую каждый внес свой вклад» (Отрывок из книги Der Weg war weit, Nechargemund 1973. S.14 (воспоминания солдат 4-й, 9-й, 11-й, 16-й и 18-й танковых дивизий).

Первые сражения танковой группы Клейста на Украине (22 июня - 9 июля 1941 г.)

Танки 11-й танковой дивизии проезжают через украинскую деревню (конец июня - начало июля 1941 г.). На первом плане - Pz III Под его башней можно заметить две эмблемы дивизии (круг, разделенный надвое вертикальной полосой, и знаменитый призрак, который также изображен на ящике, помещенном на платформе позади башни танка)



Итак, первое танковое сражение группы Клейста закончилось. Оно стоило жизни двум танкистам 15-го танкового полка, фельдфебелю Альбрехту и ефрейтору Пике (из 4-й роты), убитому русским из пистолета в тот момент, когда он отправился осмотреть внутри подбитый танк, где и находился этот раненый русский. После сражения у Радехова 11-я танковая дивизия продолжала свое продвижение. С наступлением темноты 110-й стрелковый полк, усиленный 2-й ротой 15-го танкового полка, продвигался на восток, не встречая значительного сопротивления со стороны советских войск. Головная 2-я рота достигла Щуровице, где создала плацдарм на Стыри. мосты через которую были уничтожены. В 23.00 15-й танковый полк остановился и возобновил свое продвижение на следующий день, в 2.30 утра... Что происходило в это время на левом крыле танковой группы? 24 июня 3-му моторизованному корпусу удалось прорвать фронт в секторе Взаимодействия немцев советские контратаки боевые столкновения Волынского к югу от Ковеля и продолжить свое продвижение на восток, несмотря на большие трудности с движением. Между тем на следующий день, 25 июня, он подвергся мощной контратаке с флангов и с тыла. Однако это не помешало 14-й танковой дивизии прорваться и достичь Луцка. Корпус подвергся новой контратаке в секторе Ровно.

Первые сражения танковой группы Клейста на Украине (22 июня - 9 июля 1941 г.)

Командование одной из танковых дивизий группы Клеиста выдвинулось вперед для того, чтобы воочию убедиться в продвижении танков



2 июля наступление 3-го моторизованного корпуса остановилось. Поскольку ситуация не развивалась, в подкрепление была прислана моторизованная бригада «ЛССАГ», стоявшая в районе Луцка. Ее авангард, разведбатальон под командованием штурмбаннфюрера СС Курта Мейера, выступил в Ровно с наступлением вечера. В своих мемуарах Курт Мейер описывает этот первый марш к фронту: «В нескольких километрах от Луцка, продвигаясь вдоль одной из железнодорожных веток, мы встретили последнее охранение какого-то пехотного батальона. Клубы густого дыма окутывали место, где был уничтожен русский танк. Темные леса тянулись по обе стороны дороги, по которой мы теперь направлялись на восток. Чтобы добраться до Ровно, нам нужно было преодолеть 60 километров. (...) С наступлением темноты я молча подал головной группе сигнал начинать движение. Сначала медленно, затем все быстрее головное подразделение приближалось к темным лесам (...). Уничтоженные русские танки попадались справа и слева от дороги. Поддеревьями были брошены машины и упряжки. В одном месте мы обнаружили 12 тщательно закамуфлированных русских танков Т-26, которые бросили из-за отсутствия горючего. Готовая в любой момент дать бой, наша группа проходила вдоль песчаной равнины, простиравшейся к северу. Вдруг я увидел, как головное подразделение, которое шло передо мной, исчезло, а 20-мм орудия бронеавтомобилей начали обстреливать группы деревьев. Четыре или пять таких групп теперь двигались к нам и с расстояния около 150 метров открыли огонь. Это тщательно закамуфлированные русские танки атаковали движущуюся колонну. В мгновение ока все бросились навзничь в канаву и наблюдали за поединком между нашими бронемашинами и вражескими танками. Несколько наших танков вступили в бой, положив конец этому неприятному делу. Через несколько минут движение возобновилось. Горящие танки еще долго были видны в темноте». В 22.00 основная часть «ЛССАГ» остановилась на «шоссе» близ Карлуп. В течение ночи людям обер-группенфюрера СС Зеппа Дитриха пришлось отразить несколько атак советских танков, появлявшихся с юго-востока. Во время этих боев было уничтожено 27 танков, в том числе один тяжелый танк КВ-1.

Первые сражения танковой группы Клейста на Украине (22 июня - 9 июля 1941 г.)

Тяжелый советский танк «KB»». Уничтожен в Дубно 2-й батареей полка «Генерал Геринг» 29 июня 1941 г.


В то время как разворачивались эти события, на правом крыле танковой группы, в авангарде 48-го корпуса, 11-я танковая дивизия прорвала фланги 5-й и 6-й советских армий около Дубно. формируя между этими двумя армиями брешь приблизительно в 50 км. 26 июня, в 6.30, после ожесточенного боя с советской пехотой и артиллерией, 15-й танковый полк овладел Влодавои. Но русские приняли энергичные ответные меры. Против 11-й танковой дивизии выдвигались значительные моторизованные силы. Около 14.00 15-й танковый полк столкнулся с советскими танками, появившимися с северо-востока. Отдельные части полка достигли района в 5 км к западу от Мизоча и в 20 км к северо-западу от Острога, но были остановлены советскими войсками, которые пытались осуществить прорыв и заблокировать дорогу, ведущую в Острог, атакуя с фланга. Однако эти атаки были отбиты, и положение к вечеру восстановлено. 27 июня в 0.00 движение возобновилось. В 5.00 11-я стрелковая бригада достигла Острога. Позади, в секторе Мизоча. 15-й танковый полк по-прежнему сражался с тяжелой советской артиллерией. В 15.00, когда он возобновил продвижение к Острогу, его атаковали вражеская артиллерия и танки. Десять батарей противника были уничтожены, а танки обращены в бегство. Эти изнурительные бои обескровили полк. 1-й батальон располагал теперь только 12 боеспособными танками. Но это не помешало его командиру майору Шмалю достичь Острога во главе своего полка. В ночь с 27 на 28 июня начался дождь, что позволяло надеяться на уменьшение активности советской авиации. Однако на рассвете 28 июня дождь прекратился и появились советские самолеты. Острожский плацдарм подвергся артиллерийскому обстрелу и атаке авиации противника, пользовавшейся абсолютным господством в воздухе. В течение трех дней передовые части 11-й танковой дивизии оставались в Остроге, отражая воздушные налеты один за другим (до 80 в день!), в то время как остальная часть дивизии по-прежнему оставалась в районе Дубно. Предоставленные самим себе части начали испытывать нехватку боеприпасов, несмотря на дополнительное снабжение, обеспечиваемое двумя «Хейнкелями-111». В течение дня 28 июня значительные моторизованные и танковые советские силы сделали попытки прервать сообщение с Дубно, но эти части были уничтожены. Вечером ситуация в Дубно стала критической. Советское командование использовало против города все средства, которыми оно располагало, включая шоферов и писарей! Атакующие были выбиты на окраину города. 29 июня бои вокруг Дубно велись непостоянно. Однако к 17 часам все атаки были отбиты и уничтожено множество танков (в том числе тяжелые танки КВ-2). 1 июля 11-я танковая дивизия продолжала упорное сопротивление на Острожском плацдарме.
комментарии: 0 | просмотров: 2084 | раздел: 1-я танковая группа Клейста
Использование материалов сайта с только разрешения автора и с активной ссылкой на сайт